газета «Центр Азии»

Четверг, 15 ноября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1998 >ЦА №27 >Виктор Тунев: Нищим на паперти я не подаю

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Виктор Тунев: Нищим на паперти я не подаю

Люди Центра Азии ЦА №27 (2 — 8 июля 1998)

Виктор Тунев: Нищим на паперти я не подаюПредприниматель Тувы – какой он и каков его образ жизни? Есть ли в Кызыле «новые русские»? Эта тема давно была интересна мне. Но, как оказалось, откровенно разговорить наши деловые круги не так-то просто.

 

Поэтому готовность Виктора Тунева к разговору меня очень обрадовала. Тем более, что я немного знала его раньше, когда не бы­ло у него ни шикарной «Тойоты» с кон­ди­ционером и люком на крыше, ни массив­ного бриллиантового кольца на пальце, ни не­спешно-представительной весомости в дви­жениях и речи. Изменился человек. Но все мы меняемся, только зачастую однозначно трудно сказать – в лучшую или худшую сторону.

Так кто же Виктор Тунев – пресло­вутый «новый русский» или именно тот пред­ставитель деловых кругов, чья энергия, напор возродят Россию, поднимут из унизительной нищеты Туву?

К Дому печати Виктор подрулил в точ­но назначенное время – в 16.00 – и этим уже расположил к себе. Так ценимую мною точ­ность, увы, редко прихо­дится встретить. Потом он с гордостью показывал свое юве­лир­ное предприятие на Рабочей, 40а – про­из­водственную мастер­скую «Саяны».

А потом мы едем к нему домой – в трехкомнатную квартиру, расположенную в весьма ободранной, как все кызыльские дома, девятиэтажке. Там располагаемся в комнате без особых примет, обставленной приве­зенным из Турции гостинным гарнитуром. На диване устраивается сын – один­над­ца­тилетний Максим. Рядом – жена Лена с вось­мимесячной Викторией на коленях. На полу – ротвейлер Корни – такая специаль­ная мощная охранная собака, которая жутко лает и бросается, когда ты входишь, а потом, когда уже сядешь, как бы сочтет тебя на время своей и будет тыкаться в колени мягкой слюнявой мордой.

Виктор, сейчас ты весьма солидный предприниматель. А с чего ты начинал?

– Начинал я в девяносто втором году с продажи газет демократического направ­ления. Возили из Москвы и здесь распро­страняли. Потом вместе с газетами стали возить из Москвы разную мелочь. Продавали сигареты, бижутерию, дешевую косметику.

Тогда в свободной продаже ведь прак­тически ничего не было, коммерческая торговля только начиналась и все шло на «ура». А потом – дальше, больше: поставили один киоск, другой.

А я помню этот первый киоск, он в центре города стоял, такой яр­кий, разукрашенный.

– Да, это был первый частный киоск в Кызыле. Он стоял в таком хорошем месте – прямо у кинотеатра «Найырал». Убрали его в связи с приездом Ельцина. Он как бы очень портил вид площади, и его терпели, тер­пели... А вот накануне приезда Ельцина пошла команда, видимо из правительства, навести красоту, очистить площадь, и наш киоск убрали.

Значит, хоть твой бизнес и начи­нался с демократическим укло­ном, ты сам же от демократа Бориса Николаевича и пострадал?

– (Смеется) Немножко.

Кто ты по образованию?

– Инженер-строитель. Родился в Кызыле, окончил школу № 8. Потом – наш политех­нический институт, работал мастером в «Кы­зылстрое», начальником участка. Затем – главным инженером строительного управ­ления «Нулевые циклы». А после этого уже перешел с госслужбы на частное поприще.

В то время строительство в Туве еще не пришло в полный упадок, и должность главного инженера была солидной, хорошо оплачива­лась. Бросить привычный, стабиль­ный заработок и отправиться в аб­солютно неведомое частное плава­ние на это шесть лет назад в Туве решались единицы. Почему ты рискнул и ушел с госслужбы?

– Меня очень сдерживали государствен­ные рамки. Ведь как было? Ты сдаешь объект – впереди идет представитель обкома, вторым – представитель горкома, за ним – представитель моего стройобъединения. А четвертым иду я – главный инженер. Руки по швам или к козырьку и отчитываешься «о проделанной работе». Работал-то ты один, а остальные, хотя никто из них не строитель, дают команды: «Это не так, это переделать, объект сдать завтра!»

Вот эти-то рамки и заставили заду­маться о том, что пора уходить и начинать свое дело. Без командиров.

Твой стартовый капитал при открытии своего дела?

– Ноль.

А сегодня, спустя шесть лет, каковы твои активы?

– В нашу систему входят магазины «Три семерки», «Изумруд», склады «Барс». А также производственный участок по изго­товлению ювелирных изделий – мастерская «Саяны».

Помимо этого, ты, почти как михалковский мистер Твистер, «вла­делец заводов, газет, паро­хо­дов». В том смысле, что явля­ешься одним из хо­зяев-учредителей теле­ком­па­нии «Тува ТВ» и ее газеты «Тува ТВ-ин­форм»?

– Да.

Интересный путь за шесть лет. От продажи газет к хозяину теле­компании и газеты, от торгов­ли к производ­ству. Но почему золото? Именно в золотых укра­шениях испытывает се­год­ня дефи­цит Тува?

– Когда мы открыли на улице Кочетова в доме № 104 магазин «Изумруд», специали­зирующийся на дорогих укра­шениях, я стал специалистом по продаже ювелирных изде­лий. Знаю ювелирный рынок по России, знаю заводы-изгото­вители, знаю, что пользуется спросом в Кызыле, в России, в мире. И, конечно, я начинаю открывать производство того, что хорошо знаю. Так ведь и было в России. Купцы сна­чала торго­вали, а затем, изучив рынок, открывали производ­ство, ска­жем, металлургическое, пиво­варенное. Так ведь и начи­нался капитализм в России: от купцов – к фабрикантам.

Так и я, торговец, начал свое произ­водство.

Раз уж ты коснулся истории, скажи, в вашем роду были достой­ные коммерческие, промыш­ленные примеры?

– Мой дед имел нормальное, крепкое хозяйство в Курской области – несколько ко­ров, лошадей. Его, как и других крепких му­жиков из их деревни, при советской влас­ти раскулачили. А вот купцов, промыш­лен­ни­ков в роду не было, и по линии жены тоже.

Лена: А вот как раз и были. Мой прадед по отцовской линии занимался торговлей зерном – поставлял его из Сибири в Ка­наду.

Виктор Тунев: Нищим на паперти я не подаю Выяснив, что в родословной все же имелись хозяйственные предки, вернемся к золоту. Почему все же именно оно?

– Почему именно золото? В Туве я не очень вижу другого производства, продукция которого была бы конкурентноспособна в России. Да, можно открыть в Туве производ­ства, продукция которых пользовалась бы спро­сом внутри республики. Как сырье может быть использована шерсть. Вот овчин­но-шубную фабрику сейчас построили – не знаю, получится ли там что-нибудь из этого или нет.

Но чтобы нашу продукцию можно было вывозить в Россию – я таких перспектив на сегодняшний день пока не вижу. А вот с золотом такая возможность есть.

Так вы планируете, что золо­тые украшения мастерской «Саяны» станут конкурентноспособными на российском рынке?

– Конечно. Сегодня наша продукция отвечает всем требованиям нормативов по ювелирным изделиям. Сейчас изделия поставляются только в наш фирменный мага­зин «Изумруд». Я уже отправил запрос в Пробирную палату об открытии специ­али­зированного прилавка для продажи фирменной продукции ювелирной мастер­ской «Саяны» в Абакане. Это для начала.

И какие украшения изготав­ливает ваша мастерская?

– Весь ассортимент. Но, в основном, коль­ца, сережки, подвески. Работаем с нату­раль­ным камнем, с гранатом, из синте­тических – с цирконием, фианитом, корундом.

Какие драгоценности пользу­ются наибольшим спросом в Туве?

– В центре России 70 процентов поку­паемых ювелирных изделий – это изделия с бриллиантами. 20 процентов – золотые изделия с синтетическими встав­ками, а 10 процентов – серебро. В Туве расклад другой. 80 процентов покупается изделия из золота, только 5 процентов – с бриллиантами, 15 процентов – серебряных. Это показатель нашего уровня жизни. Из-за этого с брил­лиантами мы дела не имеем.

В твоей ювелирной мастерской был сделан очень красивый золотой ключ Кызыла, который вручили новому мэру Александру Кашину во время вступления в должность. Сколько он стоит?

– Двадцать тысяч.

И кто же тот Буратино, который финансировал этот золо­той ключик?

– Предприниматели. Они не хотели бы афишировать свои фамилии – кто-то дал больше, кто-то – меньше. Никого не уго­варивали, сами несли деньги. Просто реши­ли внести свою лепту в историю Кызыла: ведь ключ будет переходящим – от мэра к мэру.

Все-таки будет или нет? Ведь Александр Юрьевич, отвечая на воп­рос о ключе («ЦА» № 21), отме­тил, что есть какие-то проблемы ключ никак официально не оформ­лен, не запротоколирован. Может, это пред­­приниматели ему лично и на­веч­но подарили?

– Нет, ключ переходящий.

Золото дело тонкое и от­крыть собственную мастерскую было, видимо, не так просто.

– «Не просто» – не то слово! Регистрация производителя ювелирных изделий прово­дится в Москве, в Российской Пробирной па­лате. Очень жесткие требова­ния. Ты должен иметь все необходимое: образование, при­боры, квалифицированных специалистов с удостоверениями о том, что они обучались в специальных ювелирных заведениях. У тебя должна быть вся нормативная доку­ментация, которую я, кстати, собирал по крохам в Москве, в Красноярске – только документация обошлась мне в две тысячи долларов. А оборудование? Одни специ­альные весы с точностью до тысячной грамма две тысячи долларов стоят. На сбор всего этого у меня ушло полтора года.

А где нашли специалистов?

– Нашел я их здесь, но все они – приезжие. Четыре мастера. А три ученика – уже местные.

А каковы взаимоотношения с влас­тями? Заинтересованы ли они в развитии в Туве предприни­ма­тельства? Или приходится ходить по кабинетам и давать взятки? Кстати, много ли взяток вы дали? Хотя, конечно, не скажешь...

(Хохочет. Успокоившись): Значит, по поводу того, заинтересованы власти или нет, скажу так: местная администрация на сегодняшний день заинтересована в пред­принимателях Кызыла, потому что это жиз­не­обеспечение города. Не сегодняшнего – зав­трашнего дня. Это и обеспечение горожан работой, это и приток денег городу в виде налогов.

А от правительства я заинтересованности никакой не почувствовал. Я подавал письмо на имя вице-президента Мельникова. Просил даже не финансы, а с отсрочкой предоставить сырье, которое у них просто без дела лежит – золото. Началась волокита, и ничего из этого не получилось.

Обращался и по поводу инвестиционных кредитов под очень надежные залоги и под продуманную программу развития произ­водства. Но – опять волокита, и результат – ноль.

Но кому-то дают эти кредиты, и немалые.

– Да, дают. Все инвестиции под открытие производств в районах, городе потом возникали в виде машин, квартир, купленных в Кызыле. Открылось буквально несколько частных пекарен, стоматология. Больше я не вижу, что где-то что-то заработало. Все инвестиции ушли в никуда. И с этим, конечно, надо разобраться и правительству, и правоохранительным органам.

Сегодня, с выбором в мэры Александра Кашина, ты, видимо, оказался в привилегированном поло­же­нии: с апреля отец твоей жены, твой тесть Генрих Эпп работает первым замом предсе­дателя админи­страции Кызыла?

– То, что там тесть сейчас работает... Даже трудно сказать, что от этого для меня изме­нилось... Я и раньше в администрацию захо­дил свободно и сейчас захожу свободно. Я был нужен администрации для решения во­просов по городу, мне нужна была админи­страция. Вопросы решались и, я думаю, и сейчас будут решаться. Потому что я работаю честно. В основном.

Лена: Насколько государство позволяет.

А на сколько государство поз­воляет быть честным? Можно ли пла­тить все налоги и не обанк­ро­титься?

Виктор: Сегодня, если платить все нало­ги в Кызыле и если у тебя еще несосто­явшаяся фирма, безусловно обанк­ро­тишь­ся. Состоявшаяся фирма, конечно, тоже может обанк­ротиться, но ей легче маневрировать: по-умному регистри­роваться, искать закон­ные пути по снижению налогов. А начи­нающий, если будет платить все налоги, то и полгода не просуществует.

В 1997 году в Туве была принята упрощенная система налогообложения для малого бизнеса. Она очень способствовала развитию предпринимательства. А в 1998 году Верховный Хурал повысил ставки и вернул все в старое русло. И это только губит предпринимательство в Туве. Потому что сегодня в Туве – самое высокое налого­обложение в России. Самый депрессивный регион принял самую жесткую систему налогообложения! Из этого выводы такие: пропишитесь в Абакане, зарегистрируйтесь там и туда платите налоги, а работайте в Туве. Но разве это выгодно для республики? А ведь непродуманная система налого­обложения именно на это толкает мелкий бизнес.

Вместе с развитием частного бизнеса появился и термин «новые русские». Появились и внешние отли­читель­ные признаки этих крутых бизнес­менов, кочующие вместе с ними из анекдота в анекдот свежей серии про «новых русских». У тебя все это есть: золотые цепи на шее, бритые затылки в охране, пальцы веером, сотовый телефон?

Виктор Тунев: Нищим на паперти я не подаюПальцы веером – точно, есть. Под сто­лом. (Смеется и показывает на журнальный столик, накрытый для чая. Столик, часть комплекта, привезенной хозяином из Турции гостиной мебели, оригинален. Столешница держится на подставке в виде огромной растопыренной пятерни). А если серьезно, «новые русские», с тем отрицательным от­тен­ком, которые в эти слова вкладываются, появились за Саянами на легких деньгах – посреднические операции, сделки за грани­цей. Там крутились огромные деньги, а ни ума, ни труда особого не надо было, помогали или родственные, или кри­ми­нальные связи. Вот оттуда и вышли те отри­цательные, которых мы подразумеваем под «новыми русскими».

А есть деловая часть, которая добилась всего своим трудом, работоспособностью.

Вилла или хотя бы обычная дачка за городом у тебя имеется?

– Нет. И я скажу, почему. Все деньги, вся прибыль пускается на развитие торговли, производства. На «потребление» отпуска­ются минимальные цифры.

Так ты, оказывается, держишь семью в черном теле?

– И себя и их. В разумных пределах, без роскоши. Такой, скажем, как «Мерседес» шестисотый и прочие дела. Хотя возмож­ность купить есть, если бы я плюнул на производство и все пустил на потребление. Но я, прежде всего, думаю наперед, думаю о производстве.

А позволить себе отдохнуть на модных, дорогих заграничных курор­тах, на Канарах, скажем, вы можете?

– Позволить можем, но мы не отдыхаем. В прошлом году я отдыхал с сыном в Сочи. Жена отдыхала два года назад в Болгарии. То есть, без роскоши, на таком уровне, чтобы отдохнуть, но без больших затрат.

А как вписывается в этот образ «экономного в быту бизнесмена» то, что в твоей мастерской для тебя изготовили оправу для очков из чистого золота?

– Это проба возможностей, своего рода эксперимент: а может ли мастерская сделать и такое изделие.

Мы выяснили, что к «новым русским» ты себя кате­гори­чески не от­носишь. А вообще они есть в Кы­зыле эти «новые русские», «новые ту­винцы»?

– Может быть, кто-то и старается быть похожим, но как таковым – с золотыми цепями, бритоголовых, на «Мерседесах» – их нет, потому что нет тех больших, легких, шальных денег.

А кызыльские бизнесмены дру­жат между собой?

– Конкуренция в Кызыле очень жесткая. Предпринимателей более-менее крупного плана не очень много. Конечно, они могут встречаться друг с другом, что-то обсуждать, договариваться. Но дружбы между ними нет и не может быть. Потому что, если ты хо­чешь находиться с кем-то в дружеских от­ношениях, между вами не должно быть денег и интересов по работе. Мы в семье придер­живаемся этого принципа.

Есть в Кызыле частные пред­приниматели, которых ты счи­таешь достаточно серьезными, ко­то­рых уважаешь за деловые ка­чества?

– Есть. Это торговая группа «Кардо» и ма­газины «Пять пятерок» Фонда ветеранов Афганистана под руководством Шолбана Кара-оола. У них все очень грамотно, куль­турно поставлено. Потом – фирма Рафика Сам­­данчапа и братьев Суге-Маадыр по обес­пе­че­нию мороженым. Владимир Сотнам – он раньше занимался коммерцией, а сейчас перешел к производству – закупил линию и отраба­ты­вает технологию произ­водства при­го­тов­ле­ния майонеза. Он тоже от тор­говли пере­шел к производству.

Вот таких предпринимателей я, конечно, уважаю.

Есть ли у кызыльских предпри­нимателей проблемы с рэкетом?

– Рэкет у нас в Кызыле к более-менее сильным сложившимся структурам не лезет. Он действует на более низком уровне. Да и организован он в Кызыле слабо.

«Недоработки», значит, у нас в этом вопросе. Но я знаю, вас и под­жигали, и взрывали.

– Два взрыва у нас было. Последний – год назад, второго мая. Взорвали киоск – он как карточный домик сложился. А в 1995 году был взрыв на базе – взорвали «КамАЗ» с рефрижератором. А поджоги были регу­лярными – я даже их и не считаю. Так что все было, и все чрезвычайные ситуации: по­жары, кражи – стали делом уже привыч­ным. Их уже чуть ли не в план работы ставишь.

А милиция кого-нибудь нашла?

– По взрывам и поджогам – ни­кого. Подозрения у них есть, но нет конкретных доказа­тельств.

У тебя есть идеал бизнесмена?

– Есть. Довгань. Это очень мас­штабный человек и бизнес­мен.

Да, интересный чело­век. Очень быстро распро­стра­нилась по России вод­ка с его симпатичным порт­­ре­том. Я чи­тала ин­тер­вью с ним, в ко­тором он гово­рит, что сам ни капли в рот не бе­рет. А мо­жешь ли ты поз­волить себе рас­сла­биться и забыть о деле?

–Алкоголь сам по себе я таким уж особым врагом для себя не считаю. На различных деловых встречах, переговорах, особенно за Саянами, он присутствует обяза­тельно. Это – как часть дела. Но такого, чтобы «рас­слабиться» в ущерб делу, у меня и в мыслях нет. За шесть лет наберется, наверное, всего дней тридцать выходных, когда я полностью отключился бы от работы, не проехал бы по объек­там. А рабочий день, включая субботу, у меня начинается с восьми часов утра. При­хожу домой обычно в семь-восемь часов ве­чера и еще час сижу на телефоне.

Лена: Час – это мягко сказано. До той поры, пока не заснет, он все время куда-то звонит. Что пришел человек домой, что не пришел – его фактически нет. Это особенно сложно для детей – им нужны родители, а родители постоянно заняты, у них масса дел.

А какова роль жены в делах мужа-предпринимателя? Скучая и перебирая многочисленные тряпки, ждать кормильца?

Виктор Тунев: Нищим на паперти я не подаюЛена: До того, как я родила второго ребенка, мы работали вместе. Сейчас я, ес­тест­венно, отошла от дел, занимаюсь детьми. Когда дочка немного подрастет, снова начну работать.

Виктор: Мы начинали дело вместе. И сейчас Лена продолжает помогать, хотя боль­шую часть времени отдает дочери.

Не намереваешься по примеру обеспеченных людей запереть жену дома?

– Нет, не собираюсь. Да и она такая – ее не очень-то запрешь (смеется).

Дочку вы назвали Викторией. Это в честь Виктора Виктория?

Лена: Дочь у нас – долгожданная. Папа очень хотел девочку. Но мы долго не могли решиться – надо было работать, работать. И когда в роддоме в Красноярске (я там рожала) ее увидела, то сразу решила: это – Виктория.

Виктор, а что ты подарил жене в честь рождения Виктории?

– Сейчас вспомню...

Лена: Ничего.

Виктор: Нет, не может быть, ведь что-то я дарил...

А что ты обычно даришь жене?

– Цветы и ювелирные украшения. Пред­почитаю бриллианты.

А как вы познакомились с Леной?

– В нашем политехническом институте. Я учился на третьем курсе, она поступила на первый.

И что, сразу пронзили сердце друг друга?

Лена: Довольно быстро. Хотя дружили долго – полтора года. Мне, когда я поступила в институт, было шестнадцать лет. Восем­надцать исполнилось к середине второго курса. Тогда мы и поженились.

Лена, а какой из подарков Виктора тебе особенно запомнился?

– Лучше всего из всех подарков я помню один, это было в самом начале нашей частной трудовой деятельности. Мы были по делам в Москве, и мне очень понравилась куртка – она была очень дорогая относи­тельно того, что мы могли себе тогда позво­лить. Я поме­рила, ничего не сказала, и мы ушли. А потом он и говорит: «Ты очень хочешь?» Пошел и купил. Это был красивый жест. И после, когда я иногда начинаю думать: «Вот он какой, все деньги в работу вкла­дывает», мне сразу вспоминается этот случай и я говорю себе: «Нет, он не такой, просто сейчас он действительно думает о работе».

Виктор: Цена той куртки была равна цене дачи. Она стоила семь тысяч. А дача стоила тогда пять-семь тысяч.

Я вижу, вы оба хорошо помните тот случай, только немного с разных сторон (Лена и Виктор дружно смеются, Виктория на руках у матери радостно гукает).

Лена, я знаю, что ты, хоть и учи­лась в политехе, не чужда искус­ству. Очень любила театр, даже в свое время в ТЮЗе у Айланы Ча­дамба за­нималась. А Виктор, напро­тив, та­кой прагматичный, деловой, совсем далекий от поэзии и роман­тики.

– Человек ведь способен развивать все свои качества. А такой целеустремленный чело­век, как Виктор, тем более. Когда мы ездили в Москву, мы всегда ходили в театры. А теперь он и без меня ходит. Хотя раньше один ни за что бы не пошел!

Даже уже без жены в театр ходишь?

Виктор: Да. Я посещаю Ленком. Регу­лярно в Москву езжу и практически каж­дый раз бываю в театре. Только вот в пос­ледний раз меня что-то в ночной клуб занес­ло! (Смеются).

Подаешь ли ты милостыню нищим на паперти?

– Нищим на паперти я никогда не по­даю. Будь то взрослые или дети. Но я всегда даю деньги, и даже немного больше, детям, которые работают: моют машины, помогают заправлять их, счищают с гаражей снег. Этим детям я всегда даю деньги и говорю: «Мо­лодцы!» Я всегда очень уважительно отно­шусь к труду, особенно детскому, и всегда его оплачиваю.

Просьбы о спонсорстве вы тоже игнорируете?

– Очень категорично. Мы помогаем толь­ко детскому спорту или инвалидам. Все ос­таль­ные просьбы о том, чтобы помочь раз­ным фондам, дать деньги на разные меро­при­ятия, мы отметаем. Только дети, их заня­тость детским спортом. И только инвалиды – те, кто больше всех незащищен.

Кем ты видишь своего сына в будущем?

– Я хочу, чтобы Макс продолжил мое де­ло, и хочу учить дальше именно с тем, что­бы он продолжил дело.

Помнишь сказку о золотой рыб­ке? Какие три желания ты зага­дал бы ей?

– Желания? (Задумывается). Ну, во-первых, чтоб дело процветало. Во-вторых, чтоб быть здоровым. В-третьих...

Максим: Себе-то пожелал, а про нас за­был...

Виктор: Ну да, в-третьих – здоровья моей семье.

А ты сам-то, Максим, что попросил бы у золотой рыбки?

Максим: А я по-хитрому сделаю: загадаю только одно желание – чтоб все мои жела­ния всегда исполнялись.

Виктор: Ну ты, Макс, хитер...

Я вижу в доме гитару и скрипку. Кто играет?

Лена: Скрипка – сына. Максим зани­ма­ется в музыкальной школе, а недавно увлекся английским – стал ходить на курсы в турец­кий лицей. А гитара – Виктора. Он ведь в ан­самбле играл в институте, бас-гитаристом был.

Виктор: Играл с Аликом Кувезиным, Игорем Караваевым.

Виктор Тунев: Нищим на паперти я не подаю Альберта Кувезина знаю, даже интервью у него брала в Москве, в ночном клубе, где он пел и играл. Он «поставил» на музыку. А ты почему бросил?

– Мы выступали в клубах, на концертах, на «веранде» немного играли. А потом аппа­ратура начала отказывать. Я считал: надо покупать новую и работать серьезно, а не делить заработанные деньги по карманам. В этом разошлись, и я ушел.

Лена: Виктор – весь в этом. Он, если за что берется, то делает все очень обстоятельно. Он ведь на двух последних курсах в поли­техе учился на одни пятерки. Сегодня иногда люди говорят: вот, ему хорошо, у него и то есть, и это. Но как он этого достиг! Это же огром­ный труд. Очень многие не выдер­живают такого ритма, а оценить самого себя и признаться, не способны – не выдержи­вают, не могут. А в Викторе это упорство зало­­жено с детства.

Мой отец и Виктор – оба очень трудо­лю­бивые люди. У них даже дни рождения рядом – у отца семнадцатого июня, у Виктора – восемнадцатого.

То есть, я выбрала себе мужа точно такого же, как мой отец. Более того – с его мамой у нас тоже дни рождения с разницей в один день. Она родилась седьмого февраля, а я – шестого.

Виктор, если за что-то берется, то делает это «от и до» и всегда доводит до конца. Вот он сидит вечером и говорит: «Что-то скучно жить стало, надо придумать какое-то новое дело. Нужна идея». И пока эту новую идею не придумает, не осуществит – не успокоится.

И какая же у тебя, Виктор, на сегодня идея?

– Идея есть. Не хочу загадывать: как получится, так получится. Как посмотрит власть, какие вообще условия будут в Туве – очень много разных сторонних причин, которые могут помешать или, напротив, помочь.

А идея такая – хочу построить в Туве ювелирный завод.

 

Прошло время…

21 июля 1999 года семью постигло ог­ром­ное горе: был убит отец Елены – вице-мэр Кы­зыла, председатель Регионального отделе­ния общероссийского движения «Демокра­ти­чес­кий выбор России», член политсовета обще­российской коалиции «Правое дело» Генрих Яковлевич Эпп. Взрыв машины и три выст­рела из пистолета «Макаров» про­звучали на пустынной дачной улице в 5 ча­сов 40 минут, когда Генрих Яковлевич выез­жал в аэропорт, чтобы проводить при­ехав­шего в Туву для прове­дения журна­листского расследования корреспондента газеты «Из­вес­тия» Юрия Снегирева.

Этот взрыв всколыхнул всю Россию. Вы­ступая в программе ОРТ депутат Гос­думы, лидер коалиции «Правое дело» Ирина Хака­мада сказала: «Подобное преступление – это двойной удар. С одной стороны – по власти, с другой – по демократическим предста­вителям».

Похороны Генриха Эппа и прощальный митинг на центральной площади Кызыла собрал огромное количество горожан. «Уби­вают лучших. Владислав Листьев, Лариса Юди­на, Галина Старовойтова, Генрих Эпп…», – сказал в последнем слове на кладбище спе­­циально приехавший из Москвы член коми­тета по обороне Госдумы и член полит­совета «ДВР» Сергей Юшенков. На похороны приехали представители законо­дательной и исполнительной власти из Красноярска, Абакана.

Началось следствие, но спустя два года убийцы не найдены…

Дело отца продолжила Елена. Она стала председателем регионального отделения «ДВР» и председателем координационного совета регионального отделения «Союза правых сил», а 19 ноября 1999 года пришла работать в мэрию, директором агентства по управлению муниципальным имуществом.

Виктор Тунев после трагической гибели тестя, став старшим мужчиной в семье, про­дол­жает развивать производство. Ювелир­ный завод он еще не построил, но открыл колбасный цех и хлебопекарный цех «Семь пекарей». Построил новый магазин в центре города, назвав его «Октябрьский», готовится к открытию ювелирного магазина в Крас­но­ярске.

 

Фото:

2. Семейный портрет в интерьере. Июнь 1998 года.

3. Виктор Тунев со своими мастерами-ювелирами, изготовившими золотой ключ от города Кызыла. Апрель 1998 года.

4. Ювелирное украшение «Made in Tuva».

5. Елена Тунева (Эпп) с мамой Галиной Афанасьевной у гроба отца. 23 июля 1999 г.

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 6)
Опубликовано 7 августа 1998 г.
Просмотров: 3377
Версия для печати

Также в №27:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru