газета «Центр Азии»

Понедельник, 20 ноября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2002 >ЦА №26 >"Нас согнали в избу, чтобы сжечь"

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

"Нас согнали в избу, чтобы сжечь"

Люди Центра Азии ЦА №26 (21 — 27 июня 2002)

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война

С каждым годом все дальше от нас Великая Отечественная и тот страшный день - 22 июня 1941 года, перевернувший жизни и судьбы. Все меньше свидетелей и участников той войны остается среди нас. Говорят, сильные впечатления, пережитые в детстве, на всю жизнь врезаются в память человека. Страшные события времен Отечественной войны до сих пор вспоминаются нынешним пенсионерам, несовершеннолетним узникам фашистских лагерей. Что видели они там, что помнят?

Одна из сотен тысяч детей, побывавших в фашистских лагерях - жительница Кызыла Александра Яковлевна Кузьмина. Родилась она 25 ноября 1928 года в деревне Харинка Калужской области. Когда началась Великая Отечественная война, Шуре было 12 лет. Сейчас Александре Яковлевне 73 года, она почти ничего не слышит, и мы разговариваем с ней через “переводчика”: я задаю вопросы ее дочери Ольге Георгиевне, а она кричит эти вопросы прямо в ухо своей маме.

- Александра Яковлевна, как вы восприняли начало войны, что помните?

- Когда началась война, мы были на колхозном поле, самолеты летали, было слышно, как где-то бомбы рвались. По ночам небо было багровым. А потом пошли немецкие танки, машины. Заедут в деревню, как хозяева, курицу, поросенка схватят и - в машину. Все говорили: “Москва скоро нашей будет!” А до Москвы их не допустили...

- Наше поколение знает о той войне только по фильмам и книгам. Вы видели ее изнутри, своими глазами. С вами жестоко обращались?

- Это, какие люди, какие солдаты попадались. Кто и ногой поддаст, и палкой нахлещет, а другие не трогали. Нас из избы выгнали, в ней их больные лежали. Мне надо было полы в доме мыть, а я боялась туда идти, но как не пойти, они бы маму заставили. И страшно, а шла, мыла. Но сильно нас, ребятишек, не притесняли. Мы летом в лес ходили, землянику собирали и к немцам на кухню несли, а повар нам за ягоду сахар давал.

Я в то время заболела очень. А в деревне немцы врача нашего держали, выделили ему хату, он там местных жителей и лечил. Мама пошла, взяла у баб самогонки, отвела меня к врачу. Он сказал, что у меня плеврит, взял у немцев нужные инструменты и выкачал из легких гной.

В нашей деревне немцы двух пленных держали. Мы их по именам-то и не запомнили, одного звали Москва, а другого - Ленинград. Они к нам по вечерам в карты играть приходили. Мы спрашивали их: “А почему вас так кличут?” Они отвечали, что одного, мол, под Москвой в плен взяли, а другого под Ленинградом.

А видеть много приходилось. Как мужиков расстреливали, всю деревню сгоняли, чтобы смотрели, боялись. А мы стояли, тряслись, думали, что и нас сейчас так-же будут стрелять...

"Нас согнали в избу, чтобы сжечь"
 

- Александра Яковлевна, расскажите, как вы в лагерь попали?

- Как немцы поняли, что скоро русские придут, стали нас из деревни выгонять, собрали всю молодежь, матери плачут: “Куда!?”. Нашу маму тоже в лагерь забрали. Мы пешком шли, а потом нас согнали в кучу, погрузили на машины, повезли.

Сначала привезли в город Рославль Смоленской области, а потом переслали в деревню Кубарки, совсем пустую, отправили окопы копать. Вечером распределили всех по избам, а ночевать там невозможно, как начали нас клопы жучить, мы - на улицу. Я окопы копала, руку намозолила, грязь попала в ранку, распухла рука, немцы мне сказали: “Иди, панинка” (от пани, панна).

Мы с младшей сестрой Валей были еще малы, нас на тяжелую работу не стали гонять, а старших сестер траншеи копать заставляли. Поле было заминировано, вроде, работали там их саперы, но, видно, не все мины нашли. Ту девку, что на мину наткнулась, сразу в клочки разорвало. А у Марии, что рядом с ней копала, все лицо порохом обожгло.

Старших сестер и посреди ночи, зимой, отправляли барьеры из снега делать, чтобы патруль от ветра защищать. Хорошие патрульные если попадутся, так потом девок до дому проводят, а то другие немцы увидят - убьют.

С июля 1942 года по август 1943 были мы в лагерях. Каждый на рукаве, на спине носил номер. Утром и вечером нас выводили, строили и пересчитывали, чтобы ник-то не убегал. Пленных русских солдат часто приводили откуда-то, многих расстреливали, в общую могилу стаскивали. Тощие они были. Везут с реки воду в бочке, мы изловчимся, им кусочек хлеба кинем. И палкой попадало за это от патруля, а которые не звери были, жалели нас: “Война, панинки, у нас тоже дома киндеры остались”.

- Как вас освободили?

- В 43-м году уже наши близко были от лагеря. Нам днем немцы лук, сало давали: “Жарь, матка!”. Нажарим - тут стрельба. Мы - в окопы. Утихнет все, мы возвращаемся в хату, а там наши. “Мы угнали немцев”, - говорят. “А куда угнали?” “В соседнюю деревню”. А там же на пригорке одна деревня, под пригорком - другая, на бугорочке - третья. Так несколько раз в неделю то одни, то другие в деревне. Немцы вернутся, мы все трясемся. Зайдут в дом, мама говорила: «Забирайте все, только нас не трогайте». Один как стал в потолок стрелять, мы все попрятались, кто куда.

Пригоняли молодежь окопы копать, а сами в бинокль на русских солдат смотрели, знали - не будут русские по своим стрелять. Русские не стреляли. Но все равно мама и сестры мои старшие Вера и Маруся умерли в лагерях от недоедания, от труда непосильного, от простуды. А мы с Валей остались, она сейчас живет в Калужской области, в городе Спас-Деминске.

Помню, как-то раз стрельба поднялась страшная, мы испугались, в окопы убежали. Но немцы всех выгнали оттуда, и в избу согнали, сжечь чтобы. И как раз тут нарочный приехал с приказом - мирное население не жечь. Нас и отпустили, а в Борце, совсем рядом от нас, сожгли всех пленных. Кто из огня выползал, стреляли.

Так мы и бегали между двух армий. Видим - немцы уезжать собрались: шишки в мешки, и - вон. Охранять нас некому, суматоха, мы под горку убежали, спрятались. А у них огороды посажены, день длинный, есть хочется. Мы на эти огороды сбегали, нарвали салатов их-них, и опять под горку. Вечером видим - деревня горит. Потом через нас снаряды полетели. Страшно так свистят...Два дня мы прятались, а потом смотрим - наша русская разведка идет, мы к ним побежали. Они нам сказали, чтобы мы в бункеры немецкие до прихода саперов не входили, вдруг заминированы они. Но ни один бункер не взорвался, мы в них жили, пока избы не построили.

- Александра Яковлевна, сохранились ли у вас фотографии детских лет?

- Откуда? У нас и жилья-то не сохранилось, немцы все пожгли. Мы в деревню возвернулись, а там от домов одни стены обгоревшие остались. Немцы-то в бункерах жили, а когда мужики с фронта вернулись, эти бункеры разбирали - бревна, доски, балки железные - и строились. Леса-то не было, все сгорело, где на матицу (в русской избе так называлась основная потолочная балка) лес взять? Так матицы из этих железных балок и делали.

- Война оставляет в душе каждого человека глубокий след, и об ужасах тех дней уже не забудешь. Что должны знать молодые о Великой Отечественной?

- Что знать?.. Не дай Бог никому пережить такое...

Когда в мае 1945 года Советский Союз ликовал, празднуя Победу, 17-летняя Шура работала в родной деревне, с трудом восстанавливаемой буквально из пепла. Учиться так и не пришлось. Оставив младшую сестру у дальних родственников, в пятидесятых годах (точного времени не припомнит) Шура одна уехала к двоюродному брату в Туву. Петр после окончания сельскохозяйственного техникума работал бухгалтером в Каа-Хемском районе, в Медведевке. Нашла работу и там. Переехала в Федоровку, в колхоз “30 лет Октября”, переименованный затем в совхоз “Енисейский”. В 58-м году вышла замуж за Георгия Кузьмича Завалина, санитара ветлечебницы, в 59-м родилась дочь, назвали ее Оленькой. Год был дочери, когда разошлась с мужем, всю жизнь прожила одна, воспитывала дочь, работала и свинаркой, и телятницей, и в поле, и на току, и на огородах, была и кочегаром в школе.

Переехав в Кызыл, работала техничкой в Пассажирском АТП. В 1975 году, будучи еще телятницей колхоза “30 лет Октября” награждена знаком “Победитель социалистического соревнования”, в 1985-м - медалью “Ветеран труда” и, как полагалось в советские времена, - многочисленными почетными грамотами.

А сейчас Александра Яковлевна живет в маленьком по-косившемся домике на болотистой Пролетарской ули-це, где по весне корежит постройки. Пользование элект-ричеством, привоз угля, налог на землю - льготные, как ветерану труда и бывшей узнице фашистских ла-ге--рей, социальные службы заботятся о своих по-до-печ-ных, как могут. Но на улучшение жилищных условий нет денег, да и беспроцентная ссуда на получение бла-го-уст-ро-ен-ной квартиры, как сообщил начальник пра-во-вого уп-рав-ле-ния Аппарата Правительства РТ А. Хер-тек, выделяется за счет средств российского бюджета. Но дождется ли ста-рушка этих денег?

Из Международного Фонда согласия и примирения четыре года назад Александре Яковлевне пришла компенсация за пребывание в лагере - 400 немецких марок. Дети и внуки завоевателей, топтавших когда-то нашу землю, признали грех своих отцов, хоть частично, но возместили ущерб. Хоть так. Александра Яковлевна не потратила этих денег, положила на книжку - «на гроб», как она говорит.

Вспоминать о событиях военных лет тяжело, читать о них - страшно. Но сегодня юные не верят, считают что такого просто не могло быть... Но было! В Кызыле живут шестеро несовершеннолетних узников фашистских лагерей: Екатерина Алексеевна Григорьева, Валентина Захаровна Грейсерова, Иван Михайлович Микитюк, Михаил Сергеевич Шупляков, Пелагея Яковлевна Питюкова и наша героиня, Александра Яковлевна Кузьмина. И надо успеть оказать каждому посильную помощь, иначе скоро некому будет помогать.

И необходимо, чтобы память о тех страшных событиях не умирала, чтобы не возрождалась та война в косовских и чеченских событиях, чтобы не допускали зла люди, не были равнодушными...

Елена Трушникова

 (голосов: 0)
Опубликовано 21 июня 2002 г.
Просмотров: 3083
Версия для печати

Также в №26:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru