газета «Центр Азии»

Среда, 14 ноября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2001 >ЦА №22 >Александр Ульянов: В детстве я очень хотел встать на ноги – и встал

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Александр Ульянов: В детстве я очень хотел встать на ноги – и встал

Люди Центра Азии ЦА №22 (25 — 30 мая 2001)

Александр Ульянов: В детстве я очень хотел встать на ноги – и всталЛюди порой не ценят того, что им дано от Бога. Здоровые, молодые, полные сил спиваются или начинают ринимать наркотики, ломаются перед в принципе незначительными проблемами в жизни. А ведь можно жить и к тому же многого добиться в жизни, как Александр Ульянов, которого судьба испытывала с самого рождения, но не сломала. Это человек нелегкой судьбы и сильного характера. Его, инвалида, судьба испытывала с самых первых секунд появления на свет. Он не только встал сам на ноги и стал опорой для жены и сына, Александр Ульянов помогает другим людям: работает массажистом в своем частном медицинском предприятии «Шанс».

«Шанс» – символическое название для мес­та, где помогают поправить здоровье нор­мальным людям от временных болезней, и лечат инвалидов. Помо­гают не только ме­ди­цинскими процедурами, но и личным при­мером. Ведь Александр сам прошел через то, что испытывают его паци­енты-инвалиды.

Александр Ульянов ро­дился в Кызыле в 1971 году. С диагнозом дет­ский цере­браль­ный па­ралич (ДЦП). Осо­бен­ность этой бо­лез­ни в том, что больные живут с ней всю жизнь. Физи­ческое состояние боль­ного мо­жет и улуч­шиться после долгого лечения, но сохра­ня­ется ограничение деятель­ности: снижение воз­­­можности пе­редвижения, нару­шения ре­чи и другие. Про­исходит это из-за нару­ше­ния функций головного мозга, у детей по­ра­жается опорно-двигательная система.

На­ру­шения могут про­изойти еще до рож­дения ре­бенка – в утробе матери. Это­му мо­жет способст­вовать ряд при­чин: болезнь ма­­тери, при­ем меди­каментов, ал­ко­голь, нарко­тики, стрессы. Повреж­де­ние мозга бывают и во время родов, в ме­ди­цине это назы­вает­ся родо­вая травма. Возникает она из-за того, что голова плода не про­ходит через малый таз, а в это время матка сокра­щается и давит на плод, а он в свою оче­редь упи­рается в кос­ти малого таза, давле­ние идет и не­посред­ствен­но на саму го­лову.

Также ДЦП воз­никает, если ре­бенок переболеет ме­нин­гитом, энце­фа­ли­том или дру­гими бо­лезнями, кото­рые влия­ют на цент­раль­ную нервную сис­тему. Детский це­реб­раль­ный паралич по­тому и назван детским, что заболеть им можно толь­ко в детском воз­расте. Если с больным ребенком не зани­маться, не укреплять мышцы ног, то он ни­когда не начнет ходить.

Родители Александра очень много и дол­го занимались с мальчиком: возили на ку­рорты, постоянно водили на курсы мас­сажа, поили меди­камен­тами. Ему очень хоте­лось иг­рать со здоровыми детьми, но он не мог ходить: когда шуст­рая ребятня убегала, свер­кая пятками, ма­ленький Саша гром­ко плакал. И тогда, ба­бушка стала при­шивать ему на ко­ленки по­душечки, которые к вечеру стира­лись до дыр. Вот так, на коленках, он и «ходил» до шестилетнего возраста.

В шесть лет мальчик встал на ноги. По словам самого Алек­сандра, произошло это после лечения на курорте «Уш-Бель­дир»: чистый воздух, горячие лечебные источники и, конечно же, забота родителей по­могли мальчику начать ходить.

После школы он решил свя­зать свою судьбу с меди­циной. Сначала закончил кы­зыльское медицинское учи­лище. Потом повышал квали­фикацию в Мос­ковском об­ластном институте на факуль­тете спортивной меди­цины, после окончания которого про­должил учебу в высшей медико-экологи­ческой школе.

Получив образование, же­нил­ся, у него ро­дился сын. Во вре­мя родов ребенку повре­ди­­ли голову – и у маленького Вити тот же диагноз, не­с­мотря на то, что болезнь ненаслед­ственная. На плечи Алек­сандра лег­ла еще одна проблема: поставить сына на ноги.

В настоящий момент Алек­сандр Ульянов открыл свое дело: он директор ООО «Шанс», делает всем желающим мас­саж. Он помо­гает инвалидам как морально, так и конк­рет­но на деле: скидка для них на массаж – 20%, а для детей-инвалидов – 50%.

В рабочем каби­нете на стенах развешаны грамоты, ко­торые служат под­т­верж­де­нием его участия в раз­личных соревнованиях по арм-спорту. Лич­ным при­мером Александр старается по­мочь приходящим к нему инва­лидам не па­дать духом.

И вот я оказалась у Алек­сандра дома. В его квартире также светло и уютно, как и в ра­бочем кабинете, даже вещи излучают по­ложительную энер­гию. Светятся счастьем и ли­ца домочадцев. Дверь мне открыла жена Александра, которую зовут как героиню рус­ских сказок – Аленушка. И действи­тельно: милая, добрая улыбка, светлые волосы и хрупкая точеная фи­гурка. Она не считает себя мужественной женщиной, го­ворит, что живет для сына и мужа. Все свое сво­бодное время старается про­водить с Витей, которого очень любит.

Как же зарождалась эта семья? С этого вопроса и на­чалось мое знакомство с Улья­но­­выми.

– АленАлександр Ульянов: В детстве я очень хотел встать на ноги – и встала, как вы познакомились с Александром?

– У нас были общие знако­мые, которые нас и поз­нако­мили. Они пригласили меня в гости к Саше на работу – он тогда работал в спорт­комп­лек­се. Осенью мы познакомились, а уже зимой была свадьба.

– Получается, что он за вами и поухаживать не ус­пел?

Александр (возмущенно): Как это не уха­живал. Ухаживал. Поездки на природу, цветы, шампанское. Понимаете: дру­жить про­ще, чем жить в браке. Когда холост, можешь по­з­волить себе все деньги спус­тить на по­дарки. А в се­мейной жизни уже состав­ляется бюд­жет. Я и сейчас за женой ухажи­ваю, но уже меньше воз­можностей делать подарки. На 8 марта дарю цветы, на день рождения – косметику. И вообще подарки – это не глав­ное, главное – чувства.

В нашей жизни произошел уди­вительный случай, в день нашего бракосочетания. Когда мы с Аленой подавали заяв­ление в ЗАГС, в Кызыле стояли сильные морозы. Мы очень беспокоились: как свадьба будет проходить в такой мороз. Но случилось небольшое чу­до: 5 февраля, в день нашей свадь­бы, на улице по­теп­лело. Как будто вес­ной, с крыш падала капель, и солнце весе­ло грело своими лу­чами. Все наши гости приехали в загс в туф­лях, и никто не замерз. А уже после нашей свадьбы про­изо­шло резкое похо­ло­дание. Как будто этот теплый день был спе­циально нам подарен при­родой. Мы вос­при­няли это как хоро­ший знак.

– Александр, а почему вы выбрали именно Алену?

– В молодости у меня было много зна­комых девушек. Если попадались курящие, то я с ними не об­щался, поскольку сам не курю и не люб­лю, когда девушки курят. Ес­ли по­па­далась вульгарная, то и я себя так вел. А Алена, она из деревни, спокойная, не такая, как все. Вообще, несе­мей­ная и семейная жизнь – это две разные вещи. В се­мейной жизни меньше ро­мантики, а боль­ше ответ­ствен­ности.

– А вы по натуре ро­ман­тик?

– Хочется им быть, но в наше время ро­мантиком быть слож­но. Какая может быть ро­­­ман­тика, если поедешь куда-нибудь от­дох­нуть, приедешь, а у тебя дома, как говорится, обои и те снимут! Все надо сто­рожить, охранять. Под Новый год мне такой по­дарок хо­роший сде­лали: в мой «Запо­рожец» вре­зался ка­кой-то пьяный води­тель! И даже не изви­нился. Уехал, крикнув мне вслед: «С Новым годом!»

– А вам машину водить не слож­но?

– Наоборот, это мне помо­гает сохранять хорошую коор­ди­нацию. Приходится себя пос­тоянно контролировать за рулем. В головной мозг пос­тоянно поступает информация, для того, чтобы управлять ма­шиной лучше, а потом легче ходить. Ну, чтобы было понят­ней, объясню на таком при­мере: на трени­ровках зани­маешься с тяжелым весом, бо­ишь­­ся его уронить и поэтому мозг в пос­то­янном напряжении, к нему поступает допол­нитель­ная ин­формация, благодаря чему ноги лучше работают, а после тренировки легче ходить. И с вождением – такая же история.

– Квартиру, машину вы зара­ботали сами?

– Да, сами. Конечно, по зарубежным мер­кам мы нищие, но по российским ничего – живем, не жалуемся. Сначала у нас была однокомнатная квар­тира. Мы в ней сделали ремонт, потом продали. В 1996 году мы приобрели эту – двух­ком­натную, конечно, родители нам немного помогли. Купили мы эту квар­тиру в ужасном виде, делали ремонт. Я научился класть плитку, сделал сво­ими ру­ками кухонный шкаф. Вообще, я много чему начинал учиться. Даже вязать учился.

– А кто в вашей семье главный?

– Вообще, у нас равнопра­вие. Все обя­зан­ности по дому мы как-то не разгра­ни­чиваем. Например, я не против помыть по­суду, приготовить еду. Но я не могу, напри­мер, лампочки на высоте вкручивать, это делает Алена.

– Когда вам было труд­нее всего в жизни?

– В последнее время. Год от года ста­новится все слож­нее жить. Каждый новый год мы подводим итоги ухо­дящего года, и эти итоги ста­новятся все хуже и хуже. Лю­ди стали все чаще обманывать друг друга. Моя жена имеет торговое обра­зование. Но сейчас она рабо­тает со мной, выполняет обя­занности мед­сестры. Работа продавца – это постоян­ные недостачи, везде обманывают.

– Трудно вам было начать свой бизнес, найти место в жизни?

– Свой бизнес я начинал несколько раз. Но единс­твен­ный мой недостаток: когда я сталкиваюсь с трудностями, у меня начина­ется стрАлександр Ульянов: В детстве я очень хотел встать на ноги – и всталесс, и я бросаю дело. В молодости я да­­же был коммерческим директором кы­зыль­­ской поп-группы. Мы занимались на базе ГПТУ-4. Собралась группа ребят, по­ловина с музы­кальным образованием, поло­вина – самоучки. Доставали, как могли, ап­­пара­туру, выступали. Нас даже заре­гис­три­ровал го­родской отдел культуры. А когда группа за­во­евала попу­лярность в городе, юные звезды загуляли. Половина аппара­туры поте­ря­лась, что-то слома­лось – и я с группой рас­­стал­ся. Ведь вся ответственность была на мне.

Место в жизни найти трудно да и просто жить не всегда легко. Например, в Кызыле для инвалидов практически нет льгот. В Рос­сии есть, а у нас они почему-то ликви­ди­­руются. К примеру, льготы на ком­мунальные услуги, на бесплат­ный проезд в муни­ципаль­ном транспорте. Я напи­сал письмо с просьбой разре­шить бес­платный проезд – мне отве­тили, разрешили.

И вот однажды я еду в городском авто­бу­се, при себе у меня имелось это письмо, справ­ка об инвалидности, пас­порт, пен­сион­ная книжка, и тут кон­дуктор ко мне пристал: «Все эти документы не­дейст­вительны». Хо­тел потом по­звонить, пожа­ловаться, да ду­маю: черт с ним! Такого просто не могло про­изойти где-то в России: если я еду в го­родском транспорте, ко мне даже не под­ходят – ведь по мне видно, что я инвалид, и доказывать ничего не надо.

Или еще пример: есть у нас в городе та­кой человек, тоже с диагнозом ДЦП, он га­зеты в «Доме быта» продает. Он живет в частном доме, не так давно у него умерла мать. Представ­ляете, сколько у него проблем, начи­ная с того, что ему слож­но помыться: для этого нужно натаскать воды – и кончая тем, как ему трудно передвигаться: раньше он ходил с палочкой, а недавно уже видел его на ин­валидной коляске. Кроме того, ходить тяжело, надо пос­тоянно себя кон­тро­лировать, давать дополнительную наг­рузку на мозг. Вот, например, сейчас я пойду домой, а так как я долго сидел, мне будет тя­жело под­ни­мать ноги – пока я не ра­зогреюсь, буду даже об мелкие ка­мешки запинаться. Но не­смотря на все проблемы, у меня никогда и мыслей не было спиться или еще что-то.

– У вас очень подвижный, веселый ребенок. Как вам удалось поставить его на ноги?

– Начал ходить он в два года. Сначала наступал только на пятки. Чем больше он хо­дил, тем больше укреплялись мыш­цы у него на ногах и увели­чивался тонус. Посто­янно делал ему массаж, примерно два-три кур­са в год по 15-20 сеансов каждый. Хотя бы раз в год обязательно лечил сына на ку­рор­­тах. Назначал ему курсы приема медика­ментов. Спе­циально, чтобы помочь сыну, я поехал учиться на курсы ин­фор­мационно-вол­новой тера­пии.

Еще ему сделали опе­ра­цию на ноги, удли­нили сухо­жилия на задней стороне голе­ни, их назы­вают ахилловыми сухожи­лиями. Ког­да их удли­няют, это позво­ля­ет ступне выпрямиться, но здесь главное – не пе­ре­стараться, иначе может раз­виться плос­ко­стопье. Вите повезло: Вере­щагин сделал ему хо­ро­шую операцию.

А зна­чительное улуч­ше­ние произо­шло после того, как я начал при­менять аппарат «По­­­рог-1», это и есть ин­форма­ционно-вол­но­вая терапия.

– Что это за мето­дика?

– Болезнь – это нарушение связей меж­­ду системами (нерв­­ной, эндокринной, сер­дечной и так да­лее). Солнце отправ­ляет на землю свои лучи крайне низ­кой мощности, а органи­ческие выхлопы (от машин, заводов) пог­лощают эти лучи. В орга­низ­ме человека возникает нехватка солнечных лучей, и по­этому идут нару­ше­ния связей меж­ду систе­мами. А прибор «По­рог-1» излучает по­ро­го­вый уровень лу­чей, то есть тот уровень, ко­торый и требуется клет­ке и в це­лом всему ор­­га­низму. От­сюда и назва­ние аппа­рата. Эти самые излу­чения и помогают вос­ста­новить утра­чен­ную связь. Аппарат этот мож­но при­менять и в кос­ме­­­тологии для уда­ления руб­цов и пигмент­ных пятен, вообще он много­функцио­нален.

Я его купил специально, чтобы ле­чить сына. Тогда, еще до кризиса, в 1995 году, «По­рог» стоил пол­тора мил­лиона руб­лей, сейчас он стоит две тысячи дол­ларов. Имен­но этот ап­парат помог мне по­ста­вить сына на ноги в два года.

– Ваш сын встал на но­ги в таком возрасте, ког­да еще многого не осоз­наешь, а вы на­ча­ли ходить почти в школь­­ном возрасте. Что вы испы­тали, ког­да сделали первые шаги?

– Радость. Что еще можно испытать? Когда я был ребен­ком, то очень хотел встать на ноги – и встал. До этого передвигался на коленях, хоте­лось ходить, как все.

– Кроме сына с помощью аппара­та «Порог-1» удава­лось поставить на ноги еще кого-нибудь из больных ДЦП детей?

– С помощью «Порог-1» я по­ставил на ноги только одну де­воч­ку – Машу Казан­цеву, ведь ле­чение очень дорогое, и не все мо­гут себе это позволить. А вот с помощью мас­сажа человек 15 с травмами шейного отдела поз­воночника, наверно, точно вылечил.

– Чем любит заниматься ваш Витя?

– Он у нас очень творческая личность: всегда чем-то занят, что-то изобретает. На­пример, любит строить из кубиков раз­ные замки, сложные конст­рукции. Когда мы уви­дели, что он из простых деревянных кубиков делает такие краси­вые вещи, мы купили ему конст­руктор «Lego».

Его фантазиям просто нет границ! Еще наш Витюша любит рисо­вать. Во­обще у него много увлечений, он такой непоседа. Когда мы были на курорте Уш-Белдир, Витя ре­шил участвовать в сорев­но­ваниях. Это был за­бег на 100 метров среди здо­ровых де­тей. Он так старался, на старте упал, но все равно встал и побежал. И за волю к победе ему да­ли приз.

– Эту волю к пАлександр Ульянов: В детстве я очень хотел встать на ноги – и всталобеде у сына вос­питали вы?

– Скорей всего, у него это наследственное, от меня. Я всегда был лидером во всех компаниях. Просто я много где был, в разных санаториях, приез­жал домой с кучей впе­чатлений, рассказывал новые анекдоты, исто­рии, делал инте­ресные поделки. Наверно, по­этому дети ко мне тянулись. А сына как-то специально и не воспитываю, просто он смот­рит на меня и ведет себя так же.

– Скоро ваш сын пойдет в школу. Вы не боитесь, что сверстники будут его оби­жать?

– Я и сам прошел через это. Когда в детстве приезжал на ку­рорт или оказывался в новой ком­пании, то надо было поста­вить себя, доказать, что ты не сла­бак. А за сына я бес­по­коюсь, ведь когда я был ре­бен­ком, дети были не такие жес­то­кие, как сейчас.

Се­годня с эк­рана льется столько грязи: дра­ки, убийст­ва. Все это влияет на психику ребенка. А Витя у нас очень общительный, может лю­бого рассмешить, со всеми най­дет контакт. В этом его плюс.

– Вы сам очень общи­тель­ный че­ло­век, а комп­лексов у вас не было?

– Когда учился в школе, то комплексовал. Одноклассники часто издевались надо мной, даже приходилось драться, чтобы отстоять свою честь. Уже к годам к двадцати все комп­лексы прошли, благодаря воз­расту и под­держке друзей.

– Вы часто ездите на курорты?

– На Уш-Белдире мы были че­­тыре раза. Там есть один обы­чай, который наша семья воз­родила. Заклю­чается он в том, что в конце сезона отды­хаю­щие скла­дывают большой кос­тер из веток и в него кладут за­писки с диагнозом забо­ле­ваний. Костер зажигают, он сго­рает, и, по поверию, с ним сго­рают все болезни. Этот обы­чай был забыт, но теперь он возродился.

Но от наших поездок ос­таются и негатив­ные эмоции. Самое неприятное и грустное, что на Уш-Белдире, как нигде, действует неправильная на­циональная политика. Даже в аэропорту, когда улетаешь, рейсы часто объявляют только на тувинском языке. Тор­жества по случаю открытия и закрытия сезона тоже на ту­винском язы­ке. Но не­смотря на это, наш сын постоянно водил нас на диско­теки и участ­вовал во всевоз­мож­ных мероприятиях. На­пример, идет концерт на тувин­ском языке, а он выйдет и стих на русском расскажет. Витя у нас не закомплек­сованный. На ку­рорте обычно каждый кор­пус готовит свою программу выс­туп­ле­ния. Витя всегда везде принимает участие: танцует, рассказывает стихи.

– С какого воз­раста вы зани­ма­етесь спортом?

– С 14 лет. Начал заниматься тя­желой атлетикой в экспери­ментальном плане. Есть такой силач Валентин Дикуль, кото­рый по­вредил себе позво­ночник. Врачи поставили ему неутешительный диагноз: он не мог боль­ше ходить и навсегда (по мнению вра­чей) был при­кован к постели. Но вопреки всему Валентин Дикуль пос­тавил себя на ноги. После этой, прогремевшей на весь Со­вет­ский Союз исто­рии, я начал заниматься. И были неплохие ре­зуль­таты. Когда зани­ма­ешься, работаешь с гру­зом, увеличивается рав­но­весие. Уже сразу пос­ле тренировки чув­ствуешь, что идти лег­­че. Чем сильнее мышцы на ногах, тем выше тонус.

– А как в Кы­зы­ле живут другие больные ДЦП, как вы друг дру­гу помогаете?

– Я набирал груп­пу молодых инвалидов (19-20 лет), учил их де­лать массаж. Но так как у нас мало клиентов, работу я им предоста­вить не могу. Все про­исходит потому, что мы – частное предприятие, никто нам не помогает, не фи­нансирует, и поэтому цены на массаж у нас высокие. Кон­куренцию нам составляют госу­дарственные предприятия. Им проще, а нам еще и за аренду помещения платить приходится, поэтому никак нельзя понизить цены. А люди идут туда, где де­шевле. А если говорить об инвалидах вообще, то в Кызыле они очень пассивные, заком­плексованные. Я пытался про­водить вечера среди инвалидов – ничего не получилось.

В Рос­сии инвалиды более раскре­пощен­ные. Вот в прош­лом году я ездил на Байкал, где про­ходила международная встре­ча инва­лидов «Байкал-2000». Целью этой встречи бы­ло общение инвалидов стра­ны. Также про­ходили спор­тивные соревнования, конкурсы по прикладному искусству. Я участвовал в соревнованиях по арм-спорту и тяжелой ат­ле­тике. К соревнованиям по амрест­лингу я готовился два месяца, качал специальную группу мышц. Но парень из Екате­ринбурга, пятикратный чемпион мира, на втором кругу сорев­нований, взял надо мной верх. Когда я приехал на со­ревно­вания, уже сразу было видно претендентов: я, тот парень и участник из Читы. Ну что ж, не повезло – всякое бы­вает. Но зато по тяжелой атлетике я занял тре­­тье место, хоть к ней и не гото­вился.

У меня осталось много воспоминаний об этой поездке. Хорошо, что частично она фи­нан­си­ровалась об­ществом инвалидов. Мне опла­ти­ли проезд, а гостиница и питание за свой счет.

–А почему в Кызыле не про­во­дят­ся такие сорев­нования среди инва­лидов?

– Правительству инвалиды не нужны. Вроде бы, создали Со­вет по спор­ту среди инвалидов, выбрали руко­во­дящие струк­туры. Я тоже вхожу в этот совет, только тол­ку мало: все равно ничего не проводится. Есть у нас в Кы­зыле еще один инвалид, у него ампу­тированы руки, он носит протезы, и не­смотря на это, участвует в Рос­сии в рал­ли на машинах. Как это он делает я не ви­дел, мне самому инте­ресно. Вот он мне и предложил однажды открыть в Кызы­ле клуб по авто­спорту. Идея, конечно, непло­хая, но на базе чего этот клуб открывать?

– Почему вы выбрали именно медицину?

– Этому способствовал слу­чай из моего детства. Однажды, когда учился в школе, я упал и повредил ногу, все-таки рав­новесие плохое – ходить нор­мально очень сложно. Меня долго лечили в Туве, не могли поста­вить диагноза. Тогда мама повезла меня в Киев. Оказалось, что у меня просто перелом надкостницы. А в Кызыле меня лечили от рев­матизма (смеется). Имен­но тогда я разо­чаро­вался в ту­винской меди­цине и решил доказать, что медицина все же не так бес­сильна. Тем более, как я уже говорил, биоло­гия была моим любимым предметом.

– А кто для вас в жизни является примером?

– Расскажу один случай. За­кон­чив город­скую кызыльскую шко­лу №4, я решил посту­пить в ме­дицинское училище. А все школь­ные учителя говорили, что с моими знани­ями – это пустой но­мер, что я не пос­туплю. Вооб­ще я хотел сразу в институт по­ступить, но учителя меня загу­били. Например, при­дешь двой­ку по химии исправлять, а учите­лю некогда или просто лень. По­моешь, говорит, окна, я те­бе оценку хорошую по­став­лю. Какие знания хочешь, такие и получай, только молодые учи­теля в школе давали хоро­шие знания. Например, по биоло­гии я очень уважал и уважаю своего учи­­теля Та­ма­ру Ивановну Баг­ла­еву, она мне и привила лю­бовь к этому пред­мету. Это пер­вый че­ловек, которого я уважаю.

Второй пример: это автор кни­ги «Сердце хирурга» Федор Уг­лов. Он пишет о себе и о сво­ей врачебной практике. Эта кни­га по­могла мне поступить в ме­дицинское училище. По ней я писал вступительное сочи­нение «Почему я выбрал про­фессию ме­дика». ПАлександр Ульянов: В детстве я очень хотел встать на ноги – и всталоз­же, когда я уже стал учиться в училище, во время сессии иногда просто руки опуска­лись, а возьмешь в руки книгу «Сердце хи­рурга», почи­таешь – и сти­мул появ­ляется.

Лет через пять, когда наберусь побольше опы­та, хочу написать книгу о ДЦП. Пони­маете, здоро­вому человеку, пусть даже врачу, трудно на­писать о болезни, ко­торой он не болел. А я наблю­даю, сам за собой, думаю, что у ме­ня полу­чится стать автором книги, и еще, надеюсь, что моя книга поможет другим боль­ным ДЦП и врачам, которые занимаются лечением этой болезни.

– А что будет самое глав­ное в вашей книге?

– Ну, во-первых, я хочу на­учить людей правильно опре­делять ДЦП у ново­рож­ден­ных. Некоторые наши кы­зыль­ские врачи, по-моему, этого делать не умеют. На самом деле определить это несложно: если здоровому ре­бенку по­вер­нуть голову на бок, то вместе с ней, в ту же сторону, долж­но повернуться и туло­вище, а у больного нет.

Еще один спо­соб: когда по по­дошве ноги проводишь паль­цем, то у нор­мального ребенка пальцы на ноге разгибаются, а у больного, наоборот, вееро­образно расхо­дятся. Второй важный момент в моей книге – это клиника, то есть о том, как себя чувствует боль­ной ДЦП. И третье – как ему помочь, как правильно ле­чить и то, как можно из­бежать этой болезни вообще.

Вот об этом и будет моя книга, а если не получится эту книгу в Кызыле издать, то я ее все равно опубликую, через Internet. В будущем, я надеюсь, ДЦП можно будет излечить, если НАНО-медицина (созда­ние искусственным способом любо­го вещества) сделает шаг впе­ред. Надеюсь, что можно будет воспроизвести повреж­денные клетки головного мозга и из­бежать плохих послед­ствий. Возможно, что люди вообще переста­нут болеть. К этому должна стремиться медицина.

– Будущее человечества за меди­циной?

– Может быть. У меня сын пря­мо плакать стал, когда узнал, что все люди смертны. Спра­ши­вает, неужели он тоже умрет? Я ему го­ворю: хочешь, чтобы люди дол­го жили – иди, учись на врача, нет ничего невоз­можного, мо­жет, ты станешь ученым и по­можешь лю­дям дольше жить. Ведь сейчас есть пред­по­­­сылки уве­личить жизнь человека до 300 лет.

– А зачем же так долго жить?

– Может быть, простому че­ловеку не надо так долго жить, а вот, например, кос­монавту, если он куда-нибудь далеко полетит, сто­ит, чтобы пока летит, не со­стариться и не умереть (смеет­ся).

А вот для чего жить – всегда най­дется, ну не 300 лет, а чуть мень­ше. Ведь в жизни есть бе­лые и черные полосы, хорошо, ко­нечно, чтобы были одни бе­лые. Но жить можно и есть для чего.

– А для чего живете вы?

– На первом месте, конечно же, семья. Забавно: однажды прочитал в гороскопе, что я рожден для того, чтобы помогать старикам и детям. И в принципе, в моей жизни так и получается. Свою врачебную практику я начинал с кызыльского Дома ветеранов, а сейчас работаю с детьми.

Так что все, как и предсказано в го­ро­скопе: по­могать старикам и детям.

Фото:

2. Только встал на ноги – и уже охота на тигра. Саша с родителями в Анапе. 1981 г.

3. Папин массаж помого Вите встать на ноги.

4. «Папа, я у тебя выиграю эту партию!».

5. Дружная семья Ульяновых: Александр, Алена и Витя.

 

Беседовала Альбина ГРЕБЕНЩИКОВА

 (голосов: 0)
Опубликовано 25 мая 2001 г.
Просмотров: 2070
Версия для печати

Также в №22:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru