газета «Центр Азии»

Понедельник, 24 июля 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2001 >ЦА №44 >Денежный перевод с того света

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Денежный перевод с того света

Люди Центра Азии ЦА №44 (26 — 31 октября 2001)

Денежный перевод с того светаМарии Яковлевне Горбуновой (в деви­честве Казак) в сентябре 2001 года ис­полнился 81 год.

Работать она начала в далеком 1938 году. Ее трудовой стаж 50 с лишним лет. Мария – латышка. А в Сибири она оказалась потому, что еще при царе родителей ее отца сослали в Сибирь, на каторгу. Отец Марии, Яков Иванович (на снимке), маленьким был привезен в село Нижние Буланки Крас­ноярского края. Тогда много ссыльных латышских семей здесь по­селилось.

 

Из своего далекого детства Мария запомнила, как в один из дней в их доме собралось много людей, но, несмотря на многолюдье, в доме стояла гробовая тишина. Отец держал ее на руках. По его щекам текли слезы. Маруся, заме­тив это, тоже заплакала.

– Марусенька, почему ты пла­чешь? – спросила сердобольная ста­рушка, стоящая рядом.

– Папа плачет, и я плачу, – ответила девочка.

Женщины, стоящие вокруг, за­шепта­лись: «Дитя малое, разве понимает она, что ее маму хо­ронят!»

Отец Маруси Яков Ивано­вич Казак был образованным человеком. Ему до­во­дилось бывать и в Иркутске, и в Крас­ноярске, и в Туве. А в селе Нижние Буланки он работал лесником. В теплое время года отец брал Марусю и старшего сына Петра с собой в лес и на покос. Факти­чески до­ченьку свою он сам вынянчил: жена после родов слегла, потом умерла.

Хороня жену, Яков Ивано­вич не­вольно подумал: «Хоть на золотой женись, все равно родной матерью моим детям не станет».

Через год сосватал Яков Ива­нович в другом селе женщину. Приехал за нею вместе с Марусей. Сосватанная жен­щина поджарила яиц, налила в глиняный самодельный бокал молока и придви­нула все это к девочке, сидящей рядом с отцом за столом.

Маруся возмутилась: «Не буду я из такой черепушки пить! Не буду!» Хозяйка, смутившись, перелила молоко в алю­миниевую кружку.

Поехали все трое домой, в дом Яко­ва. Едут, телега на рытвинах тря­сется, конь в такт шагам мотает гривастой головой. Кругом теплынь разливается. Тут у Маруси возьми да и развяжись шнурок на ботиночке. Дарья, так звали сосватанную женщину, наклонилась к девочке, пытаясь за­вязать шнурок, а та и говорит: «Нельзя, не надо! Пусть папа завяжет… Только папа».

Приехали они в село. Яков Иванович достал из сундука детское платье и сказал:

– Доча, сейчас на тебя мама платье новое наденет и косы тебе заплетет.

– Эта тетя – мама? Нет, нет! Я не хочу чужой мамы! Не хо-чу! – и, заплакав, Маруся убежала на улицу.

Яков Иванович, вздохнув, развел руками и сказал:

– Возвращайся, Дарья, в свое село, пока никто не знает, что мы решили сойтись. Я тебя отвезу… Видишь, дочка не признает тебя…

Как-то на од­ном деревенском гу­лянье отец и го­ворит Марусе:

– Дочка, возь­мем вон ту тетю к нам в мамы?

– Такую тол­с­тую! Нет, нет папа. Не надо нам ее.

– Ну, ладно… Толь­ко знаешь, до­ча, у всех мамы есть, а у нас нет, – только и сказал отец.

Закончила Ма­руся семилетку. Кол­хозное на­чаль­ство направило ее на кур­сы радистов в село Моторское. Привез Яков Ива­нович дочку в Моторское, при­няли ее на учебу, а она при прощании с отцом посередине улицы распла­калась.

– Ты не хочешь здесь учиться? – спросил отец.

– Хочу, только не хочу, чтобы ты уезжал от меня.

– Доча, ты здесь учиться не вечно будешь, закончишь курсы и вернешься домой. Гляди, вон из окон школы на нас люди смотрят. Еще подумают, что ты ревушка-коровушка. Не реви… Не на век же мы расстаемся…

А оказалось, что расстались они навсегда…

Закончилась учеба. Приехал за Марусей ее брат Петр.

– Почему ты приехал за мной, а не папа? – удивилась Маруся.

– Некогда ему, – хмуро ответил брат.

При­ехали домой. Маруся бегом в ог­раду кину­лась. Собака с ра­дост­ным лаем бросилась к девушке. До­ма кошка приластилась к Ма­ру­сеньке.

– А где папа? Почему он меня не встречает? – спросила Маруся, – собака встречает, кошка встречает, а папа нет… Где он?

– Марусенька, ты только не реви… Дело в том…

– Где папа? Где мой папа?

– Маруся, нашего папу 5 декабря прошлого года арестовали.

– Почему арестовали? Почему?

– В тот день 30 мужиков из нашего села арестовали. А потом еще не­сколько раз наезжали НКВДшники… И в общем из села увезли 80 человек. Папа говорил: «Петр, я скоро вернусь, я никакой вины за собой не имею. До Каратуза доведут, разберутся и домой отпустят». А тебе он не велел сообщать о случив­шимся: «Она еще возьмет да учебу бросит».

Мария засобиралась в дорогу.

– Ты куда это? – спросил брат.

– В Каратуз, за папой…

– Марусенька, не блажи… От папы ни одной строчки не было. И от других мужиков тоже…

Тут в дом вошел председатель колхоза, сказал:

– Коня я у вас в колхоз забираю.

– Коня папа на заработанные у государства деньги купил. Папа ведь не колхозник.

– У-у, дочь троцкиста, вся в отца пошла. Он враг народа и ты такая же!

– Ты сам троцкист! Ты сам враг народа! А наш папа хороший! – запла­кала Маруся.

Председатель, разозлившись, сказал: «Такая радистка мне в колхозе не нужна. Уматывай на все четыре стороны».

«Дядя Платон, если вас арестуют, ваша Лена тоже будет дочь троцкиста?» – спросила девчонка.

Ничего не ответил на это пред­седатель… Коня, телегу и сани у ребят отобрали.

А вскоре арестовали и председателя колхоза. Когда его вели к машине, глаза Марии и председателя встретились. Мария невольно пожалела его: «Теперь и твоих детей, дядя Платон, кто-нибудь недобрый назовет троцкистами и вра­гами народа».

Мария из род­­ного села ре­ши­ла пойти в рай­онный центр, в Ка­ратуз. Там жила сродная сестра Ма­рии, она рабо­тала ассис­тентом в аптеке. «По­про­шусь в аптеку, на любую работу», – подумала Мария.

Собираясь в дорогу, она хватилась своей прозрачной копилки, давным-давно подаренной ей отцом. В копилке хранились се­реб­ря­ные рубли. Отец, бы­вало, шутил: «Это, Ма­рия, твое при­даное».

– Петр, а где моя копилка?

– Твою копилку тоже арестовали и увезли вместе с па­пой. Папа упросил оставить копилку. Но тот, что командовал НКВДшниками, ска­зал: «Приобщить копилку к делу, как вещественное доказательство бур­жуазных замашек арестованного».

Отправилась Мария в Каратуз, до которого было 40 километров, пешком. Дорог перед нею расстилалось много, а какая вела в районный центр – не знала Мария. Села она на обочине дороги и заревела: «Папа, папа мне без тебя плохо…»

Ветер осушил слезы сироты, огля­де­лась она кругом: лес зеленеет, а вда­ли сияют горы. О них отец говорил: «За эти­ми синими гора­ми есть город Крас­ный. Я в молодости, еще до женитьбы, ра­ботал на строи­тельстве Усинского трак­та. В той диковинной ту­винской зем­ле растет удивительный кус­тарник. Яго­ды его густо облепливают каж­дую ве­точку. И зовут эту ягоду об­ле­пиха. Я как-то раз заболел, так поел той ягоды – и к утру стал здо­ров. В той земле жи­вут доб­рые лю­ди».

Воспоминания об отце успокоили Ма­рию, а природная смет­ливость под­сказала: «Иди той до­рогой, которая сильнее проторена и боль­ше изъезже­на». По этой дороге и до­шла Мария до районного центра. А там приняли ее уче­ницей в аптеку. Смыш­леной оказа­лась но­венькая.

Не­да­ром она успешно за­кон­чила ла­тыш­скую семилетку: зна­­ние ла­тин­ского язы­ка очень приго­дилось ей. Спустя пол­го­да Мария стала работать ас­­систен­том. Она са­мостоя­тельно по ре­цептам врачей изготовляла ле­кар­ства.

«Мне очень нравилась моя работа. Я была такая счастливая, что помогала людям не болеть. И я считала, что единственное счастье на Земле – работа в аптеке», – признается Мария Яков­левна.

В 1951 году приехала Мария, выйдя уже замуж и имея троих детей, в Кызыл. Сюда ей посоветовал переехать брат Петр: «В Кызыле и для мужа твоего, и для тебя работа найдется». Да и слова отца о доброй тувинской земле вспом­нились.

Поехала с ними в Кызыл и баба Лиза – безродная старушка, которая встре­тилась ей в Каратузе и стала нянчить ее детей. И хотя дети уже не нуждались в няньке, Мария взяла с собой бабу Лизу, не бросила одну. «Я старых людей почитала. И всегда прислушивалась к слову бабы Лизы», – тепло говорит Мария. Баба Лиза в тепле и в достатке дожила в семье Марии до 86 лет. Умеет Мария быть благодарной за добро, сделанное ей другими.

Да, судьбы наши людские неиспо­ве­димы, но доброту сеет каждый человек сам или не сеет, но тоже сам...

До 1956 года работала Мария фарма­цевтом в аптеке № 1. В 1956 году предложили ей поехать в Крас­ноярск, на курсы оптического дела.

А 1 января 1957 года при аптеке №19 (что была около воинской части) откры­лась первая оптическая мастер­ская в Кызыле. Мария Яковлевна за­помнила на всю жизнь свой первый рабочий день в аптеке и своего первого клиента. Им оказался геолог. Одно стекло у его очков было разбито. Мария имела полное право отказаться от заказа, ведь соот­ветствующего оборудо­вания нет. Но ей очень хотелось помочь человеку. «Я руками отщипала стекло и выполнила заказ. Я всегда старалась помочь людям», – говорит Мария.

– Мария Яковлевна, а сейчас вас, ветерана оптики, не забывают? – интересуюсь я.

– Нет, не забывают, помнят. Вот к 80-летию Тувинской Народной Республики заместитель директора оптики города Кызыла Светлана Сергеевна Чуйкова поздравила меня, как перво­откры­вателя оптического дела в Туве, с праздником и вручила де­неж­­ную пре­мию. Мне очень дорого то, что в оптике помнят и чтут меня, – отве­тила Мария.

Живет Ма­рия в своем доме, окружен­ном прекрас­ным садом и цветни­ком. В доме, который стро­ила она са­ма, своими руками.

Муж ее, ра­ботая авто­ин­спектором, не мог устоять про­тив под­но­шений пол­лит­рой: домой он возвращался всег­да только пьяный. Марии пришлось раз­вестись с мужем. При разводе судья предложил Марии подать документы на алименты – на троих детей. Но Мария не стала этого делать.

Одна, без мужа, принялась она достраивать дом, в котором, были лишь стены да крыша. Перво-наперво застла­ла потолок досками. Семья стала спать на чердаке. По вечерам и ночам, вер­нувшись с работы, Мария обивала по­толок и стены дранкой: стро­гала ручным фу­ганком доски для пола. Когда достроила дом, стала Мария вытаскивать с огорода камни-булыжники и сажать в при­возную землю яб­лони, сливу, малину.

Сегодня прекрасный пло­до­носящий сад Марии и цвет­ник, в котором более ста наименований цветов, чарует взгляд. Среди цветов – и розы, и гла­диолусы, и многолетние зимующие флоксы, и астры, до поздней осени радующие душу и глаза, малину...

Мария сама управляется со своим хозяйством. Правда, тяжелую работу помогают ей выполнять добрые знако­мые. К Марии идут за букетами и соседи, и знакомые, она никому не отказывает.

Некоторые из нас, бывает, и в 50 лет перестают физически и умственно трудиться. А вот Мария считает, что железо закаляется в огне, а человек – в труде.

Когда кто-либо советует Марии Яковлевне обменять свой дом на благоустроенную квартиру, она говорит: «Да как же я буду жить без этого сада, без этой красоты?»

С начала перестройки принялась Ма­рия Яковлевна узнавать о судьбе отца. Из Красноярска на ее запрос ответили, что ее отец был арестован 5 декабря 1937 года, а 2 февраля 1938 года – рас­стрелян. Пришел и документ о его реабилитации. В свидетельстве о смерти написано: причина смерти Якова Ивановича Казак – расстрел. Да разве причина смерти Якова Ивановича в этом? Нет, причина его смерти – беззаконие и политический разгул того времени. Тогда из 80 человек, аресто­ванных энкаведешниками, ни один человек не вернулся в село…

В 1990 году в качестве возмещения материального ущерба выслали Марии Яковлевне из Красноярска за те се­ребряные рубли папиного приданого, что с копилкой были забраны в НКВД, 1231 рубль 79 копеек. Надо признать, что хоть и выполняли те энкаведешники дьяволь­скую работу, но честными были они: не позарились на чужие деньги.

Мария, конечно, понимала, что эти деньги посланы от государства, но ей все казалось, что их ей послал отец. Купив памятные подарки своим взрослым детям и внуку, которого она растила и воспитывала с малолетства, Мария сказала: «Это мой папа, ваш дед и прадед послал нам подарок».

Вот и получилось, что денежный перевод Марии пришел с того света.

А брат Марии Петр, работавший началь­ником Целинстроя в Минусинске, умер в 1970 году, так и не узнав о судьбе отца и о том, что он реабилитирован.

Мария Яковлевна мудра, добра и энер­гична. Ее принципы-правила: «Гос­поди и люди, помогите выжить и ребенку, и щененку, и котенку». И еще: «Ищи счастья другим – и себе най­дешь».

Фотоколлаж

Виталия ШАЙФУЛИНА.

(«Центр Азии» № 44,

26 октября 2001 года)

ПРОШЛО ВРЕМЯ...

13 июля 2003 года Марии Яковлевне, наконец, назначили пенсию за расстрелянного отца – 96 рублей ежемесячно. С 1 января 2005 года эта пенсия увеличилась – 491 рубль.

Мария Яковлевна живет одна: погибли и сын, и любимый внук, которого она вырастила. Добрые соседи не оставляют своим внимание женщину, которая всегда старалась сделать всем добро. Она продолжает ухаживать за своими цветами, маленьким садом и огородом. А выращенное никогда не продает – только отдает людям.

В свои 85 лет Мария Яковлевна продолжает повторять отцовский наказ: «Ищи счастья другим – и себе найдешь».

Беседовала Любовь БАТУРИНА

 (голосов: 0)
Опубликовано 13 сентября 2009 г.
Просмотров: 3451
Версия для печати

Также в №44:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru