газета «Центр Азии»

Пятница, 22 сентября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2000 >ЦА №34 >Галина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдет

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Галина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдет

Люди Центра Азии ЦА №34 (16 — 22 августа 2000)

Галина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдетГалина Гостева, учитель английского языка школы №11, в этом году читателями газеты «Центр Азии» была удостоена звания «Чело­век года - 99» в номинации «Образо­вание» – за укрепление дружеских связей между двумя континентами, пропаганду взаимопо­нимания между народами через изучение английского языка, а также за защиту прав учителей. В 1999 году она стала победительницей Всероссийского конкурса учителей английского языка с главным призом – поездка в США. А спустя несколько месяцев принимала в Кызыле свою американскую коллегу-учителя Клер Гриффин.

Мы договорились о встрече с Галиной Иван­­овной у нее дома – на улице Крюкова, не­подалеку от школы №11. Школа – как бы граница между городом и деревней: за­кан­­­чи­ваются стандартные пятиэтажки и на­чи­на­ется район деревянных домов – ти­пич­ная де­ре­венская улица в черте города. А вот и дом Гостевых: ухоженный огород, столик для гостей под деревом, добродушный щенок на цепи, банька. Вот с этой баньки я и на­чи­наю беседу, так как она тоже сыграла свою су­щес­т­венную роль в укреплении междуна­родных связей.

Галина Ивановна! Это и есть та са­­мая сибирская баня, помывка в ко­то­­­­рой произвела столь незабы­ва­е­мое впе­­чатление на гавайскую учи­тель­­­ницу Клер Гриффин, что была удо­­с­то­ена чести быть описана в её кни­­ге? А это, значит, тот самый по­ра­­зив­ший ее банный тазик? А вот и си­бир­ский туалет, который вмес­те с ве­ликолепной луной, освещающей путь в него – ваша американская гос­тья не без некоторой романтики опи­­сала в числе своих сибирских опы­тов?

– Да, они самые. Когда в августе 1999 го­­да нас принимали в Америке как победи­те­лей конкурса учителей английского языка, мы жили в шикарном отеле. И когда настала оче­редь мне принимать на две недели амери­кан­­скую учительницу истории из города Го­но­лулу, штат Гавайи, я особенно пере­жи­ва­ла из-за того, где я ее поселю. Ведь у нас все по­-простому: деревянный дом, печка, все удоб­­ства – на улице. Но Клер написала, что хо­чет жить только так же, как я, как обычные учи­теля в России, шикарных отелей и осо­бых условий ей не надо. Я немного успо­ко­и­лась, тем более, что в отношении бани у ме­ня до приезда Клер уже был опыт – с Хай­кой.

Только я вернулась из Америки, ко мне друзья из Абакана неожиданно привезли немку. А я как раз белила – все в доме вверх ногами. Ну, местечко на диване Хайке осво­бодила, а она просит: «Хочу русскую баню». Я ей баню истопила по-хорошему, теплую. А она зашла, испугалась – горячо. Ну, я ей вход шторкой завесила и ребят из Абакана на лавочку посадила – консультации давать. А сама быстрее добеливать – я люблю белить, даже мужу побелку не доверяю. Я-то думала, она знает, как в бане мыться. А она, ока­зы­ва­ет­­ся, первый раз. Она, бедная, даже го­­лову не вымыла, не знала, что ее моют в та­зике. Она слышала, что в русской бане па­рятся и решила попариться: взяла веник и давай им, сухим, нераспаренным, себя хлестать. Листья с веника все пооблетели, она стонет, плачет и кричит из бани по-немецки:

– Я Галине сломала веник!

Галина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдетА эти два обалдуя, мои друзья, с лавочки отвечают:

– Ты веник сломала? Ну, все. Галина за этим веником лазила в горы и век тебе не простит!

– А если я деньги заплачу?

– Ну, если заплатишь, то рублей за пять­сот, может, и простит.

Довели они ее. Она идет ко мне, кается, вся расстроенная: «Я веник сломала!» Я, ког­да поняла, о каком венике речь, расхохо­талась. Успокоила Хайку: ничего не надо пла­тить. Хайка обрадовалась, женщина она не­­­бо­гатая – научный работник, легла на ди­ван среди все­го этого побелочного разгро­ма и го­во­рит по-не­мецки: «Как все-таки хо­ро­шо в России в гостях!»

Так что когда приехала с Гавайских ост­ро­вов Клер, я ей сразу сказала: «Ты можешь стесняться – не стесняться, но в баню я пойду с тобой, научу.» У них ведь не принято жен­щи­нам вместе мыться, как у нас.

Знаете, что ее больше всего в Кызыле по­ра­зило? Она меня спрашивает: «У вас что, так мно­го лесбиянок?». Я сначала оторопела: «По­чему?». А она объясняет – женщины, де­вуш­ки ходят по городу, держась за руки. Я ей объясняю, что для нас это ничего не зна­чит – это подружки просто, даже в одну кровать женщины лягут друг с другом, если места нет, без всякой задней мысли. И в баню вместе ходят (смеется).

Клер я очень благодарна – мы с ней пе­ре­­писываемся и сейчас. Она присылает мне для уроков географические карты, журна­лы, мате­риалы для оформления кабинета. Я вы­сылаю ей газеты, книги о Туве. И ученики наши пе­ре­пи­сываются. Клер же в своих вы­ступ­ле­ни­ях, в своих газетных и журнальных ста­тьях, в своей книге, в Гонолулу так рас­хва­лила Туву: наших талантливых детей, наш талант­ливый народ. Мы же с ней за вре­мя ее визита в девяти школах, лицеях по­бы­вали. Поэтому и все ученики от Тувы в вос­­торге, пишут: «У вас так весе­ло, интересно, а что у нас на Гавайях – только что тепло круг­лый год». (Хохочет).

– Галина Ивановна, а как ваша аме­ри­кан­ская гостья общалась с вашими близкими? Они нашли общий язык?

– НГалина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдеташли. Особенно с мужем, хотя он по-английски знает только «yes» и «no», я его научить никак не могу. Есть какое-то родство всех рыжих. Когда эта рыжая бес­тия прие­хала к нам, они с мужем с полуслова, с полу­взгляда понимали друг-друга. (Смеется). А общались они так. Клер спрашивает: «Га­лина, можно я пообщаюсь с вашим му­жем?» «Конечно!» Муж сидит у телевизора, а она нальет рюмочку вина и весь вечер хо­­дит возле него, время от времени спра­шивая: «It`s fine, isn`t it? («Чудесно, не так ли?») А он такой довольный, гордо отвечает: «Yes!» (Хохочет).

– А у кого еще в вашей семье кро­ме вас, склонности к иностранным языкам?

– У младшего сына, Кости. Он учится в восьмом классе, я ему и английский в школе преподаю, и дома с ним занимаюсь. У него больше склонность к гуманитарным наукам, чем к точным, и английский дается лучше других предметов, так что я настраиваю его: будешь у нас англичанином.

Старшей дочери Марине 28 лет, она жи­вет в Красноярске, работает учителем гео­графии, у нее муж милиционер и сын, кото­рый уже закончил первый класс, он с первого класса тоже английский изучает. Дочери На­талье 22 года, она учится в нашем тувинском уни­верситете, тоже буду­щий учитель, сей­час перевелась с факуль­тета начального об­ра­зования на исторический. У нее тоже сын – Сань­ка, наша радость.

– Я вижу, у вас в семье все с гума­нитарно-педагогическим укло­ном. Толь­ко супруг работает не головой, а руками, как и положено мужчине. Если не оши­баюсь, на «Водоканале»?

– После того, как я все критиковала на­чаль­ника «Водоканала», ему предложили от­туда уйти. Теперь я больше не касаюсь орга­низаций, где работает муж, потому что он сказал, что уходить больше некуда (смеется). Семен работает сейчас на угольном разрезе де­­журным электриком.

Многие считают, что когда жена с обра­зованием, а муж – нет, то это плохо для семьи. А я считаю, что это хорошо. Почему? Потому что я чувствую себя за ним, как за каменной стеной. Он даже смеется: тебе, говорит, надо было бы начальником работать. Я прихожу и говорю: «Сема, надо бы огород расширить, гараж построить». А при этом ни денег не имею, ничего, вы же знаете, как учителям зарплату выплачивают. То есть даю идею, а Сема уже ходит, думает, как это сделать, из чего. И делает.

– А как вы познакомились друг с другом?

Галина Ивановна: (Обращаясь к мужу). Рассказывай сам, я не буду (смеется).

Семен Давыдович: Я родился и жил в де­ревне Бондарево, за Саянами – сто кило­метров от Абакана. И вот в семидесятом году к нам в деревню по распределению приехали три девушки-учительницы. Для деревни, сами понимаете, это такое событие нео­рдинарное. И конечно, парни все – хвост трубой. Ну, вот в первую десятку и пробился (оба сме­ются).

Г. И.: Целый год он за мной ходил и все говорил: «Выходи за меня за­муж». Разогнал всех моих женихов. Придет, если кто-то сидит в гостях – выгонит и от­лупит. Ровно год предлагал замуж, приучал меня к этой мысли. А потом перестал пред­лагать. Меня это даже заинтриговало. «Ты что, – спра­шиваю, – уже передумал жениться на мне?» «Нет, не передумал». Вот так и поженились.

Я тогда после Абаканского пединститута приехала в деревню – худенькая, тоненькая, наивная, глаза удивленные. Меня царевной Несмеяной в институте звали. А в школе половина классов русские, половина – ха­касские. Хакасские ребятишки прГалина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдетиехали в среднюю школу после начальной из дальних деревень, где говорили по-хакасски, по-русски они не говорили. А тут я со своим английским. Я их не понимаю, они меня не понимают. А в классе 36 человек, тогда еще классы не делили на две группы на ан­глий­ском, как сейчас. Я им что-то объясняю, а они своим делом занимаются. И тогда я на­чи­наю плакать – руки сложу и плачу...

А директор школы, Виктор Иванович Афа­насьев, был такой умница. Он говорил: «У молодого специалиста на уроке тишины быть не может. Если тишина, значит ЧП». И вот он идет по школе, открывает дверь в класс, а я плачу. «Что вы ей сделали?», – спра­шивает у детей. «Ничего, – отвечают они по-хакасски. – Мы сидим, а она плачет.»

Очень трудно мне было в первый год, по­тому что нас не учили знанию национальной психологии, преподаванию для незнающих русский язык. Но директор и весь коллектив так незаметно, тактично учили меня, направ­ляли, подбадривали.

Я вот, работая сейчас в кызыльской школе, вижу, что не всегда по-доброму относятся к молодым, начинающим учителям, и всегда вспоминаю своего первого директора. Когда он к маю увидел, что я совсем дошла, то ска­зал: «Если вы устали, соскучились по дому, то ез­жайте домой – я вам две недели от­пуска даю». Он понял, как мне было трудно в чужой деревне. Деревня-то очень крутая была: там жи­ли верующие-сектанты, поло­вина – моло­кане, половина – субботники (прим.: адвен­тисты седьмого дня). Такие строгие люди. Бабушка Семена Лея, дед Соломон...

С. Д.: Наша половина была субботники. Священные книги были на древнееврейском языке, сейчас-то старики уже вымерли, а рань­ше читали. На каждой улице был свой стар­шина – строго было. Никакого воровства не было, полностью исключалось. Осно­ва­тельные люди были, хозяйственные.

Г. И.: Эта деревня мне на всю жизнь дала понимание того, как надо относиться к людям. Продавать в этой деревне ничего не про­давали, даже если есть лишнее – не принято было. Но жена директора школы каждый вечер бесплатно приносила нам банку моло­ка. А осенью, когда копала картошку, звала нас, молодых учителей, помогать. Это она для вида, из деликатности, называла «помогать», на самом деле, все, что мы накапывали, она нам же и отдавала.

И вот когда здесь, в Кызыле, я всегда вспоминала жену директора и водила к себе приехавших молодых учителей покормить, поддержать, девочкам сначала неловко было, а я объясняла: «Станете старше, приедут мо­ло­дые – и вы им поможете. Чтоб не преры­ва­лась цепочка добра».

Я вспоминаю свою жизнь: так много людей вложили в меня добро, что мне кажется, у ме­ня не хватит всей жизни, чтобы отдать свой долг другим.

А где ваша родная деревня?

– Моей деревни уже нет. Деревня Поль­ская. Вернее, даже не деревня, а выселок, как его называли. Это в Каратузском районе Крас­ноярского края, неподалеку от села Мотор­ское. Нас так и звали: выселенцы польские.

Так у вас польские корни?

– Да, бабушка по папиной линии у меня была в девичестве Мациевская. Приехали они сюда в начале 20 века. Вернее, пешком при­шли. После национально-осво­боди­тель­ного восстания в Польше их сослали в Став­рополь, а оттуда – уже в Си­бирь, потому что и в Ставрополе они вольно­любивые мыс­ли высказывали. Шли пешком, с узе­лоч­ками, как рассказывает наша бабушка. И вот в Красноярском крае, в 15 километрах от села Моторское, нашли красивое, на го­роч­ке, место. Там и обосновались.

ВоГалина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдетобще, Красноярский край – это же одни вы­селенцы. Мы в моторской школе учились, так там были и латышы, и эстонцы, и укра­инцы, и мордва, и чуваши. Я до сих пор пою ребятишкам украинские песни.

А дедушка мой с папиной стороны – не­мец, из силезских немцев. Дедушка, Хорумен Ророт, создавал первые колхозы, но как-то ночью пришли и забрали его. Бабушке было 25 лет, когда она осталась одна с двумя деть­ми. Потом дедушку реабили­тировали.

Деревня у нас была очень интересная. Какие имена – Аделя, Хельга, Ядвига. А го­во­рили на какой-то изумительной смеси поль­­ско-русско-украинско-немецкого. Идешь по деревне (а я была худющая, длинная, вытя­нулась рано) и слышишь (артистично изо­бражает певучий разговор двух соседок):

– Хлянь, хлянь, Хельг, это што за манекен шагает?

– Да ты че, тю, сдурела! Це же Халька, Янека-длиннонога.

Мой дядя, Иван Кравцевич, во время Великой Отечественной войны был генера­лом Войска Польского. И он, как генерал, пос­ле войны добился разрешения вывезти весь поселок Польский на родину – в Поль­шу, которая стала, наконец, независимой. Он приехал в деревню с визами, деньгами. Но …деревня выезжать отказалась. Потому что все уже переженились на русских, украинцах, немцах. Мой папа, например, – Ророт Ян Хо­руменович, а мама – корен­ная казачка, из казачьего рода – Хорунжина Анна Тимо­фе­­евна. А еще когда выдавали свидетельства о рождении, пьяный секретарь сельсовета перепутал и записал меня Иванов­ной и да­же место рождения переврал. Куда поедешь? И уехало всего две семьи.

А в 1968 году почти вся деревня Поль­ская выехала сюда, в Кызыл. Так что в Туве очень много поляков.

– В Польшу деревня ехать отка­залась, а в Кызыл из своего красивого мес­та все равно выехала – почему?

– Скажем так: политика в нашей стране не всегда учитывала интерес людей других национальностей. Школы не строили, боль­ниц не было, за каждой справкой надо было до­би­раться пешком за 25 километров. Из-за детей и уезжали, чтобы у них были перс­пективы. Ведь в 1966 году мы пятеро из Польской были первыми, кто смог закончить десять классов – за 15 километров школа была. До этого никто больше семи классов не закан­чивал. И мы же, первыми из деревни, поехали получать высшее образование, по­сту­пать в институт в Абакан.

Сейчас от нашей деревни Польской оста­лось только кладбище… Семь лет назад мы все созвонились, и триста человек приехалио на могилки на кладбище: из Москвы, Ново­сибирска, Кызыла. Мы так плакали… Была такая замечательная погода, словно души на­ших родных радовались, что мы их не забыли. А когда уезжали, начался ветер, про­ливной дождь, как будто они нас отпускать не хотели.

– Галина Ивановна, вы так тепло рассказали о своей деревне. А слож­но было после этой простой и доб­рой де­ре­венской жизни привыкать к городу, сложно было учиться дере­венской девочке в городе?

– Сложно, особенно материально. Нас у мамы было пятеро детей, и я каждый год ра­ботала летом в стройотрядах: научилась белиГалина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдетть, штукатурить, забивать, даже работала с отбойным молотком. Взрывали скалы. Это, я скажу вам, такая штука… Мы, девчонки, толь­ко вдвоем могли его удержать – на­столько нас трясло.

А потом, когда летом 1969 года Абакан то­нул, мы оказались спасателями. Нас го­то­вили к наводнению, хоть сейчас и говорят, что тогда к этому наводнению не готовились. Разбили на отряды, закрепили по объектам. Только мы не верили, что это всерьез. Помню, дотемна мы протанцевали, а часа в три ночи по радио: «Наводнение! Отрядам собраться вни­зу!». Мы соскочили, кляня парней, осо­бенно их заводилу Виденкина Володю, мол, опять это парни шутят (прим.: Влади­мир Иванович Виденкин, дирек­тор школы №3 города Кызыл). Но, оказалось, не шутка.

На своем объекте – магазине, мы, де­в­чонки, таскали мешки с мукой – с первого на третий этаж. Только успели, как водитель говорит: «Все – в автобус, иначе затопит». Я видела, как несся за нами непомерный вал огромной высоты, неслись бревна, еще немного – и сметет и нас, и автобус. В последний момент водитель успел свернуть в переулок, в гору.

А в районе мелькомбината все дома на уровне второго этажа были под водой. Я помню, как билась женщина-медсестра: она ушла в больницу на дежурство и закрыла в квартире на первом этаже двух маленьких детей. ...Лодки на улицах, цыгане откуда-то, очереди за хлебом на 3-5 километров.

Мы на свой пятый этаж в общежитии добирались вплавь – по первому плывешь, потом, мокрый, лезешь на пятый, без света, без еды, у нас ведь запаса не было.

Потом нас отправили разгружать вагоны с хлебом, пришедшие из Красноярска. И мы, выстроившись цепочкой, разгружали этот хлеб. И вот что удивительно: хоть и были голодные, никому и в голову не пришло взять себе и съесть одну из буханок. Потом в лодке и почему-то с одним веслом (второго не дали) мы развозили по улицам продукты. Люди сидят на крышах, а из лодок надо еще выбраться, залезть к ним, отдать продукты.

Так что наводнение я пережила, землетря­сение тоже – на Тодже в 78-м году. Мы семь с половиной лет жили с Семеном на Тодже, в Тоора-Хеме, я работала инспектором школ. Я как раз была в огороде – вдруг какой-то гул, и земля стала уходить из-под ног. Это был такой ужас, впервые в жизни я поняла, что значит, земля-шарик.

Тоджа вообще необычное место. Напри­мер, январь, иду – радуга на небе. Люди идут рядом. «Вы видели радугу зимой?» «Тако­го не бывает!» «Да поднимите глаза – вот она». На другой день иду – на небе пять солнц! Я даже в журнал «Наука и жизнь» пи­сала, мне объяснили, почему это про­исходит.

А в детстве я видела НЛО! Мы всем интернатом в Моторском его видели, только не поняли, что это, думали, дирижабль.

– Что вы делаете, когда вам ста­новится очень трудно?

– Обращаюсь к Богу. Я постоянно прошу у Бога, за детей, за внуков. Муж даже гово­рит: «Ну вот, моя жена опять по телефону с Богом разговаривает». Я к этому пришла в последние годы, после болезни. И иногда бывают удивительные совпадения. Был пери­од, когда учителям совсем денег не платили, и мужу тоже. Пришла с работы – холо­диль­­ник совсем пустой: ни крупинки, ни му­ки, ни масла. А сейчас все домой придут – чем кормить? Сижу и плачу: «Господи, если ты Отец наш небесный, помоги». И вдруг ворота хлопнули, подъезжает автобус, выбегают две мои сестры, невестка и за несколько минут забрасывают меня продук­тами: масло, крупы, мука – им в этот день в воин­ской части впервые выдали сухой паек за полгода. И они вспомнили про меня: «У нас столько продуктов, а Галина с голоду, наверное, по­ми­рает». Завалили горой про­дуктов и убе­жа­ли. Я си­жу, гляжу на эту гору… Ну что это по-ва­ше­му – просто сов­падение?

Я поняла: для себя про­сить у Бога, у высшего ра­зу­­ма, мы можем все, что угодно. Только распла­чи­ваться за просимое при­дет­ся самим – за злое полу­чишь зло, за доброе – добро. Может быть, со мной все это проис­ходит, потому что ме­ня в детстве ударила мол­ния. И, наверное, какой-то участок сознания затро­нут. Поэтому, например, я чет­ко чувствую отношение лю­дей к себе. Иногда чело­век мне улыбается, а я смо­трю и вижу, что он меня не­на­видит.

Вот, перед поездкой в Лондон, мне при­снился сон. Кто-то говорит мне: «Ты так хо­чешь побывать в Вели­ко­британии?» – «Да, очень. Я столько лет ра­бо­таю учителем ан­глийского и детям расска­зываю о Лондоне, Тем­зе, а никогда там не была». «Ну, лети». И я лечу и вижу сверху Шотландию, Темзу, Лондон, Собор Святого Павла. И так все и получилось: предложили поехать руко­во­дителем группы. Нужно было заплатить по тем временам всего 5 мил­лио­нов, со скидкой. Но и этих денег не было. Так учителя нашей школы в последний мо­мент, хоть и сами без денег сидели, ски­нулись, собрали – и я смГалина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдетогла поехать. Как во сне!

– Так во время вашей поездки в Лон­­дон и завязалась ваша переписка с английской королевой, в резуль­та­те которой в ваш домик на улице Крю­­кова пришло письмо из Букин­гемского дворца?

– Перед поездкой в Лондон наша один­над­­цатая школа получила в подарок книги, карты. Это королева Елизавета II, когда в 1994 году была с визитом в России, разослала по всем регионам подарки, и один из них случайно попал к нам.

И вот в Лондоне я отправила благодар­ст­венное письмо и книгу о Туве на адрес Бу­кин­гемского дворца и получила в Кызыле ответ. А в Америке в Белом Доме я тоже да­рила книги о Туве – для их библиотеки, для Библиотеки Конгресса.

Я ведь во Всероссийском конкурсе учи­телей английского языка, проводимом Ин­фор­­мационным агентством США совмест­но с российской стороной, три раза участво­вала. И когда два раза не получила первого приза, поездку в Америку, то даже и не рас­стро­­илась, заранее знала – во сне. Первый раз говорю мужу: «Сеня, я не прошла. Мне сон приснился: тридцать человек поехало в Аме­рику, а я за автобусом бежала». Второй год – снова участвую, вижу сон: подходит не­зна­комая женщина и меня с первой ступень­ки сталкивает. Оказалось потом, что так и бы­ло: я победила, но надо было послать де­воч­ку «по блату» и сказали, что я заболела. И только на третий раз просыпаюсь в четыре утра и говорю: «Сеня, я выиграла. Мне сон приснился: идет заседание оргкомитета и говорят, что пора ехать Гостевой». И на сле­дующий день приходит телеграмма из Мос­квы: «Вы победили, едете в Америку!»

– Когда вы высту­пали со своей «но­­белев­ской» речью, получая на Ба­лу «Цен­­тра Азии» диплом «Человек го­­да-99», вы сказали: «Что­бы по­нять друг друга, достаточно вы­у­чить язык собесед­ника»...

– Да, люди говорят и мыслят по-разному. Напри­мер, мы говорим «ког­­да рак на горе свист­нет», а они «ког­да свиньи полетят». Но любим и стра­­даем мы оди­наково. И чем больше ты узна­ешь язык, литера­туру, твор­­­чество другого народа, тем больше ты понимаешь кон­кретного человека. Вот я раньше в журнале «Ка­дын» («Королева»), кото­рый выпускает талантли­вая поэт-журна­листка Ар­тык Хом-Оттуковна Хо­валыг, всегда в первую очередь читала пере­воды статей, стихов тувинских жен­­щин-писа­тельниц. Знаете почему? По­то­му что у них ка­кое-то другое, философское, кос­мическое восприятие мира. Однажды я прочитала раз­говор женщины с горой и по­ня­ла, что я так никогда бы не смогла. По­го­ворить с горой…

– Да, мы друг с другом зачастую не можем спокойно, без конфликтов поговорить, а не то чтобы найти общий язык с горой… А вы бескон­фликт­ный человек?

– Нет, Галина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдетя не могу сказать, что я бескон­флик­т­ный человек. Когда нужно отстоять свою точку зрения, я очень даже конфликт­ный человек. Может быть, не всегда права. Особенно я конфликтую, когда приходится защищать интересы других людей. Просто в общении с друзьями бесконфликтна. Но если я считаю, что кто-то ущемляет права людей, принижает их достоинство, я это никак не мо­гу вынести. И мне хочется че­ло­века защитить.

– Это у вас, наверное, в крови от бабушки-полячки и ее гордых пред­ков?

– Может быть… Чувство гордости за то, что ты человек, когда невозможно позволить, чтобы тебя растаптывали.

Хотя иногда, когда я начинаю защищать права других, я вступаю в конфликт с собой. Я понимаю, что те, кто ставит нас в унижен­ную ситуацию, посланы нам для того, чтобы мы извлекли из этого урок, то есть они тоже, во благо нам. Но другое «я» во мне за­став­ляет меня бороться, конфликтовать, злить­ся, сердиться. Этим самым я тоже наношу себе вред. Им-то, собственно, наплевать, сержусь я на них или нет, а я растрачиваю свою энергию, трачу ее необдуманно. А в это время я могла бы сделать что-то доброе.

– Ту энергию, которую вы потра­тили, будучи в Комитете соци­аль­ной защиты педагогов во время за­бас­­товки учителей, вы считаете по­те­рянной зря?

– Иногда кажется, что можно было бы до­­­биться тех же результатов: выплаты зар­пла­ты, законной индексации, идя другим пу­тем. Но в то же время мы понимаем, что если бы два месяца не бастовали, то и суды бы не выиграли. Но до сих пор, хоть и вы­играли суды, деньги за забастовку и по ин­декса­ции зарплаты не получили. Вот меня не­дав­но пригласили на семинар преподавателей по граждановедению для всех учителей-победителей всех конкурсов. Он проходил в Санкт-Петербурге в марте этого года. Очень интересный семинар, к со­жалению, им в Туве никто не заинтере­со­вал­ся. Там говорили об очень важных вещах: и о коррупции, и о том, как со школь­ных лет воспитывать нас­тоящего гражданина, зна­ющего и ува­жаю­ще­го законы и не позволя­ющего себя уни­жать. Там назы­вали регионы, которые доби­лись чего-то в этом отношении, и выступали с критикой тех регионов, где человека уни­жают – в их числе прозвучала и наша Тува, как регион, где учителя, даже пробастовав, не получили заработанное.

– А вы сами уважаете права де­тей – своих учеников? Неужели ни­ког­да не кричите на них?

– Стараюсь никогда не оскорблять ре­бен­ка. Когда ведешь 47 часов в неделю, бы­вает, что и не­осознан­но обидишь – я не по­стесняюсь попросить про­ще­ния у ребенка в при­сут­ствии класса: да, я сорвалась, я была вино­ва­та. Кроме того, на уро­ках английского мы изучаем с деть­ми Меж­­дународную Кон­вен­­цию защиты прав детей – допол­нительно к основ­ной про­грам­ме.

В этом году я учителей нашей школы обу­чала мето­дике, как работать без конф­ликтов, которую нам дали в Аме­рике. Мы же как конф­лик­туем? Сра­зу же перехо­дим на лич­ности. И воюем с лич­ностью, а не с проблемой.

А надо назвать про­бле­му, об­ри­со­вать ее, вы­слу­шать все мне­ния, выбрать из них луч­ший вариант ре­шения проб­лемы, кото­рый бы устра­­ивал бы обе сто­роны и начать ре­шать про­блему. А потом про­­кон­троли­ровать.

– И никаких про­блем?

– Никаких проблем. Толь­­ко надо уйти от лич­ностной оценки.

– Все так просто? По­че­­му, инте­ресно, вас не при­­­гла­шают провести та­кой семинар жизни без кон­флик­тов на уровне наших орга­нов власти, да даже для нас, журна­лис­тов, это очень бы приго­дилось.

– Я бы с удовольствием. На уровне семьи эта схема уже дей­ствует. Один педагог после этого се­минара попробовала эту мето­ди­ку на муже. Утром он встал: «По­­чему суп не сго­тов­лен?» Преж­­де она в таких слу­чаях пе­ре­хо­дила именно на личность: «А ты сам? Сколько раз просила тебя гвоздь вбить». А на этот раз при­менила амери­канскую мето­дику. «Хорошо, в чем проблема? Супа нет? Давай посмотрим по­чему. Потому что денег нет. А теперь подумаем, что сделать, что­бы деньги были?» Муж на нее посмо­трел, пальцем у вис­ка покрутил и сказал: «Ты что, дура?» и су­па требовать не стал. Скан­дала не полу­чилось, конфликт был ис­черпан (смеется).

– По поводу американской помощи нашему образованию, культуре, их конкурсов и семинаров для России существГалина Гостева: Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдетуют разные мнения. Одно из них: мы сами с усами, лучше мы па­три­отично ничему учиться не бу­дем, чем у них учиться.

– Так не нужно рассуждать. Учиться всег­да можно и нужно. Если они настолько богаты, что могут вкладывать в нас, пусть вклады­вают. Но это не значит, что я буду слепо копи­ровать их методику преподавания. Да, я съезжу, посмотрю и выработаю что-то свое. Что плохого в том, что я привезла отту­да методику предотвращения конфликтов? Взамен они пользуются и нашим интел­лектом. Ну и пусть – отдав им одну идею, я осво­­божу в своей голове место еще для пяти-шести – хватит и на них, и на меня, и на всех наших детей. Никто не заставляет слепо заглядывать Америке в рот. Они там это чувствуют и по-разному беседуют с теми, кто в рот загля­дывает, и с теми, кто само­стоятелен в своем мышлении.

– Галина Ивановна, а у вас есть ученики, которые достигли особых успехов в английском, которыми вы гордитесь?

– Да, я могу гордиться своим учеником Александром Медведевым. Он стал ученым-онкологом и уже седьмой год работает в Америке – в университете Дюка. Когда я была в Америке, звонила ему, он звал в гости, но добраться до него не смогла – я была в Делавере, а он в Дюраме – за тысячи миль. Это еще мой тоджинский ученик. Он жил в местечке Салдам, там учителя англий­ского не было, и он за несколько километров ходил ко мне в Тоора-Хем – на консуль­та­ции.

Очень горжусь Леной Тыртый-оол, она работает в пединституте, разработала свою программу обучения английскому языку с детского сада.

– Галина Ивановна, в вашем рас­сказе о своей жизни есть некото­рые противоречия: с одной стороны – бед­ная учительница, плачущая у пус­того холодильника, с другой – поезд­ка в Америку, о которой бедная учи­тель­ница и мечтать вроде бы не смеет. Сказка?

– Нет, не сказка! Беда не только учителей, но и беда всей России – мы любим прибед­няться: я бедная, несчастная, у меня нет денег, нет хлеба. Как я прежде. И тогда, действи­тельно, опускалась на этот уровень. Была в коммунистические времена хорошая песня: «Кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдет». Это очень верные слова. А сейчас мы перестали мечтать.

Вот первые два раза я почему про­игры­вала в конкурсах? Не потому, что мои ра­бо­­ты, по­­сланные на конкурс, были намного ху­же других. А потому, что я говорила: «Да мне бы хотя бы не победить, не в Америку, а только во 2-й тур пройти и выиграть ком­пьютер для школы» – и я выигрывала толь­ко компью­тер. А в третий раз я уже рас­сер­ди­­лась – и выиграла. И моя мечта сбы­лась. Это стоило мне всего 3 тысячи руб­лей, ко­­то­­рые я об­ме­няла на долла­ры и купи­ла фо­то­ап­парат. Все осталь­ное оплатила Аме­рика.

И еще – мы все время спорим с од­ной из коллег. Она го­ворит: «Галина, почему ты бес­плат­но многое делаешь: нищим подаешь, вещи собрала и не продала, а так от­несла?» А я гово­рю: «Я сегодня раздаю, но это не значит, что я выки­дываю на ветер. Завт­ра все это вер­нется ко мне. Раздавать не обя­за­тель­но деньгами, раздавать можно добрым со­ветом, участием, идеями, добрым делом, тем, что ты можешь».

«Что спрятал – то пропало, что отдал – то твое» – это очень правильная мысль. Пом­ните, как переживали наши родители, когда с перестройкой пропали все их накоп­ления в сберкассах? Они лежали мертвым грузом. Всю жизнь копили: на машину, на «черный» день, не давали детям, лишней книги не по­купали. И все накопи­тельство оказалось ни­ко­му не нужным – все пропало. И те, кто сей­час занимается накопи­тельством – у них тоже все пропадет. В Библии об этом сказано так: «Отпускай хлеб свой насущный по во­дам, ибо по прошествии многих дней опять найдешь его».

Если бы все люди это поняли…

Фото:

2. Студенческие годы. Однокурсницы Галя Гостева и Александра Бичеолова, ныне преподаватель ТГУ. Апрель 1970 года.

3. Галина и Семен в день свадьбы. 1971 год.

4. Тридцать лет спустя после после свадьбы.

5. Коллеги Клер и Галина у здания парламента Республики Тыва. 1999 год.

6. Американская подруга Галины Гостевой педагог Клер Гриффин с тувинской колыбелью в юрте школы № 9. Во время визита в Туву. Октябрь 1999 года.

7. Галина Гостева с послом США в России господином Коллинзом (слева) и министром образования РФ В. М. Филипповым (справа) во время приема победителей Всероссийского конкурса учителей английского языка в американском посольстве. 1999 год.

8. Ученики 8 «б» класса школы № 11 с классным руководителем.1987 год.

9. Письмо Галине Гостевой из Букингемского Дворца.

 

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 2)
Опубликовано 16 августа 2000 г.
Просмотров: 1792
Версия для печати

Также в №34:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru