газета «Центр Азии»

Пятница, 22 сентября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2001 >ЦА №3 >Александр Матин: Я возвращаюсь к жизни

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Александр Матин: Я возвращаюсь к жизни

Люди Центра Азии ЦА №3 (12 — 18 января 2001)

Александр Матин: Я возвращаюсь к жизни«Поступок Года» – в этой номинации диплом «Чело­век Года-99» на Балу газеты «Центр Азии» 18 марта 2000 года был от­мечен жур­на­лист Алек­сандр Матин. Не­обыч­ным, неординарным поступком, совершенным им для людей, было признано его семича­совое восхож­де­ние на безы­мянную верши­ну (3200 м) Катунского хреб­та (Алтай). Это восхождение он совер­шил в честь худож­ницы Нади Рушевой, без­вре­мен­но ушедшей из жиз­ни. На вер­­шину он поднялся с фото­графией юной ху­дож­ницы и оставил записку о том, что отныне гора носит ее имя.

Удивил Александр и не­обыч­ной встре­чей 2000 года – забегом по Кызылу, вмес­те с один­­над­цатилетним сы­ном Кайратом – в честь на­с­ту­­пающего нового века. Ров­но в 00 ча­сов, ког­да все си­дели в тепле у теле­ви­зо­ров, Алек­сандр с Кай­ра­том прибежали к обе­­­­­лиску «Центр Азии» и там сим­во­лично встре­тили но­вый век. Я с семьей под­жидала их у обелиска – тоже хоте­лось как-то нео­быч­но прос­тить­ся с уходящим тыся­че­летием. Но приехали мы на машине – на мно­гокило­мет­ровую пробеж­ку по жгу­чему морозу не хватило эн­ту­зиазма.

На такое способен был только Александр. Он был нестандартным человеком, способ­ным на необык­новен­ные, добрые поступки. С душевной болью пишу «был», потому что 17 декабря Алек­сандр Викторович Матин ушел из жизни. В 43 года.

Сегодня я выполняю свой последний жур­налистский долг перед ним – интервью после смерти, подго­тов­лен­ное на основе его днев­ника. При жизни я так и не успела сде­лать с ним интервью, как с Человеком Года. Сна­чала все откладывала из-за сию­минутных про­­блем – мне казалось, что времени впе­ре­ди еще много. Потом семью Александра по­­стигло боль­шое горе: в июне на Алтае, в ре­ке Катунь утонула дочь Карина. И снова мне каза­лось, что надо подождать – не до бе­сед ему сейчас, еще придет время…

Мы так и не поговорили по ду­шам… И только пос­лед­­ний дневник Александра (ока­зы­­ва­ется, он всю жизнь вел дневники, осмыс­ливая жизнь, людей, свои поступки и себя) позволил сделать это интервью – правда, од­но­с­­тороннее. Его вдова Та­ма­ра позволила ис­поль­­зо­вать выдержки из днев­ника для пуб­ликации о муже.

Александр думает, мыс­лит, а я молчу и читаю ак­ку­рат­ные строчки (он и сам был та­­ким же аккуратным, обя­за­тель­ным во всем) с раз­мыш­ле­ниями, вопросами к са­мому себе, с вы­с­ка­зы­ва­ниями-афоризмами вели­ких, ко­то­­рые он выписывал для себя. Дневник уди­ви­­тель­ного человека. Днев­ник ду­мающего журналиста.

Алек­сандр был членом Сою­за жур­на­лис­тов России. 13 ян­варя, в День рос­сийс­кой прес­сы, мы должны были тор­жественно вру­чить ему но­вый билет члена Союза жур­на­лис­тов. Теперь пере­да­дим его детям Алек­сандра…

«Самое легкое в жизни – умереть,

самое трудное – жить»

(Азад)

Август 2000 года

Мы вновь в Кызыле. Вновь мы все вмес­те, но кроме Карины. Трудно, очень труд­­но было уезжать нынче из Козуля, из Горного Алтая, оставаться же было еще сложнее. Нет, наверное, сейчас на све­­те уголка, куда бы я смог убежать от этой боли. Она повсюду и ежечасно со мной.

Человеческое счастье, оказы­ва­ется, такое хруп­кое, измен­чи­­вое… Только сей­час я пони­маю, каким счаст­­­ли­вым че­ло­­ве­ком я был два ме­сяца на­зад. Те­перь я, ка­жет­ся, никогда не смогу быть счаст­­ливым.

***

Написал пись­­­мо Наталье Дой­да­ловне (прим.: Н.Д.Ажик­маа-Ру­­ше­ва). Все эти дни в мыс­лях ря­дом со мной бы­ла она – мать, по­те­ряв­шая един­ст­­вен­ную дочь. В ее судь­бе я черпал си­лы, она помогла мне вынести горе. «Ей было намного тя­же­лей, и тем не менее она выдержала удар, не слома­лась, – ду­мал я. – Собери все свои силы и дер­жись». Будем дер­жаться, хотя у меня такое чувство, что все раз­валивается и вместе с миром раз­валиваюсь я. Кажется, что с каждым днем, прожитым без Карины, жизнь малень­кими каплями уходит из меня.

***

Сегодня ровно год с того дня, как я в последний раз видел Карину. В этот день она с матерью поехала в Горно-Алтайск. Я поцеловал ее в щечку… Отправляя Карину вслед за Диной, мы хотели, чтобы они были вместе, чтобы не скучали друг о друге. Ничего нельзя предугадать и исправить, но тем не менее одна мысль не дает мне покоя: «А может быть, зря мы отправили Карину в Горный Алтай?»

***

Приходил Аяс… В прошлом году он окон­­чил Тыва-турецкий лицей, сейчас учит­ся в Турции. В свое время Аяс без­успешно ухаживал за Кариной, писал ей письма из Коньи. Приехав в Кызыл, он ходил на нашу старую квартиру. О смерти Карины узнал лишь вчера.

Долго мы сидели, разго­ва­ри­вали. Ни на одно его письмо Кари­на не от­ветила. Аяс специально изучил ал­тайский, написал еще одно пись­мо, но не отправил. Рас­ставаясь, про­водил Аяса до подъезда. «Прости Ка­рину…» – только и сумел сказать ему.

Я ушел из радио и не жалею об этом. Правильно говорят, что в горе люди одиноки. Со стороны кол­лектива и администрации не было даже слов соболезнования. В Кызыле нам сейчас нелегко, но в Горном Алтае было бы намного тяжелее. Здесь, по крайней мере, мало знакомых, мало вопросов и жалости.

***

Сердце сжалось в комок, приба­ливает. Раньше я его не чувствовал, сейчас явственно слышу гулкие стуки. Особенно ночью, когда нахлынут воспоминания. Днем, в суете дел, еще удается уходить от них.

«Горе – учитель мудрых»

(Байрон)

СенАлександр Матин: Я возвращаюсь к жизнитябрь 2000 года

«Уехать – значит чуть-чуть умереть». Это слова Эдмона Арокура. Сегодня си­дел, пред­ставлял Карину среди нас, и от мысли, что этого теперь никогда не будет, стало горько, и на глаза на­вернулись слезы. Она уехала от нас, мы уехали от нее – и все. Ни писем она не напишет, ни позвонит, ни ворвется шумно к нам: «А вот и я!». Когда до конца осознаю все это, прихожу к отча­янию. По телевизору ежедневно сообщают о людских трагедиях и утратах, но от этого ничуть не легче. В наших сердцах пустота и боль.

Вопрос: Почему ты приехал в Туву?

Ответ: «Причиной послужило при­глашение друга. Как человек, не умею­щий отказывать людям, сог­ласился. Не бы­ло бы приглашения, жил и работал бы в Козуле».

Вопрос: Ты часто менял мес­то жи­тель­­ства и, соот­ветст­венно, место ра­боты. Ты ме­чешься между селом и городом, между профес­сией учителя и жур­налиста. Знаешь ли ты, чего хочешь в этой жизни?

Ответ: «Всему виною моя страсть к пу­тешествиям. Не люблю задер­жи­вать­ся в одном месте долго, зани­маться ру­тин­ным занятием. Отсюда и час­тые пе­реезды, и частая смена места ра­боты».

Вопрос: Что ты нашел, приобрел, приехав в Туву?

Ответ: «Знакомство и дружбу с Мак­си­мом Мунзуком. Встреча с искусством На­ди Рушевой. Знакомство и переписка с ее ма­­терью. Дружба с учителями и воспи­та­телями Тыва-турецкого лицея. Восхождения на Мон­гулек и на Монгун-Тайгу».

***

Сегодня 90 дней, как мы живем без Ка­рины. Были в парке. Проходили по тем мес­там, где когда-то были всей семьей, вспо­ми­нал дочку. Как нам не хватает тебя, родная… Хотели пос­мотреть концерт, но от мысли, что три месяца назад, в это же время слу­чилась беда, испортилось настроение, и мы вернулись домой.

Был Аяс. Он уезжает в четверг. По­­­про­­сил разрешения писать нам пись­ма. Ду­мает продолжить изучение ал­тай­­­ского языка. Дал в помощь рус­ско-ал­тай­с­кий словарь. При­ходил Рус­там Ку­ка­ков с другом. В учебном цент­ре по­г­ранотряда сейчас служат 15 пар­ней из Алтая. Надо будет съездить к ним.

Вопрос: Твой круг чтения?

Ответ: «Любимых авторов и книг мно­­го. Из русских классиков – Толстой и Чехов. Любимая поэма – «Мцыри». Из зарубежных писателей перечи­ты­ваю Хемингуэя («Старик и море»), Эк­зю­пери («Планета людей»). Люби­мая сказ­ка – «Маленький принц». Нра­­вятся все произведения Чингиза Айтматова, Вик­тора Астафьева. Перечитываю «Мас­тера и Маргариту» Булгакова. Из сати­риков мне близок Михаил Зощен­ко, из юмористов – Азис Несин.

В круг лю­бимых книг включил бы «Гроз­дья гнева» Стэйнбека, «Сереб­ряные рель­сы» Чивилихина, «А зори здесь тихие» Ва­сильева. Люблю читать про странст­вия и путешествия. Нас­толь­ные книги – «Один на один с Се­вером» Уэмуры и «Тигр сне­гов» Уль­­ма­на. Из детских книг взял с собой во взрос­лую жизнь «Приключения Тома Сойера» Твена и «Витю Малеева» Носова.

Из журналистов для меня авторитет – Василий Песков. Люблю стихи Сергея Есе­нина. В алтайской литера­ту­ре моими час­тыми собеседниками яв­ляются Лазарь Ко­кы­шев, Борис Ука­чин. Из классиков еще люблю Нико­лая Гоголя (особенно «Мертвые души» и «Тарас Бульба»).

В тувинской литературе наиболь­шее впе­ча­тление осталось от чтения «По­вести о свет­­­­лом мальчике» Сарыг-оола».

Вопрос: Твое отношение к поли­ти­ке и политикам вообще и, в частности, в Туве?

Ответ: «Политика – грязное дело». С этим мнением я вполне согласен, но, увы! – политика и политики – составная часть на­шей жизни. От них никуда не деться, но я пытаюсь. В последние 5-6 лет не участвую в выборах, стараюсь не общаться с политиками, что не всегда удается.

Эталоном настоящего политика считаю Ма­хатму Ганди. Среди рос­сийс­ких полити­ков симпатизирую Аману Тулееву.

В Туве занимаю нейтралитет. В «Новос­тях» пытался придерживаться этой линии. Де­мо­кратии в ГТРК почти нет, потому что ру­ко­­водство не самос­тоятельно в своей ра­бо­те.

Шериг-оол Ооржак – сильный по­ли­тик, но команда у него слабая. Ка­жет­ся, не любит людей самос­то­я­тельных, независимых. Шол­бан Кара-оол в политике не так давно, но на­би­рает вес, как в Туве, так и в России. Каадыр-оол Бичелдей, оратор типа Брон­тоя Бедюрова, но более урав­новешенный.

Про Александра Кашина мнение сло­жи­лось из газетных публикаций. Сна­­чала оно в большей степени бы­ло отрицательным, сей­час немного из­ме­нилось. Постоянное проти­вос­тояние с правительством и прези­дентом до­бав­­ляют ему очки. Тот факт, что при всех обвинениях и судебных тяжбах Ка­шин оста­ется на плаву, говорит о многом».

Вопрос: Ты уходил однажды из школы и вновь возвращался. С чем был связан твой уход и состоится ли второе возвращение?

Ответ: «Первый раз я покинул школу, чтобы отвязаться от дирек­тор­ст­ва. По сути дела я превратился в хо­зяйст­венника и не сумел наладить ра­боту коллектива. Второй уход связан с Тувой. Хотя у меня и есть но­стальгия по школе, думаю, второе возвра­щение вряд ли состоится. Участие в рес­пуб­ликанском конкурсе «Учитель года» и мое II место, наверно, останется моим высшим достижением».

Вопрос: Причина твоего ухода с радио и планы на ближайшие дни?

Ответ: «В настоящий момент я без­ра­ботный. Уйти из радио задумал еще зимой. На­доело заниматься ежедневно новостями, си­­­деть в кабинете, высп­рашивать у людей но­­вос­ти. Про­сился в другой отдел, но руко­вод­ст­во отка­зало. Мне хотелось часто ездить в ко­ман­дировки, зани­маться тема­тическими пе­­ре­да­ча­ми, осущест­влять творческие замыс­лы.

…Говорят, что он был неплохим жур­на­лис­том. Вполне верю в это. И человек он, ка­жется, тоже неп­ло­хой. Но как руководитель до­пус­кает не­обдуманные действия (или на­оборот?). По крайней мере, мне очень не пон­равилось, когда од­нажды он, изъяв из нашей пап­ки материал о Шойгу, скомкал его и со сло­­­вами: «Мы не обслуживаем Лок­ти­оно­ва!» выбро­сил в урну. Ясно, кого об­слу­жи­ва­ла и об­служивает ГТРК, но все это можно бы­­ло сделать по-иному, более цивили­зо­ван­но.

О планах. Сейчас мне необ­ходимо оп­ре­делиться с журналом «Диалог Ев­разия». (прим.: Ориен­ти­ро­ванный на взаимопо­нимание наро­дов, из­даю­щий­ся в Турции на русском язы­ке но­вый журнал, с ко­торым сот­руд­ни­чал Матин). Никак не могу с ним свя­заться. Второй номер дав­но уже дол­жен выйти. Когда он поступит в Кы­зыл – неиз­вестно. Все творческие и иные замыслы мои сейчас связаны с «ДЕ».

Вопрос: Что для тебя значит Турция?

Ответ: «Я отношусь к ним, как к братьям, к сородичам. Для меня все на­роды с тюркским корнем – родня. При­ехав в Туву, я начал общать­ся с Тыва-ту­­рецким лицеем и общаюсь до сих пор. Теплые воспо­ми­нания храню к пер­­вому турку, с которым позна­ко­мил­ся в Кызыле – это бывший дирек­тор лицея Атилла Ун. Было очень грустно, когда он уезжал из Тувы. Хо­рошие от­но­шения с но­вым директором Тамер-беем Кырджа.

Я отдал младшую дочь в лицей, потому что верю и надеюсь, что она получит хо­рошее обра­зо­ва­ние. Мечтаю, что когда-нибуАлександр Матин: Я возвращаюсь к жизнидь такой же лицей от­кроется и в Горном Алтае.

Благодаря турец­ким друзьям я уви­дел Стамбул. Он оча­ровал и покорил ме­ня. У меня по­средственные лин­г­вис­­тические спо­соб­­ности, но, тем не менее, хочу изучить язык друзей».

Вопрос: Вы при­ходитесь родней Шериг-оолу Оор­жаку?

Ответ: «Да, это выяснилось тогда, когда мы уже соб­рались ехать в Туву. Де­ло в том, что сред­­­­няя дочь пре­зи­­ден­та, Марита, за­мужем за алтайцем. Мать Эжера Чело­кова и отец моей же­ны из одного кор­­ня. Это с одной сто­­роны. С другой стороны, Эжер и я из од­­ного рода, а в Горном Алтае этому при­дают большое значение. Так что с пре­зидентом мы сваты, но поль­зоваться этим не соби­раемся».

***

Трудно всем нам, особенно же Дине. Дочурка моя дорогая, я понимаю, как тяжело тебе, как ты осиротела, потеряв свою сест­ренку, но что поде­лаешь, смерть оказалась сильнее нас.

Увы, Карине ничем не помочь, ничего не исправить. Такова жестокая дейст­витель­ность. С вами мы связывали свои надежды.

Нету Карины, но есть ты. Ты должна жить за двоих. В тебе осталась ее лю­бовь, ее привя­занность, частица ее лю­бя­щей тебя души, и эта час­тица когда-ни­будь через твоих детей должна вер­­­нуться на этот свет. Я очень хо­чу этого и на­деюсь на это.

Вы были еди­ное целое с са­мо­­го детст­ва, я на­­деялся, что вы, не разлу­чаясь, про­­й­­­­­­дете по всей жиз­­ни. У нас бо­ль­­­ше не будет та­кой доче­ри, у те­бя же есть воз­мож­ность воз­в­­ра­тить сест­рен­ку.

Нам всем не хватает ее, нашей Ка­рины, и не бу­дет хватать пос­тоянно. К этому надо привыкать, но память о ней будет в наших сердцах, она бу­дет среди нас.

***

Начали иг­рать в «Русское лото». Остав­шись без работы, приходится надеяться на «может быть». Когда-то я играл в «Спорт­лото» и однажды угадал 4 номера из 5. По­лучил 150 рублей. Будем надеяться на удачу.

Сегодня у киоска, где я обычно покупаю карточки, было много людей. По­купали «Бин­­­го», «Золотой ключ», «Рус­ское лото» и мно­жес­тво кар­точек моментальной лоте­реи. Один мой знакомый, поздоро­вав­шись, ра­дост­но со­об­щил: «Вот, выиграл 8 тысяч!» Но радость его оказалось преж­девремен­ной: киоскерша объ­яс­нила ему прави­ла и выдала ему 10 руб­лей выиг­рыша. Было жаль бедня­гу, когда он, расстроен­ный, уходил прочь.

Если в казино богачи идут, что­бы ист­ра­тить деньги, то у киоска в бо­­ль­шинстве случаев собираются люди, свя­­зываю­щие свои послед­ние на­деж­ды разбо­гатеть или получить хоть ка­­кое-то ко­личество денег с помощью ло­­тереи. К ним, кажется, присое­ди­ня­юсь и я. Не ду­маю, что сильно раз­бо­гатею, но нуж­но же как-то зара­батывать день­ги. Постоянно сидеть на шее Тама­ры, быть ижди­венцем – такая перс­пектива меня не устраи­вает. Как гово­рил Яблонский: «Если у вас ничего нет, имейте хотя бы совесть».

***

ВоАлександр Матин: Я возвращаюсь к жизнипрос: Что было труд­­нее всего на новом месте?

Ответ: «Переезжая в Туву, мы зна­ли, что столк­нем­ся с труд­нос­тя­ми, но не пред­по­­лагали через ка­кие испы­та­ния придется нам пройти. Семья К. (прим.: В дневнике ука­­заны имя и фамилия, но здесь и далее они будут обо­з­на­чать­ся толь­ко бук­вой), че­­ло­­века, приг­ласив­шего нас в Ту­ву, устроила нашей семье го­нения. Я до сих пор не знаю ис­тинных причин тако­го от­но­ше­ния, но, судя по их об­вине­ниям, мож­но дога­дать­ся: вся при­чина в чер­ной за­висти.

Каких только слов не при­шлось нам выс­лушать от этой жен­­щины и от ее до­че­рей: «Ни­щие алтайцы. Кто вас при­г­ла­сил в Туву? Уби­рай­тесь домой!» и т.д.

Им не понравилось, что Тамара уст­ро­и­лась на работу, что мы купили детям ро­ли­ки («Ваши дети на роликах рас­каты­ва­ют­ся») и многое другое. Не­с­колько раз они пы­тались ворваться в на­шу квартиру, вы­кри­кивая ос­кор­б­ле­ния. Дело дошло до заяв­ления в ми­лицию, до обращения к прези­ден­ту. Я пытался объясниться с К., но он об­ви­нил меня же и выгнал меня из кабине­та.

Человек, которого я долгие годы считал за друга, на поверку оказался жалким трусом, подкаблучником. Не только за честь своего друга, он за свою честь не может постоять. С глупцами мы не стали судиться, но порвали всякие отношения. Для меня его нет».

Вопрос: Твой мир увлечений?

Ответ: «Чтение хороших книг, хотя есть проблема с их приоб­рете­нием. Не всегда уда­ется почитать то, чего хочется.

Занятие туризмом. Он подарил мне много радостных встреч с приро­дой и прекрас­ными людьми.

Люблю играть в футбол, общаться с инте­ресными собеседниками, смо­треть хороший фильм и послушать хорошую музыку».

Вопрос: Твое мнение о СМИ Тувы?

Ответ: «Почти три года я прора­бо­тал в этой системе и думаю, что с моим уходом она ничего не поте­ряла.

НачнеАлександр Матин: Я возвращаюсь к жизним с последнего места нашей ра­­бо­ты – ГТРК «Тыва». В сту­дии радио хо­­ро­шие передачи получаются у Та­ма­ры Куулар и Саяны Монгуш. В те­ле­ви­дении нравится стиль работы Андрея Чым­ба (дикция, рус­ский язык, манера дер­­жаться). Из печатных изданий пос­тоянно читаю «Центр Азии». Не­п­ло­хие шан­сы уве­личить количество чи­та­те­лей у «Сто­лицы». Из дикторов те­ле­виде­ния сим­патично смо­трится Шончалай».

***

Стараюсь пореже вспоминать Карину, но не удается. Как жестока и несправедли­ва судьба. Лучше бы отняла мою жизнь. Душа моя плачет и горюет, хотя я стараюсь не по­­казать своим домочадцам свою печаль. Слез не хватит, чтобы оплакать эту потерю. Уте­шаю себя и Тамару различными словами, сердце же мое словно покрыто мраком.

Занимаюсь с Кайратом. Читаю Астафьева. Вот так и проходят дни. Сегодня сделал пробеж­ку. Необходимо приводить сердце в по­ря­док.

***

Приходилось ли вам читать собо­лез­но­ва­ния на собственную смерть? Мне, к сожа­лению, пришлось. Гово­рю к сожалению, потому что слухи о моей смер­­ти оказа­лись лож­ны­ми. Из Турции, Татарстана и Башкор­то­стана по интер­нету посту­пили в Тыва-ту­рецкий лицей со­болез­но­ва­ния «на траги­ческую смерть пред­ставителя жур­нала «Ди­­­­а­лог Евразия» Ма­ти­на Алек­сандра Викто­ровича». Не знаю, плакать или сме­яться. Необ­ходимо завтра же послать опро­вер­жение, дать знать, что я жив и го­тов к сотрудничеству. Там меня, наверно, ус­пели уже вычеркнуть из списка.

Говорят, что человек, слу­хи о кончине которого ока­зались ложными, про­живет дол­гую жизнь, но зачем мне сейчас долгая жизнь, когда на свете нет моей любимой Карины? Уж лучше бы ее смерть оказалась ошибкой. Это было бы на много раз легче и спра­ведливей.

***

Вопрос: Любишь ли ты живо­пись? Чье творчество тебе близко?

Ответ: «У меня был период увлече­ния живописью, т. е. изучения твор­чества ху­­дож­ников. Наиболее близко и дорого твор­­­чество алтайского са­мо­род­ка Чороса-Гур­кина и гени­аль­ной На­ди Рушевой. В их судьбах есть что-то общее. Надя родилась в Монго­лии, Гур­кин бежал в Монголию во время гражданской войны, мать Нади – ту­винка, Чорос-Гуркин четыре года прожил в Туве.

Надя никогда не была в Горном Ал­тае, выставка ее рисунков не выстав­ля­­лась на родине Чороса-Гуркина, и по­э­то­му у меня есть мечта – органи­зовать выс­тавку рисун­ков Нади в рес­пуб­ли­канском музее имени Ано­хина. Есть еще одно дело, которое не­обходимо до­вести до логического кон­ца: при­­­­­­сво­­ение имени художницы од­ной из вер­шин Алтая и желательно ря­дом с вер­шиной Гур­кина. В прошлом го­ду у меня получилась лишь разведка бо­ем. Будем понемногу работать в этом направлении (ориентир 2002 год).

В моей коллекции рисунков есть кар­­ти­ны Саврасова («Грачи приле­те­ли»), Поле­нова («Московский дво­рик»), Ва­сильева («Мокрый луг»), Ле­ви­­тана («Владимирка»), Савра­сова («Пос­ле грозы»), Крамского («Нез­на­комка»), Брюллова («Всадница»).

Из зарубежных художников нравят­ся картины американского порт­ретиста Эндрю Уайета («Мир Кристины»), твор­чество яр­кого представителя сюр­реализма ис­панца Саль­вадора Дали. У него есть прекрасные слова про сущ­ность неба: «Небо… это его я искал, изо дня в день раздирая крепкую приз­рачную, сата­ническую плоть, моей жиз­ни… Но где же оно небо? Что оно та­кое? Небо не над нами и не под нами, не слева и не справа. Небо в сердце че­ло­века, если оно верует. А я еще не ве­рую и боюсь умереть, не обретя неба».

***

Ты появилась на свет теплым фев­раль­ским днем. Первое, что увидел я, ког­да ты с матерью возвратилась до­мой, были большие черные глаза. Рос­ла непоседой, ни минуты не могла уси­деть на месте. Услышав по телевизору ка­кую-то музыку или песню, начинала под­прыгивать. Мы в шутку назы­вали те­бя «Зой­кой», по имени ягненка, оша­лело носившегося по двору. Любила, ког­да я брал тебя на руки. На пути к дет­саду, стыдясь прохожих, при­крывала ла­дош­ками глаза и спра­ши­вала через не­ко­торое время: «Папа, люди прош­ли?»

Во всем старалась не отставать от Дины. Однажды, на празднике Нового года в Усть-Кане, на конкурсе стихов опередила сестру и прочитала ее стихотворение – получила приз. Рано начала танцевать. Я надеялся, что ты пойдешь в артисты. Танцевала в школь­ном, затем в клубном кружке. Участвовала в раз­личных конкурсах. Последний раз уди­вила и очаро­вала сво­их земляков, участвуя в кон­цер­те художественной самодея­тель­ности, посвященном Дню По­беды. Через 24 дня тебя не стало.

В тот трагический июньский день Ма­лика рассказала свой сон. Ей прис­ни­лась ты. Будто бы ты явилась к ба­­бушке и ищешь в сун­дуках костю­мы: «При­­ехала за костюмами, на берегу Ка­туни будем показывать кон­церт». Никто не обратил вни­мания на ее сло­ва, а это был вещий сон. На короткий и кра­сивый танец похожа твоя судь­ба…

Дети, подрастая, уходят от ро­дителей, а перед моими глазами вся та же картина: я и ты на моих руках. Бе­зоблачное детство моих детей. Почему оно так быстро кон­чается?

В городе ты некоторое время тоже по­сещала детсад. Утром я провожал тебя до дет­сада, вечером обратно забирал. Ты расска­зывала свои новос­ти, затем, подпры­гивая на двух ногах вперемежку, мчалась вперед. Я прошел по этой улице, вспоминая нашу жизнь в городе. Мне было очень и очень грустно, дочка. Глядя на Тугаю, вспом­нил наш поход втроем. Каждая улица была связана с каким-либо событием. В парке из­дали по­смо­трел на место, где мы всей семьей фотог­рафировались. В ки­нотеатре «Го­лубой Ал­тай» смот­рели фильмы, в Улалушке ку­па­лись. Как было бы хорошо, если все оста­лось бы, не изменяясь. Как я хотел бы воз­вратиться в прошлую жизнь, где была ты, и все были вместе!

***

ОднажАлександр Матин: Я возвращаюсь к жизниды ты спросила меня: «Папа, а что если я выберу профессию жур­на­­листа?» Я не одобрил, сказал, что эта профессия для муж­чин. Тем не менее, ты года два посещала УПО «Аныяк», кружок юнкоров. На память ос­талась вот эта маленькая статья, название ко­торой придумали мы вместе (прим.: в днев­­нике вклеена газетная вырезка с заго­ловком «Голосок, как ручеек» с под­писью: К.Ма­тина, ученица 10 «а» класса, школы № 15). А ты выбрала другую профессию, год с небольшим про­училась на конст­руктора-модель­ера. Учеба тебе нра­вилась. Из тебя вышла бы отличная мо­дельерша.

Есть задумка в будущем году, в го­дов­щину твоей смерти провести в Ко­зуле конкурс танцевальных групп, пос­вя­щенный твоей памяти. Написать Ари­не Николаевне, знакомым. Найти спон­со­ров, учредить призы. Помянуть твой ко­роткий путь в этой жизни и на сцене. На днях напишу домой, поде­люсь своим замыслом.

Ты не должна просто так исчезнуть. Ты теперь конечно, не напишешь оттуда, не поз­вонишь, но приходить ко мне в моих снах ведь можешь. Почему ты не снишься мне, Карина?

***

Принял предложение Антуфьевой о со­труд­­ничестве с «Центром Азии». Хватит сидеть – пора действовать. Буду освещать события культурно-светской жизни. Не буду вме­ши­ваться в поли­тику, сохраню тра­ди­ционный нейт­ралитет. Кому-то, может быть, не понравится мой выбор, но что поде­лаешь, всем не угодишь.

Жизнь моя уходит на еще один ви­ток. Была «Тувинская правда», затем ГТРК, сей­час «Центр Азии». Про Надежду Му­хар­­бек­овну слы­шал нема­ло не­лестных отзы­вов, но в отношениях с людьми ста­­раюсь при­­дер­жи­вать­ся прин­ципа: «Су­ди о че­ло­веке не по тому, что дру­гие о нем го­во­рят, а по тому, что он говорит о дру­гих».

***

Дочка, я воз­вра­ща­юсь к жизни. Не знаю, нас­колько дол­гой будет на­ша раз­лука, но не думаю, что на­ша вст­ре­ча от­клады­ва­ет­ся на дол­гие, на де­сятки лет...

«Пока жив человек, его любят:

умрет – помнят»

(Б.Грасиан)

Октябрь 2000 года

На юбилее ИГИ встретился с Ма­риной Монгуш, дочерью Василия Бо­раховича. Ма­рина – сотрудница института, изучает буд­дий­скую фи­лософию. Выразив мне собо­лез­но­вание, она сказала: «Ей там хо­рошо. Мы все че­рез это прой­­дем». За­­тем спросила: «Вы верите в пере­рож­де­ния?» «Да, – ответил я. – Как и в за­гробную жизнь».

«Через два года дух ее пере­ро­дится на этом свете. Вам необ­ходимо встретиться с ламой Пенде Гьялценом, – объяснила мне Марина. – Он под­скажет место, время возв­ращения вашей дочери».

Сейчас живу ожиданием встречи с ламой. Я верю в такие возв­ра­щения. Я буду наде­ять­ся на нашу встречу. Я буду жить этим ожи­­да­нием. Есть у меня задумки насчет уве­кове­чения памяти моей Карины: напи­сать и выпустить книгу, ор­ганизовать в Козуле кон­курс танца. Говорят, что «человек жив до тех пор, пока его помнят».

***

Сегодня на улице столкнулся с Ш. Я не узнал ее, прошел мимо, но нехорошее слово, брошенное ею вслед мне, услышал. Я догнал ее, взял за левую руку и повернул к себе: «Ты чего обзываешься?» «Вы почему не уеха­­ли домой?» – вопросом на вопрос спро­сила она. Тут я высказал то, что хотел сказать им при встрече:«Я вам никогда не прощу Карины, то­го зла, которое вы при­чинили ей». Ковар­ство не знает ни совести, ни приличий. В лю­бом случае оно найдет выход. «Кто такая Карина?» – стала строить из себя она дурочку. Затем на тувинском языке начала обращаться за по­мощью к прохожим. Я отпустил ее руку и пошел прочь.

Хотел еще раз написать К., но толку от моих посланий, кажется, не будет. Он в своей семье – пешка, ничто. Но и оставлАлександр Матин: Я возвращаюсь к жизниять без вни­­мания эту выходку не хочется. Что делать, ес­ли при каждой встрече тебя обзывают, гонят прочь из Тувы, желают всяких бед? Уехать или жить, не обращая внимания на все ос­корб­ления? Уехать пока нет воз­мож­ности.

От нашего бездействия они еще бо­льше наглеют, думают, что им все поз­волено, потому что, они – хо­зяева, а мы – пришель­цы, бро­дяги. Зна­чит, надо выбрать третий путь – защи­щаться. По буддийской рели­гии мож­но было их простить и мо­лить­ся за их души, но я, к сожа­лению, не буддист и до такого уровня соз­нания не смогу, наверное, под­няться. К тому же есть вещи, которым нет прощения.

***

Времени начало не хватать. Уст­роился в «Центр Азии», веду рубрику «Культурно-светская жизнь». Хожу на культурно-мас­совые мероприятия, встречаюсь с людьми и еще веду кружок юных корреспондентов в Тыва-турецком лицее. К концу этого месяца должны выпустить газету. Физкуль­туру за­бросил совсем, но сделал для себя правило: везде ходить пешком. Этим спосо­бом убиваю двух зайцев: экономлю деньги на автобус и укрепляю здоровье.

***

Вчера был день рождения. Валя и Дина подарили словарь Оже­гова. Подарком очень доволен. Из Усть-Кана звонила Надя. Ока­зы­ва­ет­ся мама специально послала Надю по­звонить, поздравить меня.

Моя дорогая мама… Как я вино­ват перед Вами за то, что столько вре­мени нахожусь в разлуке, вдали от Вас. Если можно было бы загля­нуть в будущее! Если бы можно было вер­нуться в прошлое! Нынче летом мы все так ждали встречи с Вами, со всеми родственниками, мечтали погу­лять на свадь­бе у Эмилии, Аруны. Судь­ба распоря­дилась по-иному. Я тепе­рь вряд ли смогу возвра­титься в свой дом в Козуле. Мне очень трудно бу­дет вернуться обратно. Мама, мама… Простите своего любимого сына… За все. Как бы я хотел приехать домой, к Вам и остаться с Вами рядом…

***

Арина записалась в кружок юных кор­рес­пондентов. Целую неделю не может напи­сать статью о Наде Руше­вой. От моих заме­чаний дочка, наверно, сбежит из кружка. Труд­­ная все-таки вещь: учить своих детей.

***

Валентина Юрьевна приходила с шаман­кой. Ей всего 18 лет. Дар предвидения от отца. Смотрела каждого из нас. Тамаре пред­ска­зала повышение по службе, мне боль­шие деньги. «Семья К. оставит вас в покое», – успокоила нас. У Арины проб­лемы дыха­тель­ных путей, брон­хит. Посо­ветовала посто­янно пить отвар чая и шиповника. «У тебя краси­вые глаза, – сказала Кайрату. – С помощью глаз добьешься всего в жизни, так что береги их». Голос у нее тихий, прежде чем сказать что-либо, вслушивается в себя. «Вы хотели побыть на большом озере?» – спросила меня. «Да, хотел нынче летом сходить до Шавлы, – ответил я, – но не получилось». Про Ка­ри­ну сказала следу­ющее: «Она до сих пор не мо­жет поверить в свою смерть. Собирается об­ратно возв­ра­титься. У вашей дочери ро­дит­ся дочь, очень похожая на Карину. Это будет не­­обык­но­венный ребенок. К сестре час­то прихо­дит из-за кольца. От­дайте кольцо близ­кой под­­руге. Три года подряд, в день ее рождения, уго­щайте ее пищей, чуть сыроватой пе­ченью».

Такие вот предсказания. Главное, конеч­но же, сообщение о скором перерождении мо­ей Ка­рины. Мы все ждем тебя, дочка. Я узнаю те­бя. По твоим глазам, по твоему го­ло­­су, по дви­­женьям твоим. Мне, нам так плохо без тебя.

***

Иногда хочется уйти куда-нибудь, по­общаться с людьми, близкими тебе по духу, отдохнуть от теле, но куда идти? Вокруг столь­ко людей, а в душе чувство одиночества.

«Не печалься, что люди

не знают тебя, но печалься,

что ты не знаешь людей»

(Конфуций)

Ноябрь 2000 года

У Конгар-оола взял видеокассету «Дерсу Узала», еще раз посмотрел фильм, вспомнил Максима Монгу­жу­ковича. Счастливым чело­веком был Мак­сим Мунзук. Я знаю теперь, что та­кое счастье. Человек, не терявший сво­его ребенка, не пережАлександр Матин: Я возвращаюсь к жизниивший своих де­тей – счаст­­лив. Все можно вынести в этой жизни, выдер­жать любой удар, толь­ко не это: поте­рять своего ре­бен­ка. Только мысль об осталь­ных детях не дает сломаться, продолжать жизнь. По­рой на меня накатывает такая тоска от этой несправедливости, что воем хо­чется выть, но понимаешь, что ничего не­возможно исправить, и остается только держаться и еще раз держать­ся.

***

С большим трудом выпустил пер­вый но­мер «Лицея». Адми­нистрация лицея не создала пока условий для нор­маль­ной рабо­ты кружка. Дети всегда заняты. В «Центре Азии» второй месяц нет зарплаты, каждый раз нахо­дятся при­чины. Подготовленный мною мате­риал об Иване Чамзоевиче Сал­чаке никак не мо­гут вставить в номер. Нет писем из Гор­но­го Алтая. У Арины проблемы с ма­тематикой. «Диалог Евразия» посту­пил, но нет устой­чи­вой связи с редакцией. Проб­лемы можно пере­­числять и дальше. Неуже­ли я в жизни став­лю высо­кие планки и по­тому не могу преодолевать препят­ствия? Не сказал бы…

Сердце вновь начало прибаливать, напо­минать о себе…

***

Вчера ночью звонил из Кыл-Агача Эдгар, один из друзей Карины. Он уезжает слу­жить. Передал через Дину привет всем нам. Дочка, моя дочка. Какая жизнь тебя ожи­да­ла, какие ребята готовы были посвятить тебе жизни! Не веря в твой уход, они не­произвольно ищут тебя, приходят, звонят и пи­шут нам, словно прося помощь, но чем мы можем им помочь?

Ты так далека от меня, что тебя даже не­возможно догнать и в снах. Где ты, моя люби­мая дочь? Я ищу твои глаза, что так по­хожи были на мои. Недавно в фото­гра­фиях, в «Центре Азии», нашел твое фото, доч­ка. Мате­ри не стал пока­зывать, чтобы не рас­стра­ивать. Вчера, после звонка Эдгара, она снова плакала. Хорошо ее пони­маю. Я и сам каждый день обли­ваюсь без­звуч­ными слеза­ми, но слезы разве помогут на­шему горю…

***

В РШИ встретил Таисью Базыр-ооловну, друга семьи Салчаков, подругу Валентины Юрьевны. Два года назад единственного ее сына заре­зали. Сколько же горя на земле и как одинок человек в своем горе!

В «Центре Азии» организовали за­нятия по психологии общения, прошло три заня­тия. Хотя занятия отнимают много времени, аккуратно посещаю их, надеюсь, что возьму что-то полезное.

Получил первую зарплату – 1 тыся­ча 800 руб­лей. Тамара разо­чарована, а я так и предполагал.

Сочиняю цикл стихов «Тувинские моти­вы». Что-то получается, что-то нет. Для твор­ческого вдохновения нужно общение, сос­тояние влюбленности. Нужно создавать та­кие вещи, которые, будучи адресными, по­священ­ными конкретным людям, вос­при­нимались бы нейтрально. Я, конечно, не Есе­нин, но попытаемся создать свои «Мотивы».

«Имейте мужество жить.

Умереть-то любой может»

(Роберт Коди)

Декабрь 2000 года

ОтАлександр Матин: Я возвращаюсь к жизникрылся театральный сезон. Сильное впе­чатление произвел на меня спектакль «Кто ты, Субедей?» Я не отношу себя к за­яд­лым театралам, но кое-какой опыт теа­траль­ного критика у меня есть.

Когда-то, в детстве, к нам в село приехали артисты Хакасского театра со спектаклем «Бе­лое платье матери». Во время спектакля в зале стояла напряженная тишина, многие пла­кали. Это было мое первое эс­тетическое наслаждение от произ­ведения искусства. С тех пор любой спек­такль я сравниваю с «Бе­лым платьем». «Субедей» из числа та­ких спек­таклей. В игру артистов веришь с начала до конца.

После спектакля зашел за кулисы, пожал руку Субедею – Ширин-оолу, позвонил ре­жис­серу-поста­новщику Алексею Оор­жаку, побла­годарил за отличную вещь. В ко­торый раз радуюсь за тувинцев, у ко­торых есть самобытное искусство, и пе­чалюсь за нас, алтайцев, не сумевших сох­ранить свой театр. После «Субедея» за­хотелось домой, но в последнее время настораживает отсутствие писем. Почему нет ответа?

***

Встретил на улице Марию Давы­довну Сарыг-оол. Посидели на ска­мейке, погово­рили. Она из тех людей, с которыми легко общаться. Если когда-нибудь уеду из Тувы, то в памяти останутся добрые воспоминания о таких людях, как Мария Давыдовна, Анчы­маа Салчаковна, Соян Соянович… Обещал зайти к Марии Давыдовне.

***

«Папа, а вы верите в Бога?» В этом ме­сяце Кайрат за три-четыре дня прочитал кни­гу биб­­лейских рассказов. И вот вопрос. По­пы­тал­ся объяснить.

«В конкретного Бога не верю, но он есть. Невидимый глазу. Человек должен утвердить Бога в своем сердце. Бог учит всему хоро­шему, доброму. Если в жизни ты будешь добрым, справед­ливым, значит, ты веришь в Бога. Неважно, какому Богу. Люди разде­лены пред­рассудками и потому нетерпимы друг к другу. Истинно верующий не станет делить людей по нацио­наль­ности. Нет пло­хих народов, есть плохие люди».

В первый раз сын задает мне такой серь­езный вопрос. Не знаю, насколько он удо­вле­творен моим ответом, но этот интерес к книге необходимо развить и дальше.

***

Вчера был в гостях у Марты Оле­говны и Марии Давыдовны. Мария Да­выдовна угос­­тила меня вкусными сдо­бами. Среди мно­­­жества книг увидел книгу Лазаря Ва­силь­евича и попросил почитать «Дети гор» на алтай­ском языке.

Каждую ночь во сне нахожусь в Алтае. Сегодня нечетко видел Карину. Она пела песню, запомнились лишь слова: «Не забудь реку Катунь…»

«Не забудь реку Катунь…»



На этом днев­ник Александра Матина об­ры­­вается. 17 де­кабря его, замерз­шего, на­шли в районе Кож­за­вода. Что привело его нака­нуне позд­ним вечером в это захолустье, где у него не было ни­­кого из знакомых? Знаю­щие Алек­сандра предпол­агают: он пришел к воде, которая дала бы ему силы, как да­вала родная река Ка­тунь.

Говорят, что люди на Кожзаводе замети­ли странного человека у воды, но ник­то не счел нужным остано­виться, помочь, спросить: «В чем дело? Не нужна ли помощь?» Боль­шое и доброе сердце Александра не выдер­жало – замерзло. Имен­но тогда, когда он, пре­одолевая душев­ную боль, возвращался к жиз­ни и ра­боте. В маленькой записной книж­­­ке Александра были скру­пулезно запи­са­ны все дела, которые он должен был сде­лать в декабре:

17 декабря – спектакль «Дирде-Макдо» по пьесе К.Кудажи;

20 декабря – конференция по туризму;

28 декабря – новогодний огонек юн­коров;

30 декабря – новогодний утренник в «ЦА», написать стихотворные посвя­щения кол­легам.

И еще – встреча с хоомейжи Конгар-оолом Ондаром, посещение Мини­стерства куль­­туры и Минис­терства образования, и еще, и еще…

Записная книжка помесячно разг­рафлена аккуратным почерком до декабря 2004 года.

А на обложке и под каждым меся­цем на­д­пись-эпиграф:


«Нет конца земным делам»


Фото:

2. Детство: Александр (третий слева) с братьями и сестрами. с. Козуль, Горный Алтай.

3. Александр с маленькой Кариной. Дочка только что прочитала сама новогоднее стихотворение, за которое получила приз.

4. Родные и друзья провожают Александра в Туву. Алтай, село Козуль. 1997 год.

5. Александр и Наталья Ажикмаа-Рушева. 3 мая 2000 года, г. Москва.

6. Штурм очередной вершины. Александр – третий слева.

7. Тамара Матина с дочками. 1988 г.

8. Семья Матиных: Динара, Александр, Арина, Тамара, Кайрат и Карина. 9 мая 1999 года.

9. Здесь творила Надя Рушева. Александр Матин в гостях у первой тувинской

балерины Натальи Ажикмаа-Рушевой – мамы юной ходожницы. 3 мая 2000 года. Москва.

 

Подготовила к публикации Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 1)
Опубликовано 25 апреля 2001 г.
Просмотров: 2251
Версия для печати

Также в №3:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru