газета «Центр Азии»

Понедельник, 24 июля 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1999 >ЦА №8 >Галина Маадыр-оол: Узнав, что я вышла замуж за «старого китайца», мама упала в обморок

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Галина Маадыр-оол: Узнав, что я вышла замуж за «старого китайца», мама упала в обморок

Люди Центра Азии ЦА №8 (18 — 24 февраля 1999)

Судьбы женские... Разные – счастливые и не очень... Ну в какой еще стране мира женщина – жена ли, подруга ли – способна ринуться за своим избранником очертя голову куда угодно, лишь бы вместе, лишь бы рядом! На такое способны, наверное, только женщины России. Сколько о них не рассказывай – все равно рассказ будет неполным, неоконченным. И самое удивительное то, что лично я ни разу не слышала от таких женщин, что они несчастливы.

Вот и сегодня я хочу рассказать вам об одной удивительной женщине – Галине Вла­димировне Маадыр-оол (в девичестве Стож). В Кызыл она приехала вслед за своим мужем, Иваном Чанзанчиковичем Маадыр-оолом, в середине тридцатых годов.

Мы пе­ребираем старые фотографии из семей­ного архива, и Галина Владимировна рассказывает:

– Мой папа, Владимир Герасимович, – про­­фес­сор, руководитель научно-исследо­ва­тельского института, а мама, Адель Альфон­совна, закончила высшие петербургские Бестужевские курсы. Она нигде не работала, всю жизнь помогала папе: занималась пере­во­дами трудов отца на другие языки. Мама очень хорошо владела немецким и фран­цузским языками, чуть слабее – англий­ским. Языки она знала с детства, так как выросла в дворянской семье.

Родилась я в Петрограде, но сразу после моего рождения родители переехали в Витебск, и в доку­ментах у меня записано: место рождения – Витебск.

Отец занимался проектированием заво­дов, и нам очень много приходилось ездить. В Москве у нас была квартира, но мы почти в ней не жили. С пятого класса я жила самостоятельно. Отец проектировал первый в стране коксовальный завод в Редь­кино, на Волге. Но там не было школы, и меня увезли в Тверь, устроили на квартиру к местному врачу. Там я закончила семь классов.

Галина Маадыр-оол: Узнав, что я вышла замуж за «старого китайца», мама упала в обморокА знаете, когда мы жили в Редькино, там не­подалеку в сосновом бору, построили не­боль­­шой домик, и туда три года подряд при­езжали отдыхать Мария Ильинична Улья­нова и Надежда Константиновна Круп­ская.

Я не помню Марию Ильиничну в другой одежде, кроме как в синей юбке-клеш и в кофточке в полоску, а волосы собраны сзади в пучок. А Надежда Константиновна всег­да в сером сарафане, а на голове сзади такая мааленькая фигочка. Они нас кон­фетами уго­ща­­ли – «подушечками». Вот в один из дней нас Мария Ильинична и сняла на фото – меня и мою подружку Нинку.

В начале тридцатых годов отца назна­чили директором научно-исследовательского ин­ститута, и мы пере­ехали в Москву. В то вре­мя десятилеток не было – было вось­ми­классное образование. Стране, индустрии нужны были быстро­ис­печенные специалис­ты и я поступила в ме­ха­нический институт и закон­чила чер­тежно-кон­струк­торский факультет.

Мы жили в центре Москвы – Арбат, Во­ров­ского, сейчас это улица Поварская, в том доме, где было тувинское предста­вительство.

Когда идешь на занятия, всегда встре­ча­ешь­ся с тувинскими ребятами, и у меня всег­да бы­ло желание ущипнуть кого-нибудь – та­ки­ми они были крепенькими. Если нес­ла что-то: груши, яблоки, обяза­тель­но их уго­щала.

Потом я познакомилась с женой Седип-оола, он работал постоянным представите­лем. Жена у него была русская. Стала за­ходить в представительство, и там встре­тила Маадыр-­оола. Это был 1935 год, апрель.

Он, по-моему, учился там на каких-то курсах. Выхожу однажды из подъезда, он стоит с газетой в руках. «Вы далеко?» – спра­шивает. «На занятия». «Я вас провожу?» «Про­во­дите». Я выхожу с занятий – он сто­ит. И так начал за мной ухаживать. Дошли раз­го­воры до мамы, что Галя встречается со «старым китайцем». Дома, конечно, – скан­дал. Но мы все равно продолжали встре­чаться.

А как же он вам предложение сделал?

– Да шли однажды, он и говорит: «По­едем работать к нам – нам специалисты нуж­ны». А я уже направление имела в Мет­ро­про­­ект. Он начал говорить, что у нас инте­реснее. А я что? Взбалмошная, молодая – по­едем! А для того, чтобы поехать, нужно зарегистрироваться, иначе нельзя – загра­ни­ца. Зашли в ЗАГС на Кропоткинской. Мне до 18 лет не хватало одиннадцать дней, а у не­го не было свидетельства о смерти преж­ней жены, да еще и паспорт загранич­ный. Ну, что-то подсунул загсовским работни­кам – и нас расписали.

Ну и как ваши домашние воспри­няли это известие? Обрадовались, небось, как же дочь за границу уез­жает.

– Это было 30 августа, как раз в мамин день рождения. «Ты дома будешь?» – мама спрашивает. «Нет»,– отвечаю. «Опять со своим старым китайцем на свидание?» А у нас в представительстве свадьба назначена и проводы. Ну, я ей показываю свидетельство о браке, а она – хлоп!.. И вместо дня рож­дения своего – в больницу.

Ну что, иду я вниз – оделась, принаря­дилась. Сел со мной не старый, грузноватый тувинец, были представители из Монголь­ского посольства, еще откуда-то. И вот этот тувинец (а это, как я потом узнала, был Тока), смотрит на дверь и говорит: «Хан!» Ну, я смотрю на дверь и жду – в чалме и халате, а выносят – ...на блюде. Тока объясняет, что это лучшее блюдо, деликатес, и кладет мне на тарел­ку. И вот, я его – туда, а он – обратно. Но кое-как осилила. А он видит, что тарелка пустая и спрашивает: «Вам еще?» «Нет, бла­го­дарю!» Это сейчас я привыкла, хан люблю – за уши не оттащишь! А тогда – впервые... Наутро муж уехал.

Галина Маадыр-оол: Узнав, что я вышла замуж за «старого китайца», мама упала в обморокОн ведь сирота, батра­чил в Элегесте. Потом русские Филимоновы присмотрели, что он смышленый паренек и взяли его в семью. Когда хотели отрезать косу, он три дня прятался – не давался. От них и в армию пошел. После армии учился в Высшей кавалерийской школе в Твери. Вы знаете, мы в Твери с ним в одно время жили. Когда в Москве познакомились, он мне фотографию своей покойной жены показал. Она у него была полячка. Я смотрю и глазам не верю: ведь она работала хирур­гической сестрой у того врача, у которого я жила на квартире. Вот такие удивительные повороты судьбы.

Галина Владимировна, чем же он вас так сумел покорить: вдовец, на 13 лет старше, живет у черта на рогах?

– А вот так: из множества фигурок, по­нра­вился мне турок – глаза его горели, как огонь! (Смеется).

А потом я защитилась, мне однокур­сни­ки устроили проводы, и я поехала в Туву. И вот я в гостинице в Минусинске – жду попутный транспорт (телеграмму в Кызыл отправила заранее).

Морозы крепкиие столи, снегу выпало много, и скот в Туве оказался без кормов. Машины возили из Минусинска сено. В гостиницу заходит такой мужик – большой-большой. Может быть кто-то еще помнит: Мартемьяновы – были такие шофера. «Кто тут в Кызыл?» «Я», – отвечаю. «Одевайся!» «Да я одета». А он на меня: «Ты что, так твою растак! Замерзнуть хо­чешь? А я потом отвечать должен?» Прино­сит мне большое одеяло, большущие-преболь­шущие валенки, куда я с ботами влезла, и тулупчик». Уселась я в кабину фанерную, и мы поехали.

Ехали пять дней – с останов­ками, ночев­ками. Сейчас вспомнить – и смех, и грех. Он остановится, выйдет из машины, баллоны якобы проверить, а я сижу. Едем дальше. Он снова выходит, а я сижу. Это ведь сейчас я бы даже и попросила, чтоб остано­вился: пусть луч­ше лопнет совесть, чем моче­вой пузырь, как говорится. А тогда – сижу и молчу. Машины идут одна за одной по сер­пан­тину. Дорога-то была еще старая. А фары во тьме светятся далеко внизу, как волчьи глаза.

Приехали мы в Кызыл. Было уже темно, и я говорю: «Вот что значит – скотовод­чес­кая страна: все конюшни да конюшни» (крыши-то все плоские были). А шофер сме­ется: «Да мы уже в центре города!»

Подъе­хали к МВД, а муж, оказывается, в коман­дировке – в Монголии. Пока его не бы­ло, я жила у его друга в семье. Потом муж при­ехал и повел меня домой. Дом наш был на Щетинкина (сейчас его уже нет), а пока его не было, никто, естественно, не топил. А когда мы вошли – весь отсыревший потолок на нас рухнул. Ну, потом из воинской части при­слали солдат, натопили, отремон­ти­ровали. И стали мы жить.

Галина Владимировна, и как же складывалась жизнь единственной профессорской дочки в глуши: без водопровода и прочих удобств, с печкой?

– Ох, складывалась... Пошла дрова сама колоть однажды. Чурку на чурку положила, топором стукнула – и искры из глаз: что-то по лбу залетело. Полено отскочило – и прямо в лоб. Плиту никак не могла разжечь – подожгу лучинки, огнем в топку пихаю, а они гаснут. Дыму много, а огня нет.

За водой ходить надо было на Енисей. Бабы воду несут на коромыслах, а у меня не выходит. Поскользнусь, упаду, воду разолью, – снова приходится идти. А хлеб тогда не продавали, приходилось самим печь. Ох, и намучилась я, пока научилась хлеб печь! Мешка три, наверное, муки извела. И как муж вытерпел – не знаю. Я всем была долж­на – у всех брала в долг. И вот когда первые булки вышли, Гос­поди Боже мой, мне казалось, что я самая счастливая женщина!

А с людьми как? Как люди к вам относились?

– Надо сказать, что ко мне все относились хорошо. Я родила семерых детей. А сходить хотелось куда-то, и кто-нибудь обязательно оставался с детьми. Еще я очень любила кататься на коньках. А катков здесь не было. Катался кто: сам Тока, советник Бельский и еще трое. Вот они расчистят снег на Енисее, и я катаюсь.

ГаГалина Маадыр-оол: Узнав, что я вышла замуж за «старого китайца», мама упала в обмороклина Владимировна, а в каком году родился ваш первенец и где был роддом в то время?

– Мой первый сын родился в октябре 1936 года. Роддома как такового не было, а вся больница располагалась в одном доме, на территории, где теперь вендиспансер. Свет горел только до 12 ночи. Однажды слышу ночью – мой ребенок орет и орет. Вроде бы успокоился, уснул, а мне опять принесли кормить. Я его глажу, грудь даю, а под рукой что-то мохнатое-мохнатое. У моего-то головка гладкая. А это нянечка в потемках перепутала детишек и мне чужого принесла.

По профессии вы в то время были чертежником-конструктором. Чем же вы занимались в Туве?

– С работой было тяжело. Конечно, по моей специальности работы не было. Но мне предложили работу в школе. И я стала пре­подавать черчение, рисование – я неплохо ри­со­вала. И еще вдобавок физкультуру дали.

Зарабатывала я прекрасно. В то время пять­сот акша – это были немалые деньги. А вот когда родился второй ребенок, стало тяжелее. Чувствую, надо специальность при­обретать. В 1939 году я уехала в Москву, поступила на годичные планово-экономи­ческие курсы. И с тех пор я работала эконо­мистом.

Почти тридцать два года я отрабо­тала в Госста­тистике. Имею орден Трудового Красного знамени, медали «За труд в Великую Отечественную войну», юбилейные, «Ветеран труда», занесена в Книгу почета ЦСУ (центральное статуправление) СССР. В трудовой книжке много благодарностей от Совета Министров СССР, ЦСУ СССР.

А каковы же были ваши взаимо­отношения с родите­лями, и поддер­живали ли вы с ними связь, ведь, насколько я поняла, они были не в восторге от вашего брака?

– В 1939 году я приехала в Москву с двумя детьми – Володей и Чаритой. Мама и папа впервые увидели своих внуков. Рады, конечно, были. Хотя первое время они ведь не принимали всерьез моего мужа. Ну, а уж позднее – лучшего зятя на свете не было.

Расскажите о ваших детях.

– Детей у меня было семеро, но в живых осталось четверо. Трое умерли еще в мла­ден­честве от различных детских болезней. А муж ушел из жизни в 1968 году.

Старший сын, Владимир, закончил Москов­ский строительный институт имени Куйбы­шева, сейчас он на пенсии. Вторая дочь, Чари­та, работает в школе № 5 заведующей библи­отекой. Закончила она Московский институт культуры. Третья дочь, Ирина, заведует тре­тьей соматикой здесь, в Кызыле. А четвертая, самая младшая, Ада, живет в Алма-Ате, работает в Академии наук, заве­дует техни­ческой библиотекой. Все мои дети получили высшее образование. У меня семь внукГалина Маадыр-оол: Узнав, что я вышла замуж за «старого китайца», мама упала в обмороков и восемь правнуков.

А как случилось, что ваша мама оказалась здесь, в Туве?

– После папиной смерти в 1946 году, мама еще долго жила в Москве. Однажды, будучи уже в преклонном возрасте, она сломала ногу. Полетела я в Москву. А так как она человек пожилой, оперировать никто не брался. Ну, всякими правдами-неправ­дами операцию сделали. Стала она поправ­ляться. Я вернулась в Кызыл. Через неко­торое время вновь несчастье – мама снова сломала ногу. Ей снова сделали опе­ра­цию, и уже тут я привезла ее в Кызыл. Но она до последнего дня все собиралась домой, в Москву. А я тайком от нее и квартиру мос­ковскую обменяла: сначала на Под­мос­ковье, а потом – на Кызыл. Знала: ну куда она поедет, как будет жить одна?

Здесь я ее и схоронила, и памятник хо­роший поставила. Мама прожила до 95 лет, а я все говорила: «Мама – долгожитель, до девя­носто пяти прожила, а я доживу до ста». (За­ду­мывается). Но сейчас уже так не говорю... В прошлом году, в октябре, внука моего схоронили. Ему было только двадцать пять... Умер смертью нелепой... (плачет).

А в Москве у вас кто-нибудь остался из родных?

– Никого... Девять дорогих моему сердцу могил – и все... В сентябре прошлого года умерла последняя родственница – двоюрод­ная сестра...

Галина Владимировна, вы живе­те в Туве уже почти 65 лет. А вы хоть раз пожалели о том, что поки­нули когда-то столицу, маму с па­пой? Жили бы сейчас в Москве, вон Луж­ков как о своих пенсионерах пе­чет­ся: и пенсию вовремя дают, и к пен­сии приплачивают, и льготами все­ми пользуются. Были ведь, навер­ное, минуты, когда думалось: «Уеду!»

– (Не задумываясь) Нет, никогда. Я научи­лась здесь всему. Я прошла великую школу жизни. Я так любила свою работу! Это же было так интересно! В статистике я работала с 1948 года – я знала все-все абсо­лютно.

Вы не можете себе представить, что на моих глазах появилось в Туве! Когда я приехала, в Кызыле было несколько двух­этаж­ных домов: школа № 1, «Тувин­ценкооп», Министерство культуры, где позднее долгое время была редакция газеты «Тувинская правда», Дом правительства, где сейчас вечерняя школа и Монгольское посоль­ство, где позднее было Министерство здраво­охра­нения, и все. Везде был сплош­ной кара­ган­ник. И однажды нам объявляют: завт­ра будем рыть траншеи и сажать акацию. И каково же было наше разоча­рование, когда мы увидели, что это все тот же караганник!

Да если бы мне в то время сказали, что я буду мыться в ванне и ходить, извините, в теплый туалет – ни за что бы не поверила. А мост через реку, да не один – а два? Ведь раньше едешь из Турана и по несколько часов на пароме выстоишь. А сколько страха натерпелись, когда по реке шла шуга и при­ходилось переплавляться на лодке...

Не так давно я стою в центре города, огля­ды­ваюсь вокруг, смотрю на фонтан, вспо­ми­наю, каким я увидела город впервые и ка­ким он стал сейчас, а слезы по щекам текут. Ми­мо шел какой-то мужчина: «Что с вами? У вас какое-то горе?» «Да ведь, милый чело­век, – говорю, – слезы бывают не только от горя!»

Вот сейчас все изменилось: жизнь, люди. Жаль только, что многое – к худшему. Рань­ше молодежь в Туве очень уважительно, с поч­тением относилась к старикам. Раньше – я очень часто в командировки ездила – встре­ча­ли всегда и везде очень радушно. Не успе­ешь подъехать – тебе, первым делом, чай пред­лагают. Если ночевать остаешься – круг­лую ночь очаг топят, накрыться лучшую шубу дают. Я ведь первое время и языка тувин­ско­го не знала, но даже и тогда не чувство­вала себя чужой. Потом-то я и язык выучила. А сейчас мы боимся молодежь – вечером на улицу не выйти. Люди очень изменились...

Галина Маадыр-оол: Узнав, что я вышла замуж за «старого китайца», мама упала в обморок Галина Владимировна, а вы верите в Бога?

– Я не фанатик. Я ни одной молитвы не знала и только недавно выучила «Отче наш». Но в душе всегда верила и верю. Вот когда начинают сквернословить на Бога – меня это коробит. У нас в семье не было фанатиков. Мамина сестра была очень веру­ющая, ходила в церковь. Когда она умерла, ее отпевали в Новодевичьем монастыре. Но нас она никогда не принуждала.

Я считаю, что в душе верит каждый. Что бы ни случилось, мы сразу: «Господи!» Здесь, в Кызыле, я в церковь не хожу, а когда бываю у дочери в Алма-Ате, обязательно мо­лебен заупокойный заказываю, свечки став­лю.

Как вы думаете, Россия когда-нибудь возродится? Восстановим ли мы все то, что разрушили?

– Думаю, что да, обязательно. Ведь на­род наш умеет все. По долгу службы я объез­ди­ла всю Туву. Даже в верховьях Енисея, у оле­­не­­­водов, бывала. И в те годы в каждом рай­пром­­­комбинате было по несколь­ко цехов: са­­пож­ный, столярный, гончарный. Даже кир­пич летом сами делали – имели такое прос­тое маленькое оборудование, «Кол­хоз­ник» называлось. А в Бай-Хааке такие крин­ки делали прекрасные. Там, около Сосновки, и глина красная есть.

Я вспоминаю начало тридцатых годов, когда мы стояли в Москве по ночам за 125 граммами масла. Вся спина была исписана номерами. И если не отметишься – обяза­тельно из очереди выкинут. Сейчас ведь в это верится с трудом.

Мы все преодолеем, я верю в это. Я все вре­мя думаю: «Дай мне, Господи, дожить до свет­­лых дней и увидеть все своими глазами!»


Фото:

1. Галя с подружкой Ниной. Фотография, сделанная сестрой Ленина Марией Ильиничной в августе 1926 года. Справа вверху отпечатки пальцев М. Ульяновой, оставленные при проявке.

2. Фотография семьи Маадыр-оол, напечатанная в журнале «Огонек» с подписью: «От батрака до председателя райисполкома». 1948 год

<!-- /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:10.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-ansi-language:#0400; mso-fareast-language:#0400; mso-bidi-language:#0400;} --> 2. Галя Стож с мамой-дворянкой Аделью Альфонсовной и папой Владимиром Герасимовичем. Украина, 1923 г.

3. Галина Маадыр-оол. 1955 год 20 лет в Туве.

Беседовала Любовь БРАЦУН

 (голосов: 0)
Опубликовано 18 февраля 1999 г.
Просмотров: 2084
Версия для печати

Также в №8:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru