газета «Центр Азии»

Четверг, 15 ноября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2000 >ЦА №16 >Амур Увангур: Днем я занимаюсь наукой, а ночью зарабатываю деньги

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Амур Увангур: Днем я занимаюсь наукой, а ночью зарабатываю деньги

Люди Центра Азии ЦА №16 (12 — 18 апреля 2000)

Амур Увангур: Днем я занимаюсь наукой, а ночью зарабатываю деньгиБыло время, когда отправляли у нас в России талант­ливых юношей набираться уму-разуму за границу. Молодые люди учились заморским премудростям и возвращались на родину, чтобы служить ей верой и правдой, использовать на деле те знания, кото­рые были ими получены. После Ок­тябрьской революции такая практика прек­ратилась. Однако пал “железный занавес”, и учеба за границей стала вновь очень популярной, появились различные проекты по обмену студентами. И, оказывается, у нас в республике есть уже “первые ласточки”, вернувшиеся после долгой и нелегкой учебы.

Как сложилась их судьба по возв­ращении домой? Сегодня мы встретимся с Амуром Увангуром, выпускником Улу-Дагского уни­верситета Турции.

О встрече с ним мы договорились уже давно, но долго не могли назначить время, так как сво­бодное от работы время у Амура со­с­­тавляет про­ме­жуток от трех часов ночи до девяти часов утра. Днем Амур – фило­лог-тюрколог, работает в Инсти­туте гумани­тарных исследований, что является его ос­новным делом, ради которого он шесть лет учил­ся в Турции. Но поскольку того, что он там за­ра­­батывает, на жизнь не хватает, вече­рами Амур подрабатывает барменом в рес­то­ране “Эне-Сай”. Этому искусству он тоже обу­чил­ся в Турции, когда подрабатывал бу­дучи сту­дентом. Но вот время наконец-то выбрано – и я в Институте гуманитарных исследований, в кабинете, рассчи­танном на пять человек, в котором у Амура даже есть собственные стол и стул.

– Амур, почему вы решили учить­ся именно в Турции?

– В 91-ом году я как раз вернулся из ар­мии и очень хотел учиться. Собирался в Мон­голию, чтобы изучать мон­гольс­кий язык, но так как у меня знания монгольского языка не было, в Монголию меня не пустили. Через год появилась возможность пое­хать в Тур­цию. В 92-м году Гос­комитет по науке объя­вил кон­курс для желающих учиться в Тур­ции. На республику было выделено шесть мест: три с гума­нитарным уклоном и три с ма­те­матическим, а желающих посту­пить – 196 человек. На гумани­тарные места попали я и еще двое ребят – Ян Ооржак и Демир Ча­­­вын­­чак. А на места с мате­мати­ческим укло­ном никто не смог набрать достаточное коли­чество баллов.

– Ваша тяга к знаниям переш­ла к вам по наследству?

– Да, можно так считать, пото­му что по ма­теринской линии мой дядя, Юрий Аран­чын, был док­тором исторических наук и акаде­миком общественных наук РАН. Дру­гой дядя, Николай Кунчун, долгое время работал в Цент­ральном архиве РТ, также за­ни­­мал высокие посты. Я их видел очень ред­ко, когда они приезжали гостить в наше село Бель­дир-Арыг (Чырга­ланды). Тогда я был школь­­ником. А по отцовской линии род­ствен­ники с матема­тическим уклоном.

– Кто ваши родители?

– Отец – Кара-Хуна Севеко­вич Увангур был разнорабочим в колхозе Чодураа, умер в 1985 году. Мама – Кара-кыс Ивановна Увангур (Луду) работала тогда секретарем в сельсовете. Теперь она тоже “в стране бесконечной весны”. Для меня смерть – это страна бесконечной весны, откуда никогда не возвращаются. Мама умерла бук­вально перед празд­ником Шагаа в этом году. Теперь я верю, что по лунному кален­дарю в конце и начале года надо оберегать себя.

Амур Увангур: Днем я занимаюсь наукой, а ночью зарабатываю деньгиЧем вы занимались до армии?

– Работал в своей родной шко­ле в селе старшим пионерво­жа­тым. 1985 год был для меня самым трудным: умер отец, стар­шие сестры учились в вузах, а старший брат был в армии, мама пенси­онерка. В семье нас семь детей. Я остался за старшего и сразу начал работать. Тогда я еще учился в десятом классе, и мне предстояло сдать выпускные экза­мены. Пос­ле, в течение трех лет, работал там же, был комсо­моль­цем-акти­вис­том. И в армии тоже был лидером.

– Как вы познакомились со своей женой?

– После армии я вернулся на работу в свою школу. Так как я активист, в то вре­мя участвовал в раз­личных комсо­моль­­ских кон­фе­рен­циях респуб­ликан­ского мас­штаба. На одной из кон­фе­рен­ций сре­ди делегатов была и она. Хотя она тоже из моего Тес-Хем­ского рай­она, но только там и тогда я заметил ее – Че­че­ну Сандан-оолов­­ну Чооду. Она тоже акти­вистка. Конечно, в те юно­шеские годы у меня были другие девочки, в которых я пытался узнать нас­тоящую любовь, встретить ее. Но выбор пал на Чечену. Теперь у нас сын Эртине, пер­воклассник, учит­ся в Питере.

– Почему в Пи­тере?

– Чечена по про­фессии учи­тель русского языка и литера­туры, помимо этого знает ту­рец­кий язык. Сейчас в Питере она работает аген­том турецкой тур­фирмы. Из-за забас­товки учи­телей пришлось отправить в Санкт-Петер­бург и Эртине. Там они, навер­ное, про­живут десять лет, пока сын будет учиться в школе. Возможно, я тоже приеду к ним года через два-три, буду поступать в аспи­рантуру. Хочу идти дальше по научной линии, не останав­ливаться на достигнутом.

– Какую степень вы хотите по­лучить?

– Хочу стать доктором, акаде­миком, как мой дядя Юрий Аран­чын.

– Кто ваш иде­ал в научном мире?

– Вы, наверное, уже дога­дались (сме­­ется) – мой дядя.

– Есть у вас какие-то увле­чения, кроме ра­бо­ты, и хватает ли на них время?

– Да, когда-то я увле­кал­ся легкой атлети­кой. Теперь читаю книги, играю в шахма­ты, пишу сти­хи сентимен­тального харак­тера о любви, о жизни, о смерти. Делаю научные переводы не­боль­­ших произведений с тувин­ского на турецкий и с ту­рец­кого на тувин­ский. Еще умею вя­зать, дома вяжу. Не только себе, но и семье могу свя­зать теп­лые сви­тера, шапки, носки, пуловеры. В данное время вяжу себе свитер, но так как вре­ме­ни у меня почти нет, вяжу по выходным, не ус­певаю (в доказательство Амур даже пока­зал свой недовязанный свитер, закончить ко­торый у него все не хватает времени). Еще коллек­ционирую записи группы “Modern Talking”.

Амур Увангур: Днем я занимаюсь наукой, а ночью зарабатываю деньгиУчиться в другой стране, тем более человеку семейному, в матери­альном плане, наверное, было не­легко?

– Зарубежным студен­там турец­кое госу­дарст­во выплачивает стипендию около 60 долларов в месяц. Это обусловлено в дого­во­­ре. Тува тоже долж­на платить стипендию ту­рецким студентам, которые учатся у нас, но не знаю, выпол­няет­ся ли это условие. В Тур­ции нам предос­тавлялось место в об­ще­житии, бесплатное пользование Интер­нетом. На сти­пендию мы пита­лись, ходили в кино, на кон­цер­ты и еще поку­пали себе кое-что из одежды.

В Турции можно найти любую работу, лишь бы ты знал турецкий язык. Буквально на второй месяц мы начали работать, стали раз­носить газеты, хотя языка еще не знали. Но, работая, мы расши­ря­ли свой словарн­­ый запас. Пла­ти­ли нам за неделю. Деньги тогда бы­ли нужны. Звонили домой, по­купали се­бе нужные вещи. Когда мы приехали в Турцию, у нас в кармане было три доллара на троих, но на такие деньги просто не­воз­можно было прожить.

Дело в том, что мы были пер­выми сту­ден­­тами, которых отп­ра­вили учиться в Тур­цию. Тогда вся система обмена студен­тами была отлажена плохо. Этим зани­ма­лось не госу­дарст­во, как сейчас, а частные фир­мы. Мы при­е­хали в Турцию и четыре меся­ца си­дели в Стам­буле, не учи­лись, стали рабо­тать, прав­да, жили в сту­денческом об­ще­жи­тии. По­том госу­дарст­во наконец-то узнало, что у них есть такие студенты, и нас распре­делили по горо­дам, ста­ли учить и платить сти­пен­дию. Я по­пал в город Бур­са, это не­да­ле­ко от Стам­була.

И в этом го­роде в сво­бод­ное от учебы время работал: чай разносил на улице, про­давал журналы, три года работал на частном ра­диоканале. Тогда я еще плохо говорил по-турецки, но у меня был совер­шенно другой говор, который был иАмур Увангур: Днем я занимаюсь наукой, а ночью зарабатываю деньгинтересен слу­ша­телям. В летнее время в курорт­ном городе Анталия рабо­тал и гидом, и офици­антом, и бар­меном.

– За семь лет, прожитых в Тур­ции, вы часто виделись с род­ными?

– Первые четыре года я приез­жал в Туву каж­дое лето. Деньги занимал, копил в те­че­ние года стипендию, выбирал самые де­шевые марш­руты, например, ав­то­бусные. И двести долларов на дорогу хватало. Ездил по такому автобусному маршруту: выезжал из Стам­була, ехал через Румы­нию, Болгарию, Укра­ину, Бело­руссию, при­езжал в Москву. Из Мос­квы дальше ехал на поезде. Дорога зани­мала где-то около десяти дней. Три раза в Турцию приезжала жена. Первый раз она приехала одна, сыну было только два годика, а она приехала изу­чать турецкий язык. Второй раз она приехала с сыном, уже просто отдохнуть, как туристка. И третий раз я пригласил их с Эртине. Это было в прошлом году, я закончил учебу и работал. Средства поз­воляли мне их пригласить.

– Как вы попали в бар?

– Когда я был уже на третьем курсе, я первый раз приехал в Анталию, искать рабо­ту. Однаж­ды позвонил в гостиницу, мне ска­зали, что им нужны офици­анты. Но я пере­путал место и приехал сов­сем не туда, куда звонил. Но и в этом месте были рабочие мес­та, только им тре­бовались бармены. Меня при­няли, чему-то научили, чему-то на­учился сам. Ходил по барам, смот­рел. Стал поку­пать лите­ратуру. Так с миру по нитке все выучил. Самое главное – лов­кость рук и четкость, нужно знать, какие вина можно смешивать, а какие нет.

– А как тур­ки относятся к ино­странцам?

– Турки очень любят иност­­ранцев и всег­­да го­товы помочь. И я, нет-нет, да и при­­бе­­гал к их помощи, в ос­новном, ко­неч­но, мате­ри­аль­ной. Иногда ос­та­вался гостить у знако­мых тур­­­­ков. Ког­да гостишь, со­би­раются все со­­се­ди и расспраши­вают тебя обо всем – и­м тоже интересно узнать о нашей жизни. Им ин­те­ресно знать о Туве, и в турец­­ких жур­налах часто появляется ин­формация о ней.

Мимо подъездов домов, где играют малы­ши – пройти просто так невозможно. Тебя сра­зу заме­тят из-за твоих “узких глаз”, и пы­­таются задавать вопросы типа: “Дядя, вы японец? Дядя, вы знаете каратэ?” А в уни­верситете никто не обра­щает внимания на твои “узкие глаза”, так как там обучаются сту­денты со всех угол­ков мира. Но все разго­варивают на турецком языке.

– Как долго вы учили язык?

– В Турции с февраля по ав­густ мы учи­ли турец­кий язык, каждый месяц сдава­ли по нему экзамен. Язык учили по спе­ци­аль­ным книгам и рабочим тетрадям, в кото­рых выполняли домаш­нее задание. Еще обыг­ры­вали раз­личные ситу­ации и, играя, учили слова. И за семь месяцев язык мы выучили. Вообще учеба в Турции начи­нается с первого октября. Мы хотя и начали учиться с опоз­данием, но однокурсников дог­нали.

– Были какие-то смешные слу­чаи во время вашей учебы в Турции?

– Смешных случаев было очень много, связанных, нап­ример, с языком. Стакан они называют бардаком. Кровать, по нашим пред­ставлениям это место, где мы спим, а в Тур­ции так называется мужской галстук. Дурак, в нашем понимании сла­боумный, у них это слово обоз­начает автобусную остановку.

– Какая у вас теперь специаль­ность?

– Я изучал филологию: турец­кий язык и турецкую литературу. Специальность у меня теперь широкая, могу быть учителем, научным работником, могу пере­водить статьи, работать перевод­чиком.

– Где сейчас Ян и Демир, с кото­рыми вы поступали?

– Ян вернулся в Туву по се­мейным обсто­ятель­ствам, он сейчас работает в Кызыле. А Демир продолжает учебу. Он окончил уни­вер­­­ситет, тоже по специальности турецкий язык, турецкая литература, и сейчас посту­пил в аспи­рантуру. Вернее, у нас она называ­ется аспиран­тура, а у них – магистратура.

Я бы тоже остался, но мне уже тридцать лет, а иностранным сту­дентам в Турции дают право пос­тупить в аспирантуру до 28 лет, после этого возраста обу­чение платное. Я мог бы пос­тупить, но за образование мне приш­лось бы платить, а для меня это просто нереально. Потом – в Кызыле жила моя семья: жена и сын.

– Вы скучали по Туве пока были в Турции?

– Конечно, скучал. Звонил домой, мне рассказывали новос­ти, присылали газеты. Любил читать в Турции “Центр Азии”. Од­нажды даже вызвался быть спонсором руб­рики в вашей газете “Устами младенца”. При­ехал с игрушечной маши­ной и куклой Барби, которые вручил побе­дите­лям.

– С чем вам пришлось столк­нуть­ся, когда вы вернулись в Туву?

– После того как я семь лет прожил в Турции, мое мышление и культура стали со­от­ветствовать западному образу жизни. У нас сразу бросается в глаза то, что и стар, и млад спо­койно ходят по улицам с бу­тыл­ка­ми пива в руках, а то и вовсе пья­ные. Там, в Тур­­ции, таким образом вести себя на улице не принято, и считается некуль­тур­ным. Когда при­ехал в Кызыл, встре­тился мне один зна­ко­­мый и сразу говорит: дай три руб­ля, не хватает на бутылку – сразу по­яви­лась тоска по Турции. Там нет таких людей, которые попро­­шайничают. Есть, конечно, бед­ные люди, попрошайки, которые сидят с протянутой рукой. Но чтобы просили здоро­вые парни, способные работать – такого нет. А недавно, когда я возвра­щался в три часа ночи домой из “Эне-Сая”, меня избили трое парней в районе “Детского мира”. Неко­торое время я просто ходил в шоке.

В Турции всегда можно хо­дить спо­кой­но. Даже мили­ци­онеры не пристают, если ты в не совсем трезвом сос­то­янии. Од­наАмур Увангур: Днем я занимаюсь наукой, а ночью зарабатываю деньгиж­ды со мной произошла такая ис­то­рия: в Стамбуле с друзьями мы про­­си­дели в ноч­ном клубе до трех часов ночи, а в че­тыре нам нужно было воз­вращаться домой. Мы бы­ли не­много выпившие. По­ехали домой и за­блу­дились, Стам­бул – большой город. Нас оста­но­вили полицей­ские и спро­сили: куда мы едем. Мы объ­яс­нили, что бы­ли в ноч­­­ном клубе, выпили, едем домой и заблу­дились, как нам доб­раться домой? Машина с полицейской мигалкой по­ехала впереди, мы за ней, про­водили нас прямо до подъезда. Такое прият­ное воспо­минание. У нас ведь такого нет.

– А при­го­ди­лись ли в Ту­ве получен­ные вами зна­ния?

– Приехал сюда и целый месяц искал ра­боту. Хотя нас, выпуск­ни­ков, Госкоми­тет по науке дол­жен распределять по местам. Я обращался в Республиканский Лицей, но мне там сказали, что им не нужны такие спе­циалис­ты, что турецкий язык они не учат. Об­ра­щал­ся в Тыва-турецкий лицей, но у них свои, ту­рецкие препо­да­ватели. Через месяц я обра­тил­ся в Госкомитет по науке. Пред­седателю сказал, что я такой-то студент, никак не могу найти работу. Он предложил пойти мне в ТНИИЯЛИ, который сейчас называ­ется Ин­ститут Гумани­тарных Исследований. Я при­шел сюда, сказал, что учился в Тур­ции, что ме­ня направил Гос­комитет по науке, и меня при­няли. Работаю здесь с сентября 99-го года, а из Турции вернулся в ав­густе.

– Чем вы зани­маетесь в инс­ти­туте?

– Пока я тут человек новый, поэтому сей­час знакомлюсь с архивом, научными изда­ни­ями. В будущем буду работать по пере­читы­ванию древнетюркских па­мят­ников в Туве. Знаю рунику, разбираюсь в каменных стелах. Мо­гу прочесть арабские и пер­сид­ские над­пи­­си, так как в уни­верситете всему этому учили.

– Как вы попали в ресторан “Эне-Сай”?

– У меня в Турции стипендия была 60 дол­ларов, которой на все хватало, а зарплата здесь 600 рублей, которой не хватает даже на себя, не то что на семью. Это са­мый ми­зер для меня, и сущест­вовать на такие день­ги я не могу. Сначала я прое­хался по всем барам и ресторанам Кызыла, потом пришел в “Эне-Сай”. Они посмотрели, что я что-то умею, узнали, какой у меня опыт и взяли на работу. Сейчас я обучаю там ребят, пытаюсь при­гото­вить кок­тейли из того, что имеется. Ко­нечно, у нас здесь нет базы, нужно все доста­вать: шейкер – самый основной компо­нент для кок­­тейлей – вина, ликеры, лед, си­ропы, украшения. Но у “Эне-Сая” такая воз­мож­­ность есть, и в ско­ром времени, я думаю, там можно будет делать разные коктейли.

– Посетители турецких баров отлича­ются от посетителей кы­зыл­ь­ских баров?

– По культуре – да. Турки никогда не пьют до упаду. А нашенские пьют “Балтику” до неприлич­ного состояния. К кок­тейлям наши еще не привык­ли, а в Турции это привычное дело. Наши не уме­ют вести себя: когда “навеселе”, сразу начинают драть­­ся, грубить, разбивать, то, что подается, и с тобой нару­гаются еще. В Турции же посе­тители в барах отдыхают, разго­варивают, знакомятся, а в это время, чтобы они не скучали, я показывал им различные бар­менские трюки. Здесь я тоже стара­юсь приучить своих кли­ентов к такой барной культуре.

– Где вам нравится работать больше: в институте или в баре?

– В институте, днем, я зани­маюсь наукой, а в баре, вечерами и ночью, зарабатываю деньги. В институте – мое будущее, я вкла­дываю сюда свой труд, это моя перспектива, мое постоянное мес­то работы. Я надеюсь, что со вре­менем матери­альная ба­за у инс­титута улучшится, и я буду полу­чать столько, сколь­ко зараба­тываю. Через не­ко­то­рое время я передам свои знания и оставлю бар. В конце концов, у меня будет свой бар. Хочу от­крыть в Кы­зыле элитный бар, где пред­лагались бы одни кок­тейли и инома­роч­ные на­пит­ки. Хочу, что­бы в него прихо­дили ум­ные, обра­зо­ванные люди и просто об­щались, отды­хали, а не на­пи­ва­лись.

– Кто еще учился в Турции и вер­нулся в Ту­ву? Как сложилась их жизнь здесь?

– Вернулся Орлан Хер­тек, закончил юри­ди­ческий факу­ль­тет, сейчас я не знаю, где он, где-то в районе. Саяна Кашпык-оол закон­чила фа­культет между­на­род­ных от­ноше­ний, сейчас рабо­тает сек­ре­тарем в Рес­пуб­ликанс­ком лицее. Тимур Монгуш – эко­но­мист, работает в Кызыле в част­ном секторе. Мерген Хо­мушку закончил факуль­тет отно­шений европейских стран, теперь он в аспи­рантуре в Москве. Демир Чавынчак и Кы­зыл-Маадыр Сим­чит закончи­ли универси­теты в Турции и там же посту­пили в аспи­рантуру. Этим летом должна вернуться вто­рая волна наших “ласточек”.

– Что ждет их здесь, когда они закончат учиться?

– Сейчас они учатся и рабо­тают в раз­лич­ных фир­мах: “Mary Kay”, “Amway”, “Ori­flame”. Кто-то после окончания универ­ситета будет представ­лять эти фир­мы в Туве, откроет свой офис, кто-то будет про­да­вать машины, но кто-то ос­танется, я думаю. Они все такие молодые, красивые, умные при­едут в Туву и что-то, наверное, будут делать. Для них все впереди. Главное, чтобы они смогли найти работу по своей специальности. Я работу нашел.

– Многие студенты, закон­чившие универси­теты, неважно российские или зарубежные, даже с красным дип­­ломом, приезжают в Туву и не могут найти работу. Почему?

– До поры до времени это будет про­дол­жаться, но потом, я думаю, у нас будет еще один скачок по отношениям, по эко­но­ми­ке и вообще по уровню жиз­ни, цивили­за­ции. А пока выпуск­ники, даже с красным дип­ло­мом, стараются попасть туда, где боль­ше платят и не всегда по своей специаль­нос­ти. Это происходит не только в Туве, а вообще в СНГ и России. Я знаю своих одно­курс­ников из СНГ, кто с дипло­мом, как у меня, работает диле­ром компании “Coca-Cola”, кто-то в банке, а кто-то в лесной про­мыш­ленности. Таких, как я, сумевших устро­иться на работу по специальности, мень­шинство.

Амур Увангур: Днем я занимаюсь наукой, а ночью зарабатываю деньгиМожет быть, высшее обра­зование нам вообще не нужно?

– Почему, нужно. Сейчас даже во многих магазинчиках, аптеках можно увидеть на сте­нах дипло­мы, а чуть пониже – лицензии, сер­ти­фикаты. Так сразу появ­ляется доверие к аптекарю: зна­ешь, что он не посоветует не то лекарство, так появляется доверие и к другому человеку, име­ющему образование. (Кстати, у Амура в кабине­те его диплом висит). Зна­чит в будущем только с образо­ванием можно будет устроится на рабо­ту или открыть свое дело.

– С каким литературным геро­ем вы могли бы себя сравнить?

– Из тувинских народных ска­зок скорее всего с Оскус-оолом – мальчиком с тремя знаниями (прим: Оскус-оол – в переводе с тувинского Сирота-мальчик, герой ту­винской народной сказки).


Прошло время...


Амур Увангур уволился из бара, решив полностью посвятить себя науке. А коктейли остались как хобби.


Фото:


2. Амур Увангур – выпускник Улу-Дагского университета Турции.

3. Студенческие годы. Амур с турецкими друзьями.

4. После занятий Амур подрабатывал официантом в турецком ресторане.

5. Редкий случай, когда собирается вся семья. Амур с женой Чеченой и сыном Эртине.

6. Загадочный Амур Увангур в баре-ресторане «Эне-Сай». 18 марта 2000 г.

 

Беседовала Мария МАМУРКОВА

 (голосов: 2)
Опубликовано 12 апреля 2000 г.
Просмотров: 2690
Версия для печати

Также в №16:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru