газета «Центр Азии»

Четверг, 27 июля 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1998 >ЦА №40 >Доровских Евдокия и Бусарова Александра: Вот так и живем, то плачем, то смеемся

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Источник: http://crimeahouse.msk.ru.

Доровских Евдокия и Бусарова Александра: Вот так и живем, то плачем, то смеемся

Люди Центра Азии ЦА №40 (1 — 7 октября 1998)

Доровских Евдокия и Бусарова Александра: Вот так и живем, то плачем, то смеемсяЖивут в Туране две бабуси. Старенькие. Обеим уже почти по 80 лет. Есть у них и дети, и внуки, они заботятся о них, приезжают, приходят, но бабуси предпочитают жить самостоятельно, объединившись в маленькую коммуну. Им есть о чем говорить, что вспомнить, хотя почти за три совместно прожитых года, наверное, переговорили уже обо всем. Одна из них и на улицу-то выйти не может, потому что совсем не видит. Бабусю эту зовут Евдокией Доровских, или просто бабой Дусей. А вторая еще немного видит, ходит в магазин, управляется по дому, а потому в этом маленьком обществе является главной. И зовут ее баба Шура, Александра Бусарова.

Когда я зашла в их маленький, но чисто прибранный домик, а точнее сказать, избушку, в которой было холодновато, они сидели за обеденным столом друг против друга и о чем-то мирно, как всегда, разговаривали.

О чем беседа, если не секрет?

Баба Шура: Дак о чем еще? Вот мере­каем, как жить дальше. Оно, конечно, может, и не пропадем совсем. Картошку, Бог даст, выкопаем, капуста выросла, насолим, лук тоже маленько есть.

А как лето-то жили? Пенсию еще и за июнь не получали.

– Тут спасибо Валере Петухову, Дуси­ному внуку, все под карандаш нам пока дает, уж пенсии на две, наверное, забрали. Да еще мимо этого сколько: то мяса возьму, тоже в долг, вчера вот на 67 рублей опять набрала.

А если бы не было Валеры, тогда как?

– Ну, не знаю тогда. Спасибо ему, большое спасибо, он нам не отказывает – что просим, он нам все доставит, привезет.

А вы слышали, что туранские пенсионеры собрались перекрыть трассу Абакан-Кызыл и требовать пенсии?

– Ну, а что мы этим добьемся? Да и на что мы годны, две слепые старухи? Нам туда еще и не дойти. Ничего нам не добиться. Мы вот две коряги тут сидим и думаем: «А о чем Москва думает?» Это я везде и всюду скажу, что нечестные люди там сидят, растащили всю Россию, а рабочему человеку – вот, фига! А они карманы набивают, банки пополняют.

Вы вот сколько проработали?

– Сколько? У меня общего стажу годов сорок пять наберется. Я всю войну в колхозе проработала, не смотря на молодость. По сколько нам лет-то было?

Баба Дуся: Война-то началась? По двад­цать одному году.

Баба Шура: По двадцать одному году… У меня уже двое детей было. Косили пше­ничку. Первый-то год урожай был хороший, а потом нечем было обрабатывать поля. Так вот такие комки земли и вот такусенькая пшеничка вырастет – мы ее косили на крабки.

Баба Дуся: Ты хоть знаешь, что за крабки такие?

Нет, понятия не имею.

Баба Шура: Погоди, кума, я сама рас­скажу. На литовку вот такие вот, как грабли, четыре зубца повесят тебе. Раньше, когда единолично жили, их легонькие делили, а в войну-то из всего леса сделают. И вот целый день держишь эту литовку на весу, дак потом и ночью руки не знаешь куда девать. Вот так и работали.

Баба Дуся: Вот так, мимленькая моя. И я тоже в войну в колхозе работала – на трак­торе.

У вас у самой было желание работать на тракторе?

Баба Дуся: Было, не было – послали, и все. Война. С одного трактора выбрасывают, в другой суют – запчастей нет, радиаторы текут. Ой-ей-ей, мученье было! Почти двад­цать лет еще на дороге проработала, сколько асфальту своими руками перегру­зила – те­перь пальцы вон стянуло.

А в ДРСУ вас вспоминают? Ор­га­низация-то, вроде, не бедная по срав­нению с другими.

Баба Дуся: Кто будет вспоминать? На­чальство-то все новое, я еще при Мишкине ра­бо­тала, при Кулакове, Исаеве. А сейчас кому мы нужны?

Баба Шура: О какой помощи сейчас может идти разговор? Кому это надо?

Скоро зима. Дрова-то у вас есть?

Баба Дуся: Вот именно, что дров-то нет. Из-за дров и сидим, горюем.

Баба Шура: Деньги бы давали, мы бы нужды не знали. В прошлом годе, поза­прош­лом, мы дров купим, наймем – расколят, сложат, все сделают. А сейчас что? Вот се­годня при­ехал, гудит: «Дров надо?» Надо, сы­ночек, надо, да денег нет.

Баба Дуся: Денег нет, брать не на что, на лекарство и то нет. Кончились таблетки, вто­рой день мучаюсь с головой, не знаю, куда ее девать.

Баба Шура (смеется): Повесь ее вон на рукомойник – легче будет.

Баба Дуся: Лучше на чурку, да топором…

Баба Шура: Я вот писать сейчас ничё не вижу. У меня муж был, он все писал, либо Иннокентий Иванович был бы жив, мы бы с ним сообразили, чё написать – пусть увозят всех пенсионеров на кладбище, братскую мо­ги­лу выкопают и дадут очереди две-три. К этому ведут! Какое может быть выжи­вание, если рабочие работают, шахтеры работают – по­че­му им нет денег? А про нас и говорить нечего…

Баба Дуся: Ну, хорошо, мы уже прожили свое. А вот дети, с детями-то как? У нее вот внучка в первый класс пошла, так ее соби­рали с миру по нитке – сколько уж слез про­­лили, пока собирали.

А как получилось, что вы вместе живете, ведь вы не родст­венницы даже?

Баба Шура: Мы, когда овдовели она в семьдесят четвертом, а я в семьдесят пятом – мы как-то быстро познакомились. А сын увез ее в Кызыл, обобрал и выбросил. Потом она оказалась здесь, в больнице, мы все соби­ра­лись ее проведывать, думали, что умрет – сильно плохая была. Ну, а потом одыбалась: мы, старой закалки, живучие! А потом я сына похоронила. Три месяца, не переставая, ревела – день и ночь. Вот сюда встану, в двери, и реву… ой, не знаю, как я тогда выдюжила… в родительский день я сходила на кладбище и пошла к Анне Доровских, вот ее золовке. Там уже было застолье, а Анна говорит: посмотри, кто у нас сидит. Я глядела, глядела, а мы чё-то взялись кумами зваться. Кума, говорю, хошь у меня недельку по­жить? Заревела. Обнялись, поплакали: «Ну, пой­дем». Ну, пожили недельку вместе, я и го­ворю: «Кума, а, поди, нам вместе и жить?» Она: «Ну, чё, кума, давай, я согласна».

И вот уж третий год живем. И все бы ладно, если б у нас хоть дрова были. Мне вот в голову одна дума впала: уехать бы в дом для престарелых, делать-то ведь мы все равно ничего не можем. Ну, готовить, я сготовлю, все соберу, уберу, вчера еще перестирала. Все Таня, дочка, ходила стирать, а вчера вечером выпила таблетку, утром еще, и у меня руки зашевелились, я скорей давай стирать. А если таблетку не выпью, я газ не могу зажечь, вот как болят руки. А таблеток совсем мало осталось, и денег нет…

Телевизор-то у вас есть?

– Есть, да тоже сломался. Ни радио теперь, ни телевизора.

А радио почему нет?

Баба Шура: Дак отключили, весь Туран отключили. Люди не платят, вот и отклю­чи­ли. Раньше и газеты я выписывала, и жур­на­лы, и численник у меня был, теперь ничего нет.

А как вы новости узнаета?

Баба Дуся: Когда радио работало – ра­дио слушали. Кума-то хоть в магазин, туда-сюда сходит, а я сижу, ничего не знаю. Сейчас вот сидим и не знаем, правильно у нас часы идут или нет.

Баба Шура: Я вот думаю: ну кто из руко­водителей бы мог сейчас поднять все заново? Сталина бы нам на один год, на один только год поднять. Вот он бы навел порядок, он бы все восстановил.

Баба Дуся: Первый Горбачев виноват. Теперь сидит там и самолеты имеет, купил там, на острове чё-то…

Баба Шура: Это кому-то я говорила? Виллу, говорю, Рая его купила. А она и спра­шивает: «А зачем Рае Горбачевой вилы?» (Смеется). Я объясняю: «Вилла – это такая шикарная дача, роскошная» (Обе смеются).

Баба Дуся: Вот так, миленькая моя, и живем: где поплачем, где посмеемся. То все смерти просили, а вчера вот решили: ну-ка ее, смерть, поживем еще, назло всем врагам. Кума духом воспрянула, все перестирала да еще в баньке помылись.

Баба Шура: Только баня-то неинте­ресная была, сухая баня.

Это как понять ­ неинтересная?

Баба Дуся: Ну, как «как»? По стопочке-то не было (смеются). Маленько разобьет нас, нам и полегче. А вот теперь нету.

Ну, надо Валере сказать…

Баба Шура: Нет, насчет этого он скуповат, он нас этим не балует. Тут недавно у кумы день рождения был. Глядим – они подъез­жают – Валера с Таней. Привезли ей два ха­лата, торт шоколадный, стряпню какую-то свою, на стол бутылку водки поставили и пиво еще. Ва­лера говорит: «Баба Шура, я приехал песни послушать». А я и говорю: «Валера, ты хо­чешь, чтобы я с одной бутылки запе­ла?» А он говорит: «Баба Шура, еще съез­дим!» Ну, если еще, то можно! (смеются) Посидели, попели песни и уехали. И мы довольны – не забывают стариков.

Значит, все не так уж плохо?

Баба Дуся: Да, вот дров бы нам только, тогда бы уж спрянули духом.

Да стопочку после бани?

Баба Шура: Ну, изредка. Мы больно силь­но-то не увлекаемся. Ну, изредка малень­ко надо. Иначе все – хамба будет. Хамба. Даже врач сказал: «Баба Шура, не забывайте это дело». Я говорю: «Да не знаю, как здоровье будет». (Обе смеются).

Вот такие они, наши старики: и плачут и сме­ются. То смерти просят, а то песни поют…


Прошло время...


Писать о стариках всегда, с одной стороны, интересно: ведь прожита целая жизнь, и ка­кая жизнь! А с другой – грустно. Грустно, потому что они умирают. Вот и одной из моих героинь, бабы Дуси, уже нет. А баба Шура живет с дочерью и ее семьей, приехав­шей из теперь чужестранного Казахстана. Грустит Баба Шура о своей подружке, часто вспоминает, иногда поругивает, что не сдер­жала под­ружка слово: обещали они друг дру­гу, что та, кто вперед уйдет, позаботится о другой, чтобы долго не задерживалась на земле. Но вот прошло уже сколько месяцев, как не стало бабы Дуси, а баба Шура все здесь и занимается земными делами – по хозяйству, хоть видит едва-едва. Задумала даже новые зубы вставлять: «Что ж я уро­диной-то на тот свет явлюсь?»

А в 2000 году попала в онкологию, хотели ее облучать, а она сбежала. «После этого облучения на солнце нельзя, к земле при­коснуться нельзя, водочки тоже нельзя. Да разве это жизнь! Тьфу! Лучше я так помру». Решила лечиться сама, своими средствами. И здесь шутить не перестает: «Раком-то умирать не хочу, надо выпря­мится. Раком как-то непристойно». Но вылечиться своими средствами не удалось: 3 июня 2001 года не стало и бабы Шуры. Даже умирая, она продолжала шутить...

Беседовала Татьяна ВЕРЕЩАГИНА

 (голосов: 1)
Опубликовано 1 октября 1998 г.
Просмотров: 1737
Версия для печати

Также в №40:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru