газета «Центр Азии»

Четверг, 27 июля 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1999 >ЦА №14 >Ирина Васильева (Серафимовна): Надеюсь, у меня не каждый день такое дурацкое выражение лица

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Ирина Васильева (Серафимовна): Надеюсь, у меня не каждый день такое дурацкое выражение лица

Люди Центра Азии ЦА №14 (1 — 7 апреля 1999)

Ирина Васильева (Серафимовна): Надеюсь, у меня не каждый день такое дурацкое выражение лицаМое знакомство с Ириной Серафимовной Васильевой было весьма запоминающимся. Оно состоялось 23 мая 1998 года на марафоне «Дар библиотеке», проводимом Национальной библиотекой имени Пушкина. Пока кызыльчане передавали свои книги в дар, заведующая одним из отделов библиотеки Ирина Васильева хорошо поставленным голосом, усиленным микрофоном, развлекала их анекдотами. Причем, очень неожиданными: их героями были… наши земляки. И вот когда она рассказывала анекдот про мэра Кызыла Кашина, со своими книгами-подарками подъехал… сам Кашин. И стоя за спиной анекдотчицы, с непроницаемым лицом внимательно выслушал весь анекдот до конца. Народ умирал со смеху. А Серафимовна долго не могла понять – почему этот анекдот пользуется таким потрясающим успехом. Пока не обернулась и не столкнулась лицом к лицу с мэром. Он рассмеялся и от души пожал ей руку.

Это и натолкнуло мена на мысль: а по­чему бы не открыть на страни­цах газеты пос­тоянную рубрику «Анекдоты от Серафи­мовны», героями которых будут наши земля­­ки? Ведь улыбка, дружеский смех (в том чис­­ле и над самим собой) лучше мрач­ного уны­ния и злобы. А минута смеха, как из­вест­но, заменяет стакан сметаны, что осо­бен­но ценно при нынешних финансовых проблемах.

Ирина Серафимовна согласилась, и с тех пор почти в каждом номере «ЦА» пред­лагает: «Улыбнитесь, земляки!». Сегодня, в День смеха, мы решили доканать нашу юмо­ристку своими вопросами и заставить ее поделиться с читателями: с чего это она такая веселая?

– Ирина Серафимовна, раскройте секрет – отчего вы такая веселая? Это не заразно?

– Не знаю… Для кого как. Думаю, это генетическое. Одна моя бабушка – заслу­женная учительница. В Туве ее еще помнят, Анна Петровна Лаврентьева, другая – неграмотная крестьянка, но обе любили всласть посмеяться. В семье было принято подтрунивать друг над другом. Моя люби­мая тетка, которая была всего на семь лет старше, постоянно поддразнивала меня, и мне ничего не оставалось, как вступить на этот скользкий путь.

КИрина Васильева (Серафимовна): Надеюсь, у меня не каждый день такое дурацкое выражение лицароме того, я всегда была довольно упитанным ребенком, а потому не могла блистать спортивными успехами, а владеть аудиторией мне хотелось с младых ногтей. И так как в шесть лет «Голову профессора Доуэля», кроме меня еще никто не читал, я собирала вокруг себя кызыльских ребятишек со всей округи и пугала их страшилками, нещадно при этом привирая, пока не стем­неет. После чего они с воплями разбе­гались по домам. Когда мне за это пару раз попало от взрослых, я поняла, что жанр надо менять.

– Страдали ли вы за свои шутки?

– Очень сильно и не раз. Тем не менее, меня продолжали привлекать именно стра­шилки. Казалось очень остроумным спря­тать­ся за дверью и неожиданно с диким воп­лем выскочить. Или в подвале, при свечах, замогильным шепотом рассказывать про мертвеца, который ел чью-то руку. Но после того, как одному мальчику стало плохо, а моя лучшая подруга перестала со мной раз­говаривать, я с большим сожалением перешла на анекдоты. Короче, жизнь заставила.

– Как вы попали на Колыму? Не за свой ли длинный язык?

– Когда на распределении в институте культуры я выбрала Магадан, комиссия из библиотечных дам впала в панику: «Зачем, что вы делаете, вы же все равно оттуда убежите!» А наш штатный институтский КГБэшник (тогда они наличествовали в каждом крупном учреждении), ехидно спро­сил: «Ну что, нашлось там для тебя место?» Он имел на меня зуб. Во-первых, из-за того, что я отказалась с ним встречаться, а, во-вторых, в те времена студенческого вольно­думия, я уже водила дружбу с диссидентами и посещала тайный клуб, где мы обсуждали запретных «Гадких лебедей» и «Улитку на склоне» Стругацких, а также слушали бар­дов и болтали лишнее.

Провожали меня под Высоцкого: «Мой друг уехал в Магадан, снимите шляпу…». После Севера мне до сих пор режет слух, когда говорят: «Садитесь». В Магадане в ответ обычно звучит дежурная шутка: «Спа­сибо, я сидел». Там говорят: «Присажи­вайтесь». В начале 70-х я еще застала там довольно много невыездных людей, и политических, и уголовников, наслушалась удивительных историй: и веселых, и грустных.

Колымчане уже тогда не боялись гово­рить все, как есть – дальше не сошлют. Там не было стукачей, и вообще там была осо­бенная аура, все иначе, чем на материке – северное братство. Словами этого не пе­ре­дать, надо похлебать. На Колыме я училась выживать, первое время в бараке с грудным ребенком (сейчас Снежана преподаватель изобрази­тель­ного искусства). Так что мой юмор фор­ми­ровался действительно в суро­вых усло­виях. Просто интересно было испы­тать себя. Нельзя было сломаться.

Ирина Васильева (Серафимовна): Надеюсь, у меня не каждый день такое дурацкое выражение лица Как муж переносит ваш юмор? Он такой же веселый?

– Когда спрашивают о муже, сразу вспо­минается старая добрая шутка: «Вот уже много лет они преданно ненавидели друг друга». Виктор Андреевич у меня технарь и сухарь в чистом виде. На заре туманной юности, когда я пыталась его рассмешить, он с негодованием воскликнул: «Ирина! Ну, ты же знаешь, что я лишен чувства юмора!» Но я не оставляла своих попыток – теперь он уже иногда улыбается.

Мы абсолютно проти­воположны во всем, что еще раз подтвер­ждает теорию о единстве и борьбе. Ему, ко­нечно, хотелось бы видеть покорную и более хозяйственную подругу, хотя он и признает, что с другой ему было бы скучно.

Также муж любит ядовито попрекать ме­ня французскими романами, которые я, яко­бы, люблю читать (на самом деле я пред­почитаю журнал «Иностранная литература»). А с юмором он смирился только в прошлом году, неожиданно увидев мои анекдоты напе­ча­танными, да еще в постоянной рубрике. Это привело его в полное недоумение (чем только люди не занимаются), в котором он пре­бы­вает и по сей день.

Впрочем, чем дальше, тем больше я ценю его за материальную поддержку в условиях кризиса.

– Вы, наверное, никогда не плачете?

– Обожаю плакать! Начав, вспоминаю все, что было в моей жизни грустного. Могу проливать слезы, как дождь, буквально ча­сами. Это приносит не меньшее облегчение, чем смех, к тому же я глубоко убеждена, что для женщин это весьма эффективное, незаслуженно забытое оружие для достиже­ния поставленных целей. Конечно, если чередовать плач с другими традиционными приемами, имеющимися на вооружении у женщин.

– Как давно вы начали коллек­ци­онировать анекдоты и сколько их в вашей коллекции?

– Как только я перестала вести детский дневник, поняв, что все равно его найдут и прочитают все твои секреты, меня осенило: за­чем изобретать велосипед, ведь все уже ска­зано до нас – мудрые мысли, созвучные мо­им, афоризмы.

А анекдоты у меня многие в па­мяти, записывать начала на Севере, чтобы ис­пользовать для сценок в капустниках, кото­рыми мы непременно сопровождали каждое библиотечное событие. Если собрать все об­щие тетради вместе, получится срИрина Васильева (Серафимовна): Надеюсь, у меня не каждый день такое дурацкое выражение лицаедних раз­меров книжный шкаф. Немало чернил ушло, зато были случаи, когда начальство объяв­ляло о своем дне рождения буквально за два часа до начала, чтобы не стать пред­метом насмешек, но я все равно успевала экс­промтом подготовить пару сценок к случаю, поэтому начальство всегда относилось ко мне настороженно.

– Кстати, как относится к вашей газетно-анекдотной популяр­ности ваш теперешний руково­дитель? Вас уже повысили в долж­ности?

– Вопрос, конечно, интересный. Внача­ле, особенно после самых острых политичес­ких анекдотов, были угрозы и уволить, и убить – надеюсь, что в шутку, ведь мой руково­дитель тоже где-то женщина, и притом весь­ма эмо­ци­ональная. Но тут кругом все стало совсем плохо, и меня временно оста­вили в живых.

– А как восприни­ма­ют ваши анекдоты сами герои анекдотов?

– В отличие от Жири­новского, в смысле его люби­мо­го слова – неоднозначно. Причем, мужчины, как пра­ви­ло, отри­ца­тельно, но с ого­вор­ками: «Вот про Сидорова ты очень хорошо написала, пря­мо в точку, а вот про меня – зря, неудачно. Ты больше про меня ни­чего не пиши». Жен­щины – лояльно, боль­­­­ше того, мно­гие дамы, за­нимающие ру­ко­во­дящие пос­ты, бук­валь­но умо­ляют меня напи­сать про них анекдот – любой, пре­красно понимая, что это толь­ко доба­вит им попу­ляр­ности. И я бы про всех уже давно на­­писала, но не забывайте, что надо мной – редактор, а его слово – последнее.

– Это на что же вы намекаете? Что я – душитель и цензор свобод­ного анекдотного слова?

– Конечно, душитель – ведь каждый раз больше половины анекдотов идет в корзину. То вам не смешно, то чересчур смешно, то слиш­ком круто, то не слишком круто. Надоело!

– Узнают ли вас после появления руб­рики «Анекдоты от Серафи­мовны» на улицах?

– Так и вижу, как ко мне подходит ре­пор­­тер с микрофоном и спрашивает: «Прос­тите, вы в мультиках не снимались?» Да, узнают. Правда, пока немногие, за что спасибо Вита­лию Шайфулину, фотокор­респонденту «Центра Азии». Обычно я стараюсь не ходить по ули­цам с поднятыми руками, как он меня запе­чатлел, и, надеюсь, у меня не каждый день такое дурацкое выра­же­ние лица.

Больше все­го меня растрогал случай, когда в хлебном магазине подошла скромная пожилая жен­щина и тихо спро­сила: «По­чему в последнем номере «Центра Азии» нет ваших анекдотов? Они мне так нравятся!» Вообще-то я на­прочь лишена честолюбия. До сих пор не знаю, хорошо это или плохо, но это факт. Однако сознание, что ты заставил кого-то улыб­нуться – греет. Мне кажется, юмор сей­час – это единст­венный способ выживания.

– ЕИрина Васильева (Серафимовна): Надеюсь, у меня не каждый день такое дурацкое выражение лицасть ли у вас мечта?

– Как говорят восточные мудрецы: «Да­же нищий боится вступить на шаткие мостки, но все предопределено». Моя завет­ная мечта – на закате дней написать вещь, где будет смешение всех стилей, как в жизни. Сейчас главное – успеть, пока не поехала крыша.

– Ваш любимый анекдот?

– Я согласна с Михаилом Задорновым, что «каждый народ имеет такое прави­тель­ство, которое его потом имеет». Пока мы этого не поймем, ничего не изменится.

А любимый анекдот такой:

Лежит ночью мужик, не может уснуть, думает:

– Есть Бог или нету Бога? Или все-таки есть? Или все-таки нет?

Рассвет. Он не спит. Сверху голос:

– Да нету меня, нету! Спи!


Прошло время...


Ирина Серафимовна продолжает сочи­нять и рассказывать анекдоты.

Самый радостный смех слушателей обыч­но вызывает такой ее анекдот:

«Тува попросила независимоть на пять минут. Собрались в Москве и решают – дать или не дать.

Президент говорит:

– Да что они успеют сделать за пять минут-то? Дать!

Дали. На следующий день радиостанция «Голос Америки» сообщает:

– Вчера в 16 часов Тува объявила войну Соединенным Штатам Америки. А в 16 часов 04 минуты сдалась в плен».



Фото:

2. Серафимовне – 8 месяцев. Улыбаться она начала с рождения.

3. Ирина (справа) с сетрой и мамой. Тогда она еще не рассказывала анекдотов. 1951 год.

4. Ирина Васильева (в центре) снимается в массовке фильма «Рудин». 1976 год.

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 1)
Опубликовано 1 апреля 1999 г.
Просмотров: 1940
Версия для печати

Также в №14:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru