газета «Центр Азии»

Суббота, 18 ноября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1998 >ЦА №30 >Петр Астафьев. Я стоял у гроба Сталина

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Петр Астафьев. Я стоял у гроба Сталина

Люди Центра Азии ЦА №30 (30 июля — 6 августа 1998)

Петр Астафьев. Я стоял у гроба СталинаПетр Васильевич Астафьев – легенда и гордость Пий-Хемского района, Герой Соци­алистического труда, депутат Верховного Совета СССР.

В течение 33 лет – председатель известного на всю республику колхоза «Красный пахарь». Четырежды орденоносец, человек, который провожал в последний путь Сталина, да не как-нибудь, а стоял в почетном карауле у его гроба.

Вспомните, сколько людей тогда было сбито и втоп­тано в мостовую, рвущихся, чтоб только хоть одним глазком глянуть на гроб этого страшного и такого привлекательного человека-бога, вождя. А тут... спо­койно стоял в карауле.

Каждый ребенок знал в Туране, кто такой Астафьев. Раньше. Теперь вряд ли. Пусть это интервью будет кому-то напоми­нанием, а для кого-то новым знакомством с человеком неординарным, прожившим жизнь полно и увлеченно.

Мы сидим с Петром Васильевичем в его уютном садике за домом, под большой раски­дистой лиственницей, где, как в лесу, чири­кают и поют на разные лады всякого рода пичужки, и ведем неторопливый разговор обо всем помаленьку.

Петр Васильевич, сколько вам лет?

– А вот нынче, в сентябре, уже 79 будет. Много. А кажется – и не жил совсем.

А сколько лет в Туране живете?

– Вот когда в Туране колхоз образовался, родители мои сюда и переехали, а до этого в Суши жили. Было это где-то в году трид­ца­том, что ли. Я тогда пошел в третий класс. Ро­дители вступили в колхоз, и я вместе с ни­ми работал. Весной – на вспашке, летом сено косил вместе со взрослыми, осенью сно­пы вязал, суслоны с женщинами ставил. Помню, одна из них, жена Федора Доронина, он тогда председателем был, сказала мне: «Ну, Петя, много ты девок, однако, попортишь».

Ну и что, сбылись ее слова?

– (Смеется). Да как сказать... Три раза был женатый, а так вроде ничего особенного не было.

Сколько классов вы закончили?

– Шесть проучился и убежал – бросил школу. Меня учеба как-то сильно не привле­кала, а вот работать я очень любил. В работе был какой-то бесшабашный. Да и семья у нас была большая – 12 человек детей, роди­тели уже старенькие, надо было помогать. И работу колхозную я любил. Уже тогда, мне было лет 13-14, без всяких бригадиров, без всего, я сам делал грядки, сеял овес, пшеницу, потом смотрел, где лучше, где хуже, записывал все в тетрадочку.

А на агронома не хотелось выучиться?

– Мы тогда и слова такого не знали. Хлебороб испокон веку сам знал, когда сеять, когда убирать. Нет, об этом я даже не думал.

А в колхозе, до того, как вас в председатели выбрали, на какой должности были?

Петр Астафьев. Я стоял у гроба Сталина– У меня был друг, еще в школе вместе учились, Вася Кунаев, вот он поехал в Элегест и там выучился на тракториста. При­ехал и ме­ня научил. Мы с ним на пару на ста­­рень­ком «Фордзоне» работали – это был самый первый трактор в нашем колхозе. Были два первых парня на деревне. Вечером, бывало, чумазые, в комбинезонах, нарочно не умывались, идем с ним на танцы, в клуб. Девкам показать, что вот, мол, мы, меха­низаторы, явились.

Девки-то, наверное, гужом за вами вились?

– Да нет, девки тогда скромные были, но вид­но было, что мы нравимся им, это я замечал.

А вы-то были в кого-нибудь влюблены?

– Был. Это я уже счетоводом работал. И в баскетбол любил играть. Я был среди на­ших ребят самым длинным, и чтобы выиг­рать, они всегда мне мяч подпасовывали, а я закидывал. А играли всегда на школьной пло­щадке. И меня заметила учительница, она толь­ко тогда приехала. Был такой Вален­тин Монастыршин, вот она его и спросила, а кто, мол, этот длинный парень? Ну, а он мне го­ворит: «Хочешь, познакомлю тебя?» Вечером на танцах и познакомил, потом в бок все под­пихивал: не робей, до дому проводи. Я набрался смелости и проводил до ворот. Так мы с ней до самой зорьки и простояли у ворот, потом еще несколько раз провожал.

В любви-то объяснились?

– Нет, не успел. Она уехала потом в Иркутск учиться. Я ей писал, а она раз ответила, а потом не стала писать. Ну и я не стал, подумал, что там парней много и без меня. Так у нас и не сладилось.

А кто эта учительница, если не секрет?

– Мария Васильевна Селина. Хорошая была девушка, тихая, скромная, симпатичная.

Значит, Мария Васильевна ваша первая любовь?

– Вот она, да.

Петр Васильевич, вы в 21 год стали председателем колхоза. Вам не было страшно, что не спра­витесь?

– Нет, никакого страха не было. Я был мо­лодой, сильный, мог работать днем и ночью, сутки напролет. Поспишь, не по­спишь, поешь, не поешь, а чтоб усталость была, не припомню. Ну, потом, правда, на курорты стал ездить, отдыхать. Не от усталости, а по­смо­треть море, людей, Москву. Первый раз по­ехал вместе с секретарем райкома Агар­ки­ным. Он меня сагитировал вместе с пред­се­дателем колхоза имени Кочетова Поле­вым. Где-то на станции я побежал покупать сыну гармошку, прибе­гаю – поезд стоит, а меня не пускают. Оказа­лось, это другой по­езд, а мой уже ушел. Ну, потом все же отправили меня, Агаркин с Полевым встре­чали. Пе­ре­садка была в Моск­ве, и одну ночь нам при­шлось про­вести на вок­зале. Спали прямо на полу, фу­файки под­стелили и спа­ли. Это мы на ку­рорт отпра­вились – в фу­файках и кирзо­вых сапогах, другого-то ничего не было. А дру­­­гой раз ездил с Мактаром, это был пред­се­датель кол­хоза «Красная звезда» в Ле­нинке. Вот с ним мы попали на похоро­ны Сталина.

Как это произошло?

– Мы возвращались с курорта, заехали в Москву и пошли в Тувинское поспредство. Это было в марте 1953 года, как раз умер Ста­лин, и нас включили в Тувинскую деле­гацию, в почетный караул. Нас подгото­вили, надели красные повязки, и пять минут мы стояли у гроба Сталина в почетном карауле. Корреспондент ТАСС, когда мы шли с вен­ком к Дому Советов, нас сфото­гра­фировал, и эта фотография была опубли­кована в га­зете «Тувинская правда».

Какие чувства вы испытывали, когда стояли у гроба Сталина?

– Я все присматривался к Сталину, как он выглядит. Волосы оказались у него сов­сем реденькими, не то что на портретах. Ли­­цо рябоватое, ну и говорят, что он оспой болел. Я был как-то немного разочарован.

Петр Астафьев. Я стоял у гроба Сталина А горе вы ощущали?

– Да нет. И жалости как-то не было. Прос­то было интересно. Мы ведь потом еще у Кремлевской стены стояли, в день похорон.

Петр Васильевич, когда вам присвоили звание Героя Соцтруда?

– В 1966 году, а через год уже колхозу вручили орден Ленина.

За что колхоз получил этот орден?

– Наш колхоз всегда был передовым. Начиная с 1952 года мы получали прибыль не менее миллиона рублей, нас тогда назы­вали колхоз-миллионер. И в животно­вод­стве, и в полеводстве, и по части культурной жизни мы всегда были впереди. Урожаи получали высокие – до 40 центнеров с гек­тара. Многие годы мы были участниками Сельско­хозяйственной выстав­ки в Москве, многие колхозники награж­дены медалями этой выставки. И я в том числе получил две золо­тые медали – малую и большую.

А работать много приходилось, чтобы держать этот уровень?

– Все работали с раннего утра до позд­него вечера, все праздники мы справ­ляли на работе, такая у нас специфика.

А вот сейчас, будь у вас моло­дость, силы, взялись бы вновь за «Красный пахарь», но уже в нынеш­них, современных условиях?

– Взялся бы. И я надеюсь, что люди бы на­чали работать. Я всегда находил с людь­ми об­щий язык. Мне люди доверяли, знали, что если я сказал – свое обещание выполню. Они во мне были уверены, и я в них был уверен.

А сейчас вы следите за жизнью «Красного пахаря»?

– Нет. Так, слухами пользуюсь, но особо не вникаю.

Почему?

– Тяжело это переносить, когда что-то не так делается: животноводство уменьшается, поля травой зарастают, пустеют, хотя они многое делают, стараются.

Какое время вам больше по душе нынешнее или то, прежнее?

– То... Только то время, до самой смер­ти, то. Та, народная жизнь, истинно демо­кра­тическая, справедливая, дружная. Все жи­ли по принципу – один за всех и все за одного.

Петр Васильевич, что застав­ляло вас работать буквально на из­нос, ведь, в конце концов, вы вынуж­дены были уйти с должности предсе­дателя по состоянию здоровья?

– Если можно так выразиться – влюб­ленность. Я был влюблен в жизнь, в это хозяйство. Я стремился к тому, чтобы лю­ди жили лучше.

Получалось?

– Получалось.

Контора, ферма, МТМ, гаражи все ведь строилось еще при вас?

– При мне. Школа в Билелиге, на Хуту магазин, клуб, школа, да много еще чего...

Петр Астафьев. Я стоял у гроба Сталина А с вами советуются, когда бывает очень трудно?

– Пожалуй, нет. Жизнь теперь совсем другая.

А школа родная, для которой вы так много сделали, вас вспо­ми­нает?

– Давно как-то приглашали на юбилей бригады, а последние годы – нет, никто не вспоминает.

А ведь знаменитая туранская школьная бригада, созданная еще в 1959 году, была организована и мно­гие годы действовала не без вашей помощи. Как это было?

– Когда в школе решили создать бри­гаду, Нина Васильевна Селина, тогда она была директором, пришла ко мне по­со­ве­товаться. Нужна была техника, нужна земля, и я одо­брил, обещал помочь.

И что сделали для бригады?

– А все. И землю дали, и технику, стан построили на свои средства. Когда нужно было, мы им пахали и боронили, ну а один трактор отдали совсем, чтоб ребятишки ездили, практиковались.

А школа помогала колхозу?

– Помогала. Картофель убирали каждую осень, хорошо помогали.

А помните, колхоз арбузы при­возил ребятишкам?

– Ага. Это мы их так вдохновляли – целую машину всегда отправляли.

А вам от бригады выгода какая-то была?

– Выгоды-то особой не было. Польза была одна – вырастить кадры для колхоза. И хотелось, чтобы ребята получили какую-то разрядку от учебы, закалку рабочую получили. И для школы это была большая поддержка – на заработанные деньги ребята ездили на экскурсии в Москву, в Ленинград, в Ульяновск, Шушенское.

Вы с Тока часто встречались?

– Приходилось, и не только на совеща­ниях, разных там сборах. Он к нам нередко сам приезжал, бывал на фермах, в квартирах у колхозников, в детских яслях, поля объезжал, скотные дворы обходил, с людьми разговаривал. Он без этого никак не мог. Замечаний строгих не делал, а все больше шутил, и доярки смеялись, и он смеялся. Если какие непорядки видел, делал потом зачемание мне, как председателю, да и то больше, как вроде, советовал.

Петр Астафьев. Я стоял у гроба Сталина А когда он у кого-нибудь в доме был, бывали такие случаи, что его к столу приглашали?

– Да, приглашали. И чай пили, иногда даже обедали. У меня он однажды обедал. У меня еще квартиры своей не было, жили мы у сестры жены. Ну, он так хорошо пообедал, еще помню пословицу высказал: «Не красна изба углами, а красна пирогами». Запомнил я это.

А отдыхать он к вам приезжал сюда?

– Приезжал иногда. Один раз проводили ночь на реке Одже, на рыбалке. Ночь ноче­вали у костра, уху варили, выпили немножко, конечно. А один раз ездили за ягодой, за голубикой.

Он сам брал ягоду?

– И сам брал, и мы ему помогали всей артелью. Секретарь райкома тогда еще с нами был – Харченко.

А на рыбалке, когда водочки выпивали, песни пели?

– Пели, долго пели. Тока любил русские пес­ни, особенно ему нравилась «Во куз­нице».

Вы просто с ним себя чувст­вовали или все же скованно?

– Я бы сказал, что скованно с ним никак себя почувствовать нельзя было, до того он был сам простой.

А на совещаниях он был уже другой?

– На совещаниях, в работе, он был, конечно, несколько иной. Но шуткой пере­броситься, анекдотом – это он и там мог.

Петр Васильевич, давайте поговорим немного о личной жизни о ваших женах, детях. Кто они?

– Моя первая жена Антонида Терен­тьевна Горбунова была учительницей. Позна­комились мы с ней в клубе, на танцах. Свадь­бу не справляли, а так – ее старики, мои ста­рики, сестры собрались, отметили немного, вот и все. Ну, жили мы хорошо, а потом она увлеклась водкой и умерла. Двое детей у нас было Валера и Лида, их теперь уже тоже нет. А с Елизаветой Григорьевной мы позна­комились уже в 1953 году, когда она приехала сюда работать зоотехником. Я председателем был, а она зоотехником. И так мы с ней подру­жились, а потом и жить стали вместе.

Вы с ней были как бы едино­мыш­ленники, да?

– Конечно, конечно. Я и раньше был заин­тересован, чтобы создать молочное стадо высокоудойное, чтоб была настоящая ферма. У меня большое к этому было стремление – и чтоб лошади были хорошие, и овцы.

Елизавета Григорьевна осу­щест­вила эту мечту?

– Да. Мы вместе ездили, отбирали пле­мен­ных производителей, по документам бра­ли самых лучших. Лошадей привозили – Ор­ловских рысаков, буденовской породы, других-то не было. А мне хотелось арабскую лошадь, но не было.

Из коров я хотел голландскую, черно-пест­рую. Я-то хотел, но министерство нам заглу­шило это дело, не дали. Но мы все равно не­сколько экземпляров купили. На Хуту и сей­час такие коровы есть, изменились уже, конечно, но узнать можно. Но, в конце концов, остановились на симментальской породе. Ели­завета Григорьевна создала стадо высоко­удойных молочных коров – это ее заслуга.

Что в вашей жизни большее мес­то занимало работа или семья?

– Грех сказать и утаить нельзя – работа. Детей я любил, но занимался ими мало, надо было больше. И Елизавета Григорьевна была такая же, как я. Она тоже дома не находилась, на Хут верхом на лошади ездила. У нее была кобылица по кличке Планета. Она везде на ней, даже когда машины были. Я – на ма­шине, она – на лошади.

В 1966 году вас избрали депу­татом Верховного Совета СССР. Кто еще с вами был избран от Тувы?

– Доярка из Каа-Хема Галина Блинова, из транспортной организации Ондар, имени теперь уже не помню, водитель автобуса. Чабан, тоже не помню имени; Пилюгин, Тока и Мендуме.

Петр Астафьев. Я стоял у гроба Сталина С Пилюгиным вам приходилось общаться? Он ведь был одним из кон­структоров космических кораб­лей, член-корреспондент, академик, дважды Герой Соцтруда.

– Я его хорошо знал, мы с ним на сессиях все время рядом сидели.

А кроме сессий?

– Он меня на дачу приглашал в Барвиху, но я не поехал. До сих пор жалею. А в Моск­ве он мне все время свою машину давал – «Волгу». Куда надо было съездить – я брал, ездил. Сюда приезжал, тоже встречались, раз­го­варивали.

А о чем говорили?

– Я ему про хозяйство свое рассказывал, но чувствовал, что ему это не интересно. На природу мы его приглашали, но он все время отказывался, говорил, что не любит природу.

Он чем-нибудь помог нашему району?

– Телевидение здесь появилось только благо­даря Николаю Алексеевичу Пилюгину. А я вот к нему ни разу не обратился, а он бы мог помочь – у него сила была большая.

Вы только однажды избирались в Верховный Совет?

– Мне предлагали еще раз баллотиро­ваться, но я отказался. Я тогда сильно болел, от перегрузок у меня было нервное исто­ще­ние и требовался отдых. В 1972 году я вынуж­ден был оставить свою должность и заняться другим, более спокойным делом. Я устроился егерем. Там была тайга, я был наедине с природой, и это меня постепенно исцелило, хотя и там не так-то просто все. Были весьма опасные моменты, но в целом эта работа дала мне заряд жизненной энер­гии и здоровье.

А охоту, рыбалку вы любите?

– Люблю, особенно охоту.

Последний раз когда вы были на охоте?

– В прошлом году еще белковал. А нынче собирались с Алексеем Ткачем, но он взял, да умер. Теперь не с кем.

И еще много-много о чем мы говорили с Петром Васильевичем. Собеседник он инте­рес­­ный, жизнь прожита большая, насыщенная собы­тиями. И я с удовольствием снимаю наши диа­логи на видеокамеру, записываю на дикто­фон, а иногда и просто слушаю, запоминаю, а он с неменьшим удо­вольствием делится со мной своим богат­ством – воспоминаниями.

Но иногда бывает горько и за него, и за нашу непутевую жизнь вообще. Человек столько сделал, а пенсия совсем небольшая, да и ту часто задерживают. Пришла как-то, а у него даже на сахар денег нет. Акции колхозные, или, как он говорит, пай, тоже ему не выделили. Он-то сам, вроде, ни на что и не обижается и не жалуется, так – нечаянно обронит слово, но ведь все и без того понятно. Лошадь до сих пор держит. Ее по весне чуть не украли, но Петр Васильевич сумел отстоять друга. Пешком-то ему теперь далеко не уйти, а так еще надеется в тайгу выбраться хоть ненадолго.

Вот такие у нас герои и такая у нас жизнь.

P.S. На днях я встретилась с директором колхоза «Красный пахарь» Валерием Нико­лаевичем Гончаровым, и оказалось, что Петру Васильевичу выделили причитаю­щийся ему пай. По справедливости.

Прошло время…

В конце июля 2000 года отмечалось 50-ле­тие поселка Хут – отделения бывшего кол­хоза «Красный пахарь». Одним их осно­вателей этого поселка был Петр Василье­вич Астафьев, которого хутинцы пригласи­ли на свой праздник как самого почетного гостя. И Петр Васильевич, несмотря на свои 80 лет, поехал, а потом вместе с президентом Шериг-оолом Ооржаком на вертолете летал на отдаленную чабанскую стоянку в местечко Хон. После празднования он еще два дня провел на Хуту за рыбалкой, которой увле­кается с детских лет. А в августе я встретила его на стадионе, где проходил футбольный тур­нир памяти Юрия Шелехова. Петр Ва­си­льевич очень активно болел за родную ту­ран­скую команду, в которой он когда-то сам был капитаном...

Фото:

2. Петр Астафьев с сыном Валерой (на коленях), женой Антониной, матерью, отцом и родными. 40-е годы. Сороковые годы.

3. Родные поля (фото из архива Туранского музея).

4. –

5. В газете «Тувинская правда» от 15 марта 1953 года на 2-й странице опубликовано фото с надписью: «Москва в траурные дни. Делегация трудящихся Тувинской авто­номной области направляется к Дому Советов для прощания с И. В. Сталиным». Впереди С. Тока, за ним – П. Астафьев.

6. Колхозный праздник. Конец 40-х годов начало 50-х.

Беседовала Татьяна ВЕРЕЩАГИНА

 (голосов: 3)
Опубликовано 30 июля 1998 г.
Просмотров: 2879
Версия для печати

Также в №30:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru