газета «Центр Азии»

Пятница, 22 сентября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1999 >ЦА №51 >Валерий Гончаров: На американского дядю надеяться нельзя. Надо надеяться только на себя!

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Валерий Гончаров: На американского дядю надеяться нельзя. Надо надеяться только на себя!

Люди Центра Азии ЦА №51 (16 декабря — 8 апреля 1999)

Валерий Гончаров: На американского дядю надеяться нельзя. Надо надеяться только на себя!Сельскохозяйственный производственный кооператив «Красный Пахарь» – старейшее хозяйство в Туве.

В марте 2000 года он будет отмечать своё семидесятилетие.

За эти семьдесят лет краснопахарцы не растеряли своего умения трудиться, а главное, смекалки – как выжить в труднейшее время.

Таких периодов в истории колхоза было немало, начиная со времени его создания, ког­да первоначально стащили на общий двор всё, что было, и сами чуть ли не в од­­ну избу сселились, но вовремя догадались, что так не пойдёт. Решили, что работать мож­но и сообща, а уж жить лучше – кто как смо­жет. Во время Великой Отечественной, ког­да основная рабочая сила была на фронте, тоже как-то исхитрились и выжили, правда работать приходилось не только днём, но и прихватывая ночь.

Сейчас же, когда государство вспоминает о людях и предприятиях, на которых они работают, только тогда, когда нужно содрать по­истине драконовские налоги, почти все бывшие колхозы и совхозы Тувы, как гово­рит­ся, «приказали долго жить». Остались, по сути дела, только два, самых стойких, са­мых живучих: «Пламя революции» в Бал­га­зыне да «Красный пахарь« в Туране. Жи­вут они благодаря тому, что руководят ими са­моотверженные, стойкие люди – Иван Чу­чев и Валерий Гончаров.

– Валерий Николаевич, за 70 лет «Красный Пахарь» был и колхозом, и совхозом, и кооперативом. Как пра­­вильно называть ваше хозяйство сегодня?

– Сельскохозяйственный производствен­ный кооператив «Красный Пахарь». Пока так.

– Похоже, что статус коопе­ра­тива вас не устраивает. Почему?

– Кооператив – это по сути дела немно­го­численное предприятие, объединяющее двадцать-сорок человек, а у нас ведь рабо­тает около пятисот человек. Я думаю, что со вре­менем мы вернёмся к статусу колхоза, просто на­доело все эти бумаги оформлять, печати но­вые заказывать. Но по большому счё­ту ни­чего не меняется: «Красный Пахарь» как был, так и останется «Красным Пахарем».

– Какой для вашего хозяйства была нынешняя осень?

– Нынешний год, как и несколько пре­дыдущих, в природно-климатическом плане, не работал на нас: засуха, саранча. Всё это было против, но, тем не менее, мы уже убрали пшеницу и урожай собрали – в среднем 9 цент­неров с гектара. Это по ны­неш­ним време­нам очень даже неплохо (в сред­нем по республике собрали 5 центнеров с гектара).

В первую очередь это результат работы агронома Нины Владимировны Зенковой, а я помогаю ей всем, чем могу. Прежде всего, мы освободили поля от сорняков, применив хи­мию. В прошлые годы я как-то отошел от полеводства, так как стояли другие про­бле­мы. Нужно было вклиниться в рынок, на­ла­дить переработку тех продуктов, кото­рые мы получаем, чтобы торговать самим, без по­средников. Иначе от хозяйства не оста­лось бы ничего, как это произошло с дру­гими.

Когда я в 1992 году стал директором, у нас ведь ничего этого не было. Вспомните, ка­­кая была молоканка – лягушатник насто­ящий, очень много сил и энергии ушло на это. Три с поло­виной года я спал в машине, мотался по командировкам за Саяны. Из Крас­ноярска мы привезли ларьки, из Чер­ногорки – пе­кар­ню, из Могилёва – мель­ницу, мо­локанка у нас теперь как игрушечка, нала­жена про­дажа молока и хлеба на­пря­мую. Не только туранцев, но и кызыльчан кор­мим.

Теперь, когда всё это запущено и работает, для нас главное – полеводство. Уже третий год мы увеличиваем площади посева зерно­вых, которые по сравнению с прошлым годом увеличились в два раза. На следующий год будет ещё больше. В этом году мы распахали тысячу гектаров заброшенной в прошлом земли. Несмотря на «дикий рынок», увели­чение цен на горюче-смазочные материалы, нехватку запчастей и их баснословные цены, мы всё же будем увеличивать площади под зерновые, увеличивать и увеличивать! Это наша главная задача на сегодняшний день. И вот тут нужна энергонасыщенная техника. Когда я принял хозяйство, у нас был только один трактор К-700. Теперь таких тракторов уже шесть, но и этого мало.

– В нашей республике осталось два сильных хозяйства. Какие у вас от­ношения с «Пламенем Рево­лю­ции», с Чучевым?

– Отношения у нас партнёрские. В по­след­ние, засушливые годы, мы у них поку­пали корма. Там более благоприятная клима­тическая зона, рядом Чагытай, чаще идут дож­ди – это одно. Второе – они вплотную зани­маются кормовой базой, а мы в этом плане прошлые годы отставали. Там не толь­ко энергонасыщенные тракторы – их у балга­зын­­цев 27 единиц, но и совершенно другой под­ход к заготовке кормов. Я сейчас этот вопрос изучил, и мы тоже стали при­менять их тех­нологию. У них давно уже приобретены ру­лон­ные прессы, технология заготовки кормов давно отработана, а у нас всё было по ста­ринке. Я натаскал со всей республики эти прес­сы, мы их восстановили, обучили ребят, и этим летом мы вышли по заготовке сена на уровень балгазынцев.

– Как я понимаю, сейчас «Красный Пахарь» снова делает ставку на раз­витие и полеводства, и животно­водства?

– Мы делаем ставку на развитие всех отраслей производства. Животноводство не­мыс­лимо без полеводства. Как поработаем в полеводстве, так будем жить и в животно­водстве. А если будут успехи там и там, бу­­­­дет чем торговать, значит, будут деньги, бу­дет зарплата людям. Важно, чтобы весь ме­ха­низм работал бесперебойно, как часы. К со­жале­нию, не всё получается так, как хо­чет­ся. Мы были вынуждены сократить пого­ловье овец. Как не парадоксально, а в искони овце­вод­чес­ком крае это дело теперь прино­сит одни убытки. Нынче в Туве мы свою шерсть про­дать не смогли по достой­ным це­нам. Пять-шесть рублей за килограмм, это же граби­тельство! Увезли в Черногорку, там у нас взяли по 25 рублей, но денег выходить не мо­жем до сих пор. Выбивание денег у ме­­ня уже набило такую оскомину! Ежегодно мы снаб­жаем продуктами нашу республи­кан­скую боль­ницу на миллион двести тысяч – полтора миллиона рублей. И вот, чтобы по­лучить эти деньги, прихо­дится штур­мо­вать пороги Мин­фина, дохо­дить до прези­дента. Но мы оп­ти­мизма не те­ряем. Есть люди, кото­рые нам ве­рят, дают в долг горючее, по­этому все работы мы про­водим вовремя. Появля­ются деньги – рас­считываемся, так вот и живем. Трудно, сложно, но в будущее глядим с оптимизмом.

Я слышала, вы свою милицию завели?

– Пришлось. Скотокрадство не знает пре­дела. В прошлом году за летний период было укра­дено около ста голов крупного рогатого ско­та. На нынешние деньги мы потеряли около 500 тысяч рублей. А на содержание охраны уйдёт где-то тысяч пятьдесят. Вот мы всё посчитали и решили, что выгоднее дер­жать свою собственную милицию, чем терпеть такие убытки от ското­крадства. И нын­че картина совсем другая: мы потеряли за лето только семь голов скота – разница большая.

А что делает наша районная милиция?

Это надо их самих спросить. Иногда они всё-таки что-то делают. Недавно прово­дили ночной рейд в связи с терроризмом, заодно поймали несколько воров, которые тащат зерно прямо от наших комбайнов. Если такие рейды устраивать почаще, то и воров скота можно поймать наверняка. В Туране нет такого двора, с которого не увели бы какую-нибудь животину. А хоть кого-то за руку схватили? Нет, ни один вор не пой­ман. Так как надеяться не на что, мы и соз­дали свою собственную внутреннюю мили­цию, даже автомат купили, на МТФ сделали вышку, поставили прожекторы.

– Прямо как в зоне?

– Да. А что сделаешь? Ведь и сено жгут, не только воруют. Иначе сейчас нельзя.

– Зарплату у вас рабочие полу­чают?

– У нас люди получают всё. За прошлый год мы выдали наличными 500 тысяч, не считая заборов хлебом, продуктами питания. В этом году уже выдано более 500 тысяч руб­лей наличными, а год ещё не кончился. Вы­писываем мясо, муку, хлеб. Мука у нас очень качественная, по ценам гораздо ниже ры­ночных. Хлеб мы в магазине продаём по пять рублей, своим рабочим – за три пять­десят. Некоторые этот хлеб продают, обна­ли­чивают, так сказать. А некоторые про­пивают, чего греха таить! Морковь, свёклу, ка­пусту тоже даём под зарплату. Сейчас мы должны своим рабочим только за один месяц, но думаю, скоро рассчитаемся.

– С кадрами, как я понимаю, проблем у вас нет?

– У нас сейчас комплексный такой кол­лектив работает. Есть люди с Аржаана, из Хадына приезжают, из Уюка, из Суши. Там ведь всё поразвалилось, работать негде. У нас конкурсный отбор, кого-то берём, кого-то нет. В основном набираем механизаторов.

– А как решаете проблемы с жильём?

– Мы берём их как сезонных рабочих, живут они на бригадах, мы создали там все условия: построили очень хорошие бани, работают столовые, питание у нас прекрас­ное – первое, второе, третье, хлеб пышный, вкусный. Причём, всё очень дешёвое. Вообще, механизаторы получают большие льготы: за питание они платят только 50%, да плюс к этому бесплатный хлеб и бесплатное молоко. Поесть два раза в день стоит семь рублей. Это же хорошо! Только работайте, не воруй­те! А иначе «Красный Пахарь» будет, как те совхозы, которые уже растащили.

– Сколько лет вы в сельском хо­зяйстве?

– Всю сознательную жизнь. Закончил в Кызыле сельхозтехникум, работал на ком­бай­не, механиком, был завгаром, потом вы­брали секретарем парторганизации, был за­мес­тителем директора, потом вот стал дирек­тором. За­очно окончил институт, агро­но­ми­чес­кий фа­культет. И так всю жизнь в сель­ском хо­зяйстве.

– Год назад вас приглашали на работу в правительство, на долж­ность заместителя Главы прави­тель­­ства. Почему вы отказались?

– Потому что я знаю, что от меня там ни­какой пользы не будет. Ведь чтобы под­нять сельское хозяйство республики в целом, нуж­ны огромные средства, а их у того же за­мес­тителя Главы правительства по сель­скому хо­зяйству сейчас нет. А разбрасы­ваться пус­тыми обещаниями и ничего не делать – не в моём характере. Если я ра­ботаю в «Красном Пахаре», я вижу плоды своего труда. А там я ничего не сделаю, поэтому и отказался.

– Удовольствие от своей каторж­ной работы вы получаете? Когда-то Астафьев, бывший председатель кол­хоза «Красный пахарь», сказал: «Я от своей рабо­ты получал большое удоволь­ствие».

– Честно говоря, удовольствия мало, но дело в том, что люди меня уже два раза выби­рали, и я должен это доверие оправ­дывать. И еще – жалко бросать. Жалко бро­сать, Та­тья­на Евгеньевна, то, что сделано за эти годы. Ведь всё это может порушиться в один миг. Не бу­дет хозяина – всё растащат момен­тально.

Вот недавно ездил в Каа-Хемский район. Ког­да я учился в сельхозтехникуме, то про­ходил там практику. Какие совхозы бы­ли! А сейчас проехал – просто дико, жалко смот­реть. От ферм одни стены остались – всё растащили.

Очень надеюсь, что в стране у нас всё изменится: придет другой президент, прези­дент-хозяин страны, и к нам будет другое отношение. Чтоб не штурмовали мы мин­фи­ны, не выпрашивали, как милостыню, свои же собственные деньги, нашим потом и кровью заработанные. Нам не надо помогать, но и мешать не надо!

Валерий Гончаров: На американского дядю надеяться нельзя. Надо надеяться только на себя!А как жена относится к вашему образу жизни?

– Раньше она пробовала бороться с этим, настаивала, чтобы я больше отдыхал. Теперь уже махнула рукой – будь что будет. Дома я, конечно, почти не бываю, так что всё хозяйство на ней: две коровы, поросята, телята.

У вас такое понятие сущест­вует: «личная жизнь»?

– Нет. Я за три года только пятнадцать дней был в отпуске, съездил в «Красноярское За­горье» и всё.

– Интересно, как вы эти 15 дней отдыха провели, что делали?

– Проспал и всё. Спал как убитый. Хотел ме­сяц отдохнуть, но тут начались проблемы с кормами – и опять сутками в машине. Мне ни­как нельзя отходить от производства. Отой­­дёшь, упустишь важный момент, потом навёр­стывать ещё труднее. Поэтому месяч­ный отпуск, да ещё с семьёй, для меня пока го­лу­бая мечта.

– У вас есть дочь. Ей вы какое-то внимание оказываете?

– Оксана сейчас учится в Кызыле в Гума­ни­тарном институте на юридическом факуль­тете. Видимся очень редко. Какое внимание? Никакого.

– А совесть вас не мучает?

– Мучает. А я ничего сделать не могу. Жена говорит: «Ну хоть по ягоды бы когда-нибудь съездили, как все люди!» Не было ещё такого, чтобы мы вместе сели в машину и поехали. Ведь ненормально же это!

У меня такое впечатление, что вы живёте, как робот: запро­грам­мировали себя и тянете.

– Да, как робот. А иначе не получается. Я вот с Чучевым разговаривал, у него то же самое. Он говорит: «Вот я уеду – и уже сбой». Такое вот время. Когда люди видят, что директор рядом, работает, вкалывает, и они вроде тянутся, что-то делают.

– Как же из этого выйти? Ведь на­до же жить, любить в конце концов. Вы ведь свою жену любите?

– Люблю, конечно.

– А где вы с ней встретились?

– В Туране, на танцах. Я на побывку из армии пришёл, пошёл на танцы, а там и Лю­бу свою встретил. Переписывались с ней, пока я в армии был. Потом ещё год ходили. Ну а потом и поженились, дочку родили.

А где вы в армии служили, в каких войсках?

– Я служил в Германии в войсках связи, в городе Магдебурге. Но объездил практи­чес­ки всю Германию – нас часто направляли в командировки. Так что посмотрел, как жи­вут немцы.

– Извлекли для себя какую-то поль­зу от знакомства с немецким образом жизни?

– Да, конечно. Я сейчас часто ставлю в пример своим работникам, как живут и работают немцы, какой там порядок и чест­ность: велосипед могут поставить где-нибудь на улице, и он там хоть неделю простоит – никто его не возьмет. А у нас на минуту ничего нельзя оставить без присмотра.

– После Германии, такой цивили­зо­ванной страны, вас не потянуло куда-нибудь в город?

– Нет. Меня очень тянуло домой, на родину. И я с радостью вернулся в Туран, в свой родной совхоз.

– А ваши предки давно приехали в Туву, вы коренной житель?

– Моя мать, ее родители, братья и сёстры раньше жили в поселке Ленинка. Когда они там появились, я точно не знаю, но очень давно. Оттуда братьев моей матери Матиных, моего деда Арсентия призвали на фронт, и никто из них не вернулся, все погибли. А отец заехал в Туву гораздо позднее – в кон­це сороковых, после войны. Мои старшие бра­тья родились тоже в Ленинке. Потом ро­ди­тели переехали в Туран, и я родился уже здесь, в Туране.

У вас есть какое-нибудь люби­мое занятие, «хобби», как принято сейчас говорить?

– В молодости я очень любил музыку, в сельхозтехникуме играл в студенческом ВИА на бас-гитаре. В ансамбле ложкарей зани­мал­ся, выступал на смотрах художест­венной само­­деятельности. И спортом занимался. Начиная со школьных лет и потом в техникуме играл в баскетбол. Сейчас всё это забросил. Моё «хобби» – это моя работа. Работа такая, что просто не позволяет заняться чем-то еще.

– А здоровье? Вы хоть немного о себе думаете? Ведь мужчины, оказы­вается, такие беззащитные.

– Ничего я не думаю. Сердце уже хватало, и не раз. В 1995 году был серьёзный приступ. Две недели я отлежал в больнице, а потом в пи­­жа­ме и тапочках сбежал – заместители не су­­мели обеспечить совхоз углём. При­шлось бро­сать лечение и ехать принимать срочные меры.

– Сейчас в Туву, как и в другие ре­гионы России приходит гумани­тар­ная помощь – зерно из Америки. Нор­­маль­но ли это, что когда-то бога­тей­шую сельскохозяйственную Туву и всю Россию сегодня кормит Аме­рика?

– Нет, ненормально. И я категорически про­тив. Раньше мы всем помогали, а теперь – нам. Это унизительно – стоять с протя­нутой ру­кой. Где же наше национальное досто­инство? На американского дядю надеяться нельзя. Надо надеяться только на себя!

От автора. Было бы несправедливо, если бы я умолчала о той помощи, которую оказы­вает «Красный Пахарь» нашему туранскому музею. Хорошо помню, как лет 17 тому назад мы делали в музее новую экспозицию, и сроч­но понадобилось стекло. Пошла к тогдаш­нему завхозу «Красного Пахаря» Михаилу Ки­рилловичу Кунаеву. «Ну что с вами делать? Надо так надо». И выдал даже больше, чем просила, про запас.

Уже давно нет Михаила Кирилловича, а слова его так в памяти ос­та­лись. И лицо с доброй улыбкой на губах.

А года два назад собрались нас закрывать пожарники. Об этом из заметки в «Центре Азии» узнал Валерий Николаевич, и сам по­дошёл ко мне: «Ну как же так, Татьяна Ев­геньев­на? Мы вам поможем. Как это – музей закрыть?» И помог, чем смог – огнету­шите­ли перезарядили, песок привезли.

А нынеш­ней зимой в музее невовремя перегорела труба – как раз в день своего юбилея мне при­шлось бегать в поисках оной. Первым делом побежала к Гончарову, и часа полтора он самолично обшаривал все уголки своего хоз­двора в поисках этой самой трубы. Нашли, установили в тот же день.

А сколько раз Ва­ле­рий Нико­лаевич вы­ручал меня, когда я строила церковь. И машину свою с водителем давал, когда срочно нужно было отыскать в Хакасии железо на крышу, чтобы не оста­вить в зиму под снег уже готовый сруб.

Да и сейчас сижу я и печатаю эти стро­ки в тёплом помещении музея, потому что опять выручил Гончаров. Как будто мало ему своих забот...


Прошло время...


Валерий Николаевич по результатам опроса читателей стал «Человеком года-99» в номинации «Производство».

В марте 2000 года «Красный пахарь» от­ме­тил свое 70-летие, а Валерию Гон­чарову при­своили звание «Заслуженный работ­ник сельского хозяйства Республики Тыва».



Фото:

2. Валерий Гончаров с главным агрономом Ниной Зенковой. 1999 г.

-->

Беседовала Татьяна ВЕРЕЩАГИНА

 (голосов: 0)
Опубликовано 16 декабря 1999 г.
Просмотров: 1570
Версия для печати

Также в №51:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru