газета «Центр Азии»

Четверг, 27 июля 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2001 >ЦА №18 >Группа «Хун-Хурту»: Своей музыкой мы даем людям свободу и забираем чужую боль

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Группа «Хун-Хурту»: Своей музыкой мы даем людям свободу и забираем чужую боль

Люди Центра Азии ЦА №18 (27 апреля — 3 мая 2001)

Группа «Хун-Хурту»: Своей музыкой мы даем людям свободу и забираем чужую больМузыкантов зна­менитой груп­­­пы «Хун-Хур­­ту» труд­но застать дома – в Кызыле. Боль­шую часть вре­мени они про­водят на га­стро­лях за рубежом. С на­чала своей ис­то­рии группа не толь­ко про­сла­ви­лась на кон­­цертных пло­щадках аме­ри­канского, евро­азиатского и ав­ст­ра­лийского кон­­ти­нентов, но и прев­ра­тилась во все­мирно приз­­на­нный кол­лектив со своей творчес­кой концепцией. Они про­работали со многими из­вестней­шими музыкантами мира, выпустили шесть собст­венных музыкальных дисков и сде­лали множество сов­местных проектов. Од­ной из главных заслуг «Хун-Хурту» явля­ется то, что они сделали хоомей – тувинский вид горлового пения – мировым достоянием и способство­вали популяризации за ру­бежом тувинской музы­каль­ной культуры.

Название группы «Хун-Хурту» музыкан­ты переводят с тувинского как верти­каль­ное разделение лучей света, которое можно наблю­дать в степи сразу после восхода солн­ца или не­по­сред­ственно перед его за­ходом. Так и тувинское гор­ловое пение представ­ляет собой удиви­тельную технику, владея ко­торой, певец спо­собен вос­про­изводить сразу три ме­лодии одновременно: слов­но го­лос исполнителя «расщепляется» на несколько устремленных в пространстве лучей.

Сейчас музыканты «Хун-Хурту» – Кай­гал-оол Ховалыг, Саян Бапа, Анатолий Ку­у­лар и Алексей Сарыглар – яв­ляются авто­ри­тет­ными во всем музыкальном мире мас­терами и давно уже со­став­ляют сами мар­шруты своих гастролей, выбирая из мно­го­чис­ленных при­гла­ше­ний те, которые яв­ля­ются наи­более престижными.

Мне удалось встретиться и пообщаться с музыкан­тами в Москве в перерыве между их эстонскими гастро­лями и гастролями во Фран­ции.

* * *

20 марта эс­тонское по­сольство в Москве каж­дый год встречает весну тра­диционным празд­нич­ным концертом и приемом. Ны­неш­ний весенний концерт сос­тоялся с учас­ти­ем знаме­ни­той тувинской группы «Хун-Хур­­­ту», в связи с ее возвра­ще­­нием в Москву из гас­тролей по маршруту «Петрозаводск – Хель­­синки – Таллинн – Тар­ту».

В Белом зале посольства пе­­ред началом выступления, по­­сол Эстонии в России, гос­подин Тийт Матсулевич объ­явил о начале весны и пред­ста­вил своим гостям тувин­ских певцов, которые испол­ни­­ли свою кон­­цертную прог­­рам­му для вы­со­ко­пос­­тав­­лен­ной пуб­­­ли­ки – мос­­ков­­ских пред­­­ста­­ви­­те­лей дип­­­ло­ма­ти­­­чес­ко­го кор­пуса по­­­сольств разных стран, преж­де все­го ев­ропейс­ких и стран Аме­рики.

Являясь боль­шим другом Ту­вы и цени­телем тувинских на­циональных традиций, в том числе и му­зыкальных, гос­подин Матсу­левич охотно сог­ласился сказать несколько слов о «Хун-Хурту».

– Господин Матсу­ле­вич, когда вы ус­лышали гор­ловое пение и позна­ко­ми­лись с творчеством груп­пы «Хун-Хурту»?

– Для нас тувинское гор­ловое пение со­вершенно не чу­жое явление, так как в фо­но­теке эстонского радио есть мно­го записей, сделанных эс­тонскими журналистами на ва­ших фестивалях еще в со­вет­ское время. То, что делает се­год­­ня «Хун-Хурту», это, ко­нечно, уже совершенно другой уро­­вень. Группа раз­вивает ту­вин­­ские музыкальные тради­ции, оставаясь при этом ис­тин­но тувинской, сохраняя са­мо­­быт­ность, добавляет новые зву­­­ковые элементы, мелодии, эф­­­фекты. Я знал, что группа «Хун-Хурту» – это самый из­вест­­­ный в мире ансамбль. По­это­­му, когда здесь в Москве воз­­никли контакты с менед­же­ром группы господином Че­па­рухиным, сра­зу возникла идея о приглашении груп­пы на гастроли в Эстонию.

Мы помогли организовать два концерта в Эстонии: один в столице – в Таллинне, вто­рой в университетском городе Тар­­ту. Так­же ансамбль смог про­­демонстрировать свое мас­терст­во в одной школе старого го­­ро­да Таллинна. Публика и в Тал­линне, и в Тарту была в вос­­торге. Эта была первая встреча «Хун-Хурту» с эстон­ской публикой, но, наде­юсь, не пос­ледняя. Достигнуты дого­во­рен­ности о том, что груп­па в бли­жайшее время при­мет учас­тие в наших фольк­лорных фес­ти­­валях меж­дународного мас­ш­­таба.

Полагаю, что наше по­сольство стало ок­ном для куль­турного обмена, для даль­ней­ше­го распространения тувин­ской культуры. С дру­гой сто­роны, это было ин­те­ресным опы­­том и для самого ан­самбля – выступление в по­сольстве дру­жественной стра­ны перед дипломатической публикой.

Хоомей – это явление, вы­ра­­жающее дух тувинского на­ро­да. Это для меня открытие Ту­­вы. В Туве сильна иск­рен­ность, у нее за­мечательная, кра­­сивая природа. Хотя Эс­то­ния и Тува географически да­ле­ки друг от друга, но нас объ­единяет то, что тысячу лет на­зад у нас была общая куль­ту­ра – шама­низм. Если мы возь­мем знаковую куль­тур­ную сис­тему ту­винского и финно-угор­ских народов, в том числе и эс­­тонцев, то мы можем най­ти об­щие чер­ты в воспри­ятии, в воспро­изве­де­нии мира наро­дами. Когда я был в Кызыле, в вашем краевед­ческом музее, то на многих экспонатах я за­метил орна­мен­тику, очень схо­жую с на­шей. Зна­ки, изобра­­же­ния и об­ра­зы, ко­то­рые присут­ству­ют в куль­турных, кон­фес­сио­наль­ных ос­новах на­ших на­ро­дов, очень схо­жи. У нас силь­ные сим­мет­рические пун­кты культур.

* * *

На следующий день после кон­цер­та я встре­­ти­лась с музы­кан­та­ми в гости­нич­­ном но­мере по­сольст­ва, где они прожи­вали в эти дни. Мы гово­рили не только о про­шедших гас­тролях, но и в це­лом о музыке, о жизни, о лю­­дях и, конечно, о Туве.

Кайгал-оол Ховалыг со словами «Сей­час буду шаманить» зажег в пе­пель­нице ар­тыш (прим.:можже­вель­ник), Анатолий и Алек­сей разложили фрук­ты в тарелки на журнальном сто­лике, налили всем сок и сели за шахматы, пыта­ясь одновре­менно участвовать в разговоре и играть. Но почти сра­зу поня­ли, что это не­сов­местимые занятия, и отложили партию. Когда кончались слова, на­чи­налась музыка. Артисты брали инстру­менты в руки и начи­нали импровизировать.

Одни гово­рили то на русском языке, то на тувинском, другие в это время тихо на­иг­ры­вали ту­винские мело­дии на игиле (прим.: народный двухструн­ный смычковый ин­струмент), на гитаре и, слушая слова друзей, кивали головой.

– Как начинались ваши гастроли в Финляндии и по Эстонии?

Саян: Эта поездка была до­статочно тя­желой: мы ехали на арендованной машине из Пет­­розаводска в Хельсинки и один раз на пути чуть не по­па­ли в аварию, когда ми­кро­авто­бус с нами и нашими знако­мы­­ми за­несло по дороге, и мы вре­­за­лись в суг­роб. Хорошо, что де­ревьев не было (посту­чал по сто­лу). От­сто­ялись и по­еха­ли даль­ше без всяких по­вреж­­де­ний.

У нас уже была од­­на такая серьезная история в Мон­голии: мы чуть было не уто­нули в реке вместе с машиной.

В Финляндию на концерт нас пригласил театр «Савой», один из самых боль­ших теат­ров в Хель­син­ки. Ди­рек­тор те­ат­­­ра был за­ин­те­ре­со­ван в нас, мно­го слы­­шал о нас и по­это­­му пригла­сил. На кон­­церт при­шло очень много зри­­­те­лей.

– А как зовут директора теа­тра?

Саян: М-м-м… Сложный вопрос. Мы столько по зем­ле ездим, что пом­нить все имена для нас очень трудно. Саша (Алек­сандр Чепа­ру­хин, ме­нед­жер груп­пы, прези­дент музы­кальной компании «Грин­вэйв») знает. Тем более, что скан­ди­навские имена всег­да самые слож­ные. Было бы проще, ти­па Джон, Билл – еще мож­но помнить…

Кайгал-оол: Или Монгуш, Оор­жак… (все за­смея­лись).

Саян: Потом мы поехали на па­роме в Таллинн. Высту­пили также в очень престиж­ном, центральном концертном за­ле… По­дож­ди (обращается к Кайгал-оолу). Я помню наше выступление в Тарту, такой совре­мен­ный зал, а вот кон­цертный зал Таллинна, какой он был? Ты не помнишь?

Кайгал-оол тоже запнулся и стал вспо­ми­нать подробности со­­­бытий недель­ной дав­ности, на­­­сыщенных не только кон­цер­тами, но и в целом, впе­чатле­ни­я­ми, встре­чами, разго­во­рами.

Саян (задумчиво): Помню людей на концерте, их реакцию, их слова, с которыми они подходят к нам после кон­церта. А вот зал не помню. Людей, их лица и слова – мы всегда помним.

Кайгал-оол: А! Был такой очень большой зал, и мы после концерта были в баре рядом с концертным залом, где соби­раются музы­канты, артисты после выступлений.

СаГруппа «Хун-Хурту»: Своей музыкой мы даем людям свободу и забираем чужую больян: Да-да! В тот вечер раз­говор был очень серьез­ный. Меня редко трясет, но здесь трясло очень сильно. В Тал­­линне это было бо­гемное мес­то, куда нас пригласили пос­ле концерта. К нам подо­шла и подсела (там это вполне нор­мальное явление) очень поч­тен­ная, седовласая пара, муж­чина и женщи­на, слу­­шав­шие наше выступление, и за­го­во­рили с нами.

– Они пришли туда спе­циально, чтобы поговорить с вами?

Саян: Нет, ты понимаешь: господин по­сол, который помог нам с организацией, сра­зу вы­шел на самые сильные уров­ни, на глав­ных руково­дителей шоу-бизнеса Эстонии, кото­рые работают с мега-звездами, приглаша­емы­ми в эту страну, напри­мер, с Тиной Тер­нер, «Рол­линг сто­унз» и другими. Орга­ни­за­торы устро­­или нам эти кон­церты за ко­­рот­­кое вре­мя, все про­шло очень заме­ча­тельно.

Помимо это­го они пред­став­ляли нас сво­им друзь­­ям, му­­зыкаль­ным кри­ти­кам, спе­ци­а­листам, лю­дям одного кру­га, с ко­то­рыми соби­раются и общаются вместе.

И вот, мужчина и женщина, подойдя к нам, начали разго­вор об их впечатле­ниях от нашей му­зыки. Потом все так завернулось уди­вительно, это был такой интересный клу­бок тем! Мы го­ворили о поиске ка­кой-то из­началь­ной истины. Так полу­чалось, что они в нашей изна­чаль­нос­ти чувствовали свою изначальность, свои глубокие кор­ни в нас. И это, не­смот­ря на раз­ный цвет ко­жи, разрез глаз (улыбается).

В стихах, а особенно в му­зыке есть что-то такое, затра­ги­­вающее глубины души. Если ты кого-то тронешь или тебя кто-то тронет, то в душе что-то сра­­зу отзовется, появится ка­­кой-то «клубок воспо­ми­наний». Вот, на­при­мер, пока ты не уда­ришь, звука не будет (слег­ка уда­­­ряет по стенке стек­лян­но­го ста­­кана). А звук появил­ся, по­тому что ты ударил и зна­ешь, что раньше эти звуки уже бы­ли при таких же ударах. По­яв­­ля­ют­­ся какие-то грустные или на­обо­рот радостные во­спо­мина­ния… Вот об этом примерно мы го­во­рили тогда в Таллинне, и эти люди бы­­­ли так увлечены, что на меня это произ­ве­­­ло ог­ромное впе­чат­ление, меня просто тряс­ло – до того было интересно и при­ятно.

– А их тоже трясло?

Саян: Да (засмеялся). Они не могли даже выразить всех своих чувств и поэтому мы большую часть мыслей читали в их глазах. Это были такие глаза!..

– То есть вы общались даже на каком-то энергети­ческом уровне?

Саян: Вот именно! Это аб­со­лютно не­объяснимо. То же са­мое происходит, когда мы по­­ем, а когда мы переходим на хоомей, на сыгыт, то здесь ведь уже нет слов. Но люди все по­ни­мают. В Тарту к нам опять же подходили и молодые, и ста­ри­ки. Они хватали нас в охап­ку, обнимали. С одной сто­роны, когда это происходит после каж­дого концерта, то мож­но сойти с ума. Но они же тис­кают нас по-человечески, нет такого фа­натичного бе­шен­­ства.

У нас был один зву­ко­­оператор – Андре­ас из Ве­ны. Он говорил нам: «Ребята, дер­­житесь. Не ударяй­тесь в звезд­­ность, оста­вай­тесь всегда сами собой, вместе со своей му­­зыкой, с ее искрен­ностью. Не надо де­лать из се­бя какую-то знаме­нитость, раз­ду­вать свое Эго». А он очень боль­шой специалист, делал зву­ки мно­гим известным музы­кан­там. Мно­гие зна­ме­ни­тости, к сожа­лению, превра­ща­ются в не­­людей. Не знаю, отчего это про­исходит. Они сначала при­ни­­мают востор­женных поклон­ни­ков, а потом начинают от­тал­кивать, «уби­вать» все вокруг себя.

– А вы всегда прини­маете вос­торги ваших по­клон­ников?

Саян: Да, потому что, это такие восторги, которые за­тронут сердце любого. Когда к тебе подходит плачущий старик, ты не мо­жешь сказать, что нельзя этого делать.

Вот в Тарту Толя с таким стариком раз­го­варивал.

Анатолий (качает головой и взды­хает): Оршээ Хайыракан! (О, Боже!)

– А что он гово­рил?

Анатолий: Он ска­зал, что бывал во мно­­гих странах мира, слы­шал музыку раз­ных народов. Но, толь­ко когда услышал нас, на­шу музыку, в нем что-то сразу очисти­лось внутри, что-то пере­вернулось…

Саян: То есть, ты пред­став­ляешь: мы освобождаем ста­риков, при их огромном жиз­ненном опыте, массе их жиз­ненных восприятий! Осво­бождать их – это сила (и задумался).

Остальные тоже подхва­тили эту мысль и стали увле­ченно рассказывать одновре­менно, перебивая друг друга, о словах, ко­то­рые им пришлось услышать от людей во всех странах мира. И сами искрен­не удив­лялись этой своей способности про­буждать в людях человеческое.

Саян: А ведь я хорошее слово придумал: освобождать!

Кайгал-оол: Да, хоро­шее!

Саян: Освобождать от ка­кого-то груза…

Кайгал-оол: Да, у каж­дого человека есть свой жиз­ненный груз, даже у маленьких детей есть груз проблем, свои детские за­боты...

Саян: …какой-то нервный, тяжелый груз, который копится всю жизнь. Но мы-то просто делаем свое дело, осво­бож­даем через музыку себя от своего груза. Мы музыканты. Не бу­дем представлять себя какими-то шама­нами, хотя у нас у каждого есть свой ро­довой клан шаманов-пред­ков. Мы просто своей музыкой освобождаем себя и при этом даем и другим людям свободу. А может, даже я тебе это скажу так, вот одна мысль пришла…

Кайгал-оол (перебивая его): Ну все, расфило­соф­ство­вался (все за­сме­я­лись).

Саян (тоже сме­ясь): Да, мы сейчас от­кро­ем здесь ма­ленький философский фа­куль­­тет… Я думаю, что мы че­рез музыку забираем чу­жую боль. Мы с помощью зву­ков создаем как бы пути выхода этой боли из людей…

– А мож­но это вы­ра­зить еще та­ким об­ра­зом: все лю­­­ди по­сте­пенно зако­вы­ваются в цепи своих проб­лем, а вы помо­гае­те им своей музыкой разомкнуть, раз­бить эти цепи и тем самым ос­во­бождаете и дае­те воз­мож­ность снГруппа «Хун-Хурту»: Своей музыкой мы даем людям свободу и забираем чужую больова сво­бодно ды­шать?

Кайгал-оол: Да, да!

Саян: Совер­шенно точно! Это как раз то, что я хо­тел выразить и шел к этому долго и ви­тиевато. Согла­сись, ведь приятно та­ким об­разом «раз­­деть» город­ских, ра­ско­лоть их и оста­вить их настоя­щую серд­цевину, вер­нуть им са­мих себя, их ес­тество. Ведь когда-то они все соприка­са­лись с при­родой. Вот у нас есть лошадь – основа нашей жиз­ни, вол­шебное су­щество. Ес­ли уг­лубляться даль­ше в ис­торию, то лошадь есть у наро­дов всех культур. Даже ее ход – это уже из­начально зало­жен­ный му­зы­каль­ный ритм. И этот ритм со­хра­няется во всех людях. Ты даже не бу­дешь ездить на ло­­шади, но ког­да услышишь эту музыку, то вспом­нишь. Это сразу от­зо­­вется в тебе, твоя кровь от­зо­вется, каждая клетка твоего те­ла, потому что с этим пре­красным жи­вот­­­ным все зна­комы.

Вот перед кон­цертом здесь, в по­сольс­тве, когда мы знали перед какой высо­ко­постав­лен­ной публикой мы будем высту­пать, сначала было волнение. Но потом мы по­думали, что это та­кие же люди. Было приятно ос­­во­бождать этих людей с каж­дой песней, ви­­деть их глаза, ко­­торые про­сы­пались…

На­ут­ро после кон­церта, когда про­­с­нулись, у нас вдруг по­яви­­лось же­ла­ние тво­рить, и мы вспо­мнили одну песню, ко­то­рую нам не­сколько лет на­зад да­ли старики, но мы не брались за ее обработку. А здесь вдруг мы, еще не одев­шись, в од­них трусах, сели вчет­вером, взяли инструменты, заиграли и за­пели. И, кажется, нашли то, над чем будем даль­ше ра­ботать. Давайте ис­полним?

Музыканты бережно взяли свои инстру­менты, приго­то­вились. Саян торжественно, с боль­шим достоинством объя­вил: «Песня, произве­денная в трусах» (общий смех).

Потом они настроили ин­стру­­менты, за­тих­­ли. Зазвучали вол­шебные игил и каргы­раа (прим.: низ­кий по тембру стиль гор­ло­вого пения) Кайгал-оола, под­хваченные зву­ками уди­ви­тельных инстру­ментов. По­ла­гаю, что соседи музыкантов по по­соль­скому гос­ти­нич­ному кор­пусу два дня были не толь­ко не в претензии, но, наоборот, счастливы от таких кон­цертов жи­вой му­зыки, ведь, репе­тируя, этот квартет играл еще бо­лее раско­ванно и с душой. Вспом­ни­лись восторги, высказанные в адрес группы в аме­рикан­ской прессе: «Ту­вин­цы вор­вутся в твой мозг и оставят от­печатки копыт по всей спи­­не», «Это не­знакомая, в то же время очень до­ступная, при­шедшая из дру­гого мира и глу­бо­ко духовная музыка, кото­рая кор­нями ухо­дит в звуки природы»…

Саян (продолжая наш раз­го­вор): Вообще мы часто сталкиваемся с таким явле­ни­ем, как ас­со­циации людей о своем дале­ком доме. Центр Азии когда-то, ви­димо, ре­аль­но был ко­лы­белью ци­вилизаций. Очень-очень давно, все вышли оттуда, раз­бежались по свету, и это чувство далекого дома у лю­дей разных стран про­сыпается, когда они слышат гор­ловое пе­ние, тувинские народные пес­ни. В них про­сыпается тоска по до­му, они скучают и пытаются вер­нуться, и во время концерта они уже начинают возвра­щать­ся. Од­нажды, после одного кон­церта в Гер­мании, к нам по­до­шел один немец и побла­годарил за то, что он «съездил» в Туву, сказал, что со­вер­шил реальное путешествие, и, при­чем, это бы­ло очень дешево – за сорок марок.

Мы сами, когда по полгода не бываем дома, ездим по гастролям, очень скучаем по на­шим семьям, по родным мес­там. Тогда мы по­ем. Мы едем в машине и на­чи­наем петь «Бай-Тайгу». И плачем. По щекам те­кут слезы, и мы не смотрим в это время друг на друга…

Тут кто-то вспом­нил, что сейчас с Бе­ло­русского вок­зала в Хель­синки на двух­не­дельные гаст­роли бу­дет отправ­ляться груп­­­па деву­шек-исполни­тель­ниц горлового пения «Ты­­ва кы­зы» с От­куном Достаем. Кайгал-оол, Саян и Алексей сра­­зу собра­лись на вокзал, что­бы про­водить девушек в до­ро­гу, под­держать их, сказать на­пут­­ст­венные слова. Пока мы про­должали беседу с Ана­то­лием о встречах группы с от­цом аме­риканской музыки Фрэн­­ком Заппа, они съез­дили, и, когда вер­нулись, самым уди­­­ви­тель­­ным были слова, ска­зан­ные Алек­сеем – в них по­ка­залась та истина, которая шла от сер­дец этих музы­кантов, светилась в их глазах и звучала в их песнях:

– Уругларны удеп тура баш­та­­рын чыт­таарывыска, Тыванын чы­ды келген дег бол­ду (Когда мы поце­ловали девушек в ма­кушки на про­ща­ние, нам пока­залось, что пах­нуло родной Ту­вой)…

Беседовала Чимиза ДАРГЫН-ООЛ

 (голосов: 3)
Опубликовано 27 апреля 2001 г.
Просмотров: 1915
Версия для печати

Также в №18:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru