газета «Центр Азии»

Четверг, 27 июля 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1999 >ЦА №40 >Евгения Владимирова: Во мне течет австрийская, польская, украинская, русская, хакасская и корейская кровь. И каждой из них я горжусь

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Евгения Владимирова: Во мне течет австрийская, польская, украинская, русская, хакасская и корейская кровь. И каждой из них я горжусь

Люди Центра Азии ЦА №40 (30 сентября — 6 октября 1999)

Евгения Владимирова: Во мне течет австрийская, польская, украинская, русская, хакасская и корейская кровь. И каждой из них я горжусьДворец князя Григория Потемкина-Таврического, фаворита и ближайшего помощника императрицы Екатерины Второй – одна из жемчужин истории и архитектуры Санкт-Петербурга. В 1906-1917 годах здесь заседала Госу­дарствен­ная Дума, в 1918 году здесь проходил 3-й Всероссийский съезд Советов, в марте – 7-й съезд РКП(б).

Сегодня у парадного входа в Таврический дворец – новые надписи: «Меж­парламентская ассамблея государств-участников СНГ», Межпарла­мент­ский комитет Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Российской Федерации и Республики Таджикистан».

 

Именно здесь, под колоннами, у входа оберегаемого солидной охраной, облаченной, несмотря на невиданную для Санкт-Петер­бурга июльскую жару в безупречные темные костюмы, мы встречаемся с нашей землячкой, кызыльчанкой Евгенией Владими­ровой – со­ветником Межпарламентской Ассамблеи. Оказывается, наши люди есть и там! Евге­ния Юрьевна сожалеет: так хотелось пока­зать землячке Дворец изнутри, но сегодня как раз важное заседание, и выдача времен­ных пропусков запрещена. Мы идем беседо­вать в примыкающий ко Дворцу Тавричес­кий парк, с которым у Евгении Юрьевны, как оказалось, тоже связано очень многое…

– Евгения Юрьевна, в чем заклю­ча­ется ваша работу в Межпарла­ментской Ассамблее государств-участников СНГ?

– Основной «продукт» парламентской ассамблеи – модельные законы стран СНГ. Я занимаюсь вопросами социальной поли­тики, прав человека.

– Права человека и для Тувы ост­рая тема. А с парламентом Тувы – Вер­ховным Хуралом, вы работа­ете?

– Мы фактически даже не имеем права работать с парламентами субъектов Россий­ской Федерации, поскольку существует территориальная целостность государств. И если мы начнем активно вмешиваться во внутренние дела одного государства, мы, ес­тест­венно, будем не правы. И в Уставе, и в Дого­воре о создании Межпарламентской ас­самб­леи было оговорено: мы работаем толь­ко с субъектами СНГ – странами Содру­жества Независимых Государств.

Нас всегда спрашивают: вы работаете с каж­дым отдельно взятым человеком? Нет. Мы работаем исключительно с парламен­тами. Наша задача в том, чтобы законода­тель­ная база государств СНГ развивалась в одном направлении. Мы приняли Хартию соци­аль­ных прав и гарантий граждан неза­ви­си­мых государств. Этот документ связан с каж­дым отдельно взятым граждани­ном, осо­бенно с вопросами, касающимися пенсий, пособий, пе­реез­да граждан СНГ из госу­дарства в государство.

– Удивительно, как девушка из про­винции смогла занять такую серь­­ез­ную должность в такой се­рь­ез­­ной организации? Ведь это, я по­лагаю, непросто?

– Вы знаете, и просто, и сложно. Я ра­бо­та­ла в Санкт-Петербургском универси­тете, за­канчивала там же аспирантуру, защи­ща­ла кандидатскую диссертацию. Профессор Чер­но­у­сов Николай Александ­рович, с кото­рым мы работали в том числе над моей кан­ди­датской диссертацией, работал в Ассам­блее советником Генераль­ного секретаря МПА. Он и пригласил меня ра­ботать в Ассам­блею. Нужен был специ­алист по соци­альным во­про­сам, требования – как мини­мум канди­датская степень. А моя диссер­тация как раз ка­салась соци­альной сферы.

– А как она называлась?

– «Особенности формирования реги­ональных рынков труда в Российской Фе­дерации».

– Звучит очень солидно. Навер­ное, с детства были отличницей?

Евгения Владимирова: Во мне течет австрийская, польская, украинская, русская, хакасская и корейская кровь. И каждой из них я горжусь Я закончила в Кызыле в 1983 году пят­надцатую школу с аттестатом пять баллов.

– И золотой медалью, соответ­ственно?

– Нет, золотой медали мне не дали.

– А почему? При всех пятерках вы были хулиганкой?

– (Смеется) Нет, двойки по поведению у меня точно не было. Я была секретарем комитета комсомола в школе. Тогда все это было так интригующе, столько было разго­во­ров о золотых медалях… А сейчас и вспом­нить не могу – почему мне ее не дали. Да и тогда мы с родителями этого не обсуждали. Были уверены, что знания – это основное.

Я хорошо помню своих учителей – Алек­сандра Васильевича Конева, он у нас вел физику, а несколько позже стал директором школы, Веру Антоновну Киселеву, нашего классного руководителя.

А преподаватель литературы Татьяна Лео­нидовна была не просто педагогом, а еще и актрисой, что производило на нас особо сильное впечатление.

– А почему, несмотря на такое сильное влияние литературы, вы ре­шили стать экономистом?

– Видимо, сказалось папино влияние. Папа, Юрий Михайлович Владимиров, всю жизнь отдал авиации Тувы, до последнего времени был генеральным директором АО «Ту­винские авиалинии». Самое главное в нем, я считаю, то, что он всегда стремился к самосовершенствованию. У него два высших образования. Папа окончил Киевский инсти­тут инженеров гражданской авиации. А в зре­лом возрасте, когда у него уже была и специ­аль­ность, и должность, он решил получить еще одно образование – инженера-эконо­миста. И окончил Рижский институт инжене­ров гражданской авиации. Он с удовольст­вием ездил на сессии, занимался диплом­ными работами. Помню, мы с ним спорили по вопросам себестоимости, он мне даже де­лал раскладку на самолеты «ЯК-40». И вы знаете, я сейчас смотрю на мужчин и всегда сравниваю с отцом. Мужчина должен быть про­фессионалом, гореть работой и стре­мить­ся попасть на работу даже в выходной день.Если у мужчины нет реального заня­тия, вот этой профессиональной жилки, то он для меня просто неинтересен.

– Вам удалось найти такого похожего на отца спутника жизни?

– (Смеется) Ищу.

– А ваша мама?

– Мама, Алевтина Серге­евна, в девичес­тве Кан, человек достаточно слож­­ной судьбы. Дело в том, что ее отец, мой дедушка Кан Иль Гири, кореец по нацио­наль­ности, был ре­прессирsован в 1938 году.

Дедушке дали «десять лет без права пере­пис­ки». Тогда ни­кто не знал, что этот приго­вор означает рас­­стрел. И ба­бушка, Еле­на Иван­овна Мохова, все годы верила, что муж жив, где-то в лагерях.

В 1974 году мама де­лала за­прос в Главную воен­ную проку­ра­туру, и при­шел ответ, что де­душка, оказы­ва­ется, был рас­стре­лян еще 2 сентября 1938 го­да, а посмертно реа­били­ти­ро­ван 21 ноября 1989 года.

Все мамино детство про­шло под клеймом «семьи врага народа». Но у нее нет какой-то сумасшедшей оби­ды за укра­­денное дет­ство. Вроде бы обыкновенное детство детей войны, вырос­ших на подножном корме. Но есть какие-то особые детские воспомина­ния… Мама рассказывала, как во время вой­ны прислали подарки от союзников, того самого «второго фронта». А им, как детям «врага народа», этих подарков не дали, ей было 6-7 лет, и это были первые конфеты, которые она видела в своей жизни…

Старший брат мамы, Михаил, разведчик, погиб на фронте, под Могилевом, она с мамой и четырьмя детьми остались без кормиль­цев. Рано пошла работать, и все равно полу­чила высшее образование, работу. К мами­ным огромным способностям я отношу и лигвистические – она в совер­шенстве зна­ет тувинский, хакасский языки. Русский язык у нее безупречен. И я считаю, мое желание читать, познавать заложено именно ею. Мама работала в Министерстве соцза­щиты, заме­сти­телем министра. А сейчас – в контрольно-ревизионном управлении.

А по папиной линии (он сам родом из-под Абакана) тоже очень интересная родо­слов­ная. Его бабушка Дзюрда – из хорошего поль­ского рода, шляхтичи. Они были сосла­ны в Си­бирь после Варшавского восстания 1848 года.

Бабушка, папина мама, рассказывала, что во мне есть и австрийская, и польская, и рус­ская, и украинская кровь. А к ней добави­лась мамина – хакасская и коЕвгения Владимирова: Во мне течет австрийская, польская, украинская, русская, хакасская и корейская кровь. И каждой из них я горжусьрейская сторо­на. Так что я всегда говорю: моя европейская ветвь и моя азиатская ветвь.

– А как вы себя ощущаете при таком смешении кровей?

– Вы знаете, я, наверное, космополит. Я горжусь каждой своей кровью, и стараюсь прочитать как можно больше о религии, истории всех этих стран, побывать в них.

– Удалось?

– (Смеется) Еще не во всех. Слишком много кровей.

Я себя всегда чувствую одинаково при­част­­ной и к культуре азиатского, и к куль­ту­­ре европейского мира. Не могу сказать, что чув­­ствую себя «чужой среди своих», или нао­­бо­рот. Достаточно органично чувствую себя и в той, и в этой среде.

– У вас такие же способности к языкам, как у мамы?

– У меня похуже, чем у мамы. Русский, естественно, родной, неплохой английский, «слабенький» – тувинский. Мама со мной периодически разговаривала на тувинском и основы языка заложены. А большой разго­ворной практики не было. В школе все говорили по-русски, подруги были и рус­ские, и тувинки, и все говорили по-русски.

– Чем стал для вас Петер­бург?

– С Санкт-Петербургом, с Санкт-Петер­бург­ским университетом у меня связано все: и учеба, и работа, и судь­ба. Сейчас тоже не прерываю связь – до сих пор сохраняю лекци­онные часы – читаю лекции, принимаю эк­за­ме­ны на экономическом факуль­тете уни­верси­тета. Здесь же учусь в заоч­ной док­то­рантуре, совмещая учебу с основной работой.

Очень многое связано именно с этим рай­оном – Таврическим парком. Здесь, как раз напротив, – экономи­чес­кий факультет, где я училась. В этом парке я готовилась к эк­за­менам. Через него убегала с лекций в ки­но­театр «Ленинград». И я всегда смеюсь: пере­шла с одного конца парка на другой – в Таврический дворец.

– А в Таврическом дворце еще витает дух Потемкина?

– Вы знаете, у нас уникальный экскур­со­вод, уже сорок лет работа­ю­щая в этом двор­це. (Экскурсии прово­дятся, но только для при­глашенных). И она говорит, что Тав­ричес­кий дворец наклады­вает свой отпечаток на всех, кто туда прихо­дит, и никогда не про­щает злые поступки.

Не буду говорить ни о Потемкине, ни о Ека­терине – это настолько значи­тель­ные фигу­ры, что о них коротко не скажешь. Но дух дворца, безусловно, есть. Когда вхо­дишь во дворец, то спина стано­вит­ся прямее, и осанка другая, и подбородок вверх.

– Видимо, существует стро­гий протокол, определяющий, в ка­кой одежде можно появ­ляться в Таври­ческом дворце?

Евгения Владимирова: Во мне течет австрийская, польская, украинская, русская, хакасская и корейская кровь. И каждой из них я горжусь Да, протокол оговаривает и обя­за­тель­ное наличие у женщин туфель на каблуках и закрытые плечи. Но сей­час он стал лояль­нее: в летний пе­ри­од, даже на международ­ных про­то­кольных мероприятиях, для жен­щин разрешены длинные шорты. Муж­­чинам таких вольностей не до­зволяется (смеется).

– Женщины обрадовались сво­бо­де и все, как одна, стали появляться на межпарла­мент­ских заседаниях в шортах, с уче­том небывалой этим летом санкт-петербургской жары?

– Нет (смеется). Женщины-пар­ламен­та­рии у нас еще не так склон­ны к вольнос­тям в протоколе. А вот когда бываешь в Страсбурге, в Совете Европы, то видишь, что там шорты встре­чаются довольно часто.

– А вам часто приходится бывать в Страсбурге?

– Нет. Была всего два раза. Чаще я бываю в столицах СНГ, так как мы работаем именно с этими государствами.Скоро состоится вы­езд­ное заседание, на ко­то­ром будут обсуж­дать­ся социальные вопро­сы стран с пере­ходной эко­номикой. Начнется в Туркменистане и закончится уже в Дании.

– А что за важное заседание, по­ме­шавшее мне проникнуть сегодня во дворец, будет проводиться?

– Сейчас будет заседание женщин-парла­ментариев – участниц Парламентской ассам­блеи Совета Европы. Я на этой встрече буду представлять Постоянную комиссию Меж­пар­­ла­ментской Ассамблеи по социальной по­ли­ти­ке и правам человека, предстоит вы­сту­пить на тему «Роль женщин-парла­мен­тариев в реализации прав детей и семьи в государст­вах СНГ».

– Интересно, кто кон­кретно из женщин-парламен­тариев особенно по­сле­до­вателен в от­ста­­ива­нии прав детей и семьи?

– Любопытный пример: женщины в Рос­сии не­сколь­­ко преоб­ла­да­ют по коли­­честву над муж­чинами. А из 450 депутатов Гос­думы только 50 жен­щин­-депута­тов. По­лу­чается, что «боль­шая по­ловина» жи­­вет по законам, соз­дан­ным «мень­шей». Ло­гика прос­­­та – кому, как не жен­­щинам лучше знать пробле­мы семьи. Из рос­сийских депутатов явно выде­ляется Апарина Алев­тина Вик­то­ров­на – она предсе­датель под­­­ко­­миссии по делам жен­­­­­­­щин, семьи и моло­де­жи МПА и предсе­датель со­­от­ветст­ву­ю­щей комиссии в Госу­дарст­венной Думе.

– Остается ли у вас время для ув­лечений, хобби?

– Пожалуй, нет. Единственное – спорт: бас­­­сейн и тренажеры. Два раза в неделю. На большее у меня уже нет ни сил, ни времени.

– У вас есть главное жизненное пра­вило?

– Нет. Я сторонник компромиссов. Один мой хороший знакомый, академик Евгений Григорьевич Антосенков, человек уже пре­­клонных лет, с которым мы работал по об­щей теме, как-то мне сказал: «Никогда не жа­лей о прожитых годах, сделанных делах. Смот­ри всегда только вперед». И мне это глубоко запало в сознание.

Евгения Владимирова: Во мне течет австрийская, польская, украинская, русская, хакасская и корейская кровь. И каждой из них я горжусь Но это ведь тоже правило.

– С одной стороны – правило, с другой – компромисс. Я даже в правилах стараюсь быть сторонницей компромиссов.

– Вы общались с большим коли­чеством самых разных людей, в том числе очень высокого уровня, в самых разных странах. Скажите, кто из них произвел на вас самое сильное впе­чатление?

– Одно из самых сильных впечатлений – встреча с президентом Азербайджанской Рес­­­публики господином Алиевым. Наша ко­мис­сия находилась в Баку и в программе пре­дус­ма­т­ривалась встреча с президентом – 30 ми­нут. А продолжалась 2 часа 40 минут. Это­го человека интересовало все – в чем особен­ности каждого государства, где кро­ются ос­нов­ные проблемы.

Большое уважение всегда вызывало отно­шение к работе и обсуждаемым проб­лемам Калашникова Сергея Вячеславовича. Четыре года являясь председателем комис­сии по труду и социальной политике Гос­думы, он вхо­дил в нашу комиссию и был ее пред­седателем. Логика выступления безуп­речная, глубочайшие знания в самых разных сферах. В этом отношении с работой мне по­везло, приходится общаться с очень раз­ными и интересными людьми.

– Самый главный вывод, извле­чен­ный вами из столь многогранного общения?

– Как мало я еще сделала.


 

Фото:

2. Михаил Владимиров, танкист. Сгорел в танке под деревней Прохоровкой в 1943 г. Дедушка Евгении по отцовской линии.

3. Кан Иль Гири и Елена Мохова – дедушка и бабушка Евгении по материнской линии.

Начало 30-х годов XX века.

4. Семья Владимировых: папа, мама и дочь.

5. Юрий Владимиров, отец Евгении, всю жизнь отдал авиации Тувы.


Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 3)
Опубликовано 30 сентября 1999 г.
Просмотров: 2042
Версия для печати

Также в №40:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru