газета «Центр Азии»

Пятница, 22 сентября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2002 >ЦА №34 >Моление о тайге

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Моление о тайге

Люди Центра Азии ЦА №34 (14 — 20 августа 2002)

Моление о тайгеСегодня в летний день 2002-го она встанет в половине седьмого, подоит коров и коз, обойдет свой кашпал[1], потом присядет на землю, поджав под себя одно колено, закурит папиросу. Так начнется день. Обычный день на чабанской стоянке Куске Дуувен-оол. За 77 лет деньги, у кого они есть, превращаются в кредитные карточки, колхоз в акционерное общество, площадь Ленина в площадь Арата.

На стоянке бабушки Куске за 77 лет ее жизни мало что изменилось. Сюда не летают самолеты, в ее деревянном домике нет компьютера, подключенного к интернету, хотя бы потому что здесь вообще нет света, кроме дневного. При слове паутина у нее не возникает ассоциация “электронная”, при слове “связь” – сотовая, а про реальность она никогда не скажет “виртуальная”.

Она не знает, кто такой Путин и где находится Америка. Бабушка Куске вообще не говорит по-русски и едва читает по-тувински – ей этого и не надо. Кругом тайга, горы в форме знака бесконечности, небо, горы. Это не фон жизни - то сама жизнь.

Эта жизнь течет рядом с нашей, городской, но, как две параллельные прямые, эти две реки – таежная и городская – не пересекаются. Хотя добраться до тайги не так уж сложно. Дорога Кызыл-Чаа-Холь много времени не занимает, если не останавливаться на каждом перевале. От Чаа-Холя на машине, тракторе (тут уж что попадется) едем до Саргола. Ни деревни, ничего здесь нет – Енисей и невысокие горы. Через Енисей переплавляемся на лодке. На другом берегу нас, городских родственников, уже ждут кони, заботливо отправленные бабушкой Куске вместе с зятем Маадыр-оолом. Отсюда до бабушкиной стоянки - 15 километров. Мы поднимаемся вверх по речке Чинге, дорога превращается в узкую горную тропу. Через несколько часов пути мы почти ничего не видим: беззвездная ночь. Зато кони здесь у себя дома, они нас и ведут. Последний перевал, а за Стоянка-кашпал. Домик бабушки Куске – справа.перевалом, как известно, спуск, который мы, спотыкаясь о камни и коряги, охая и ахая, но все-таки преодолеваем. Пришли – вот она бабушкина стоянка.

Я здесь не в первый раз, поэтому несмотря на темноту могу точно сказать, где что находится. На пригорке стоит небольшой деревянный домик (юрт здесь нет – дорогое удовольствие по нынешним временам). В нем, кроме бабушки, умещается еще человек двадцать. На лето к ней всегда приезжают внуки, племянники. В общем, не соскучишься да и по хозяйству есть кому помочь. Внизу, в ложбинке, построены загоны для скота, один для овец, другой для коров и бычков. Ягнята ютятся под огромным деревом, корни которого размыты дождем и теперь под них можно залезть, спрятаться от безжалостных детских ручек, пытающихся все время потискать или ущипнуть. Чуть повыше – еще один домик, там живет бабушкина младшая сестра. Вот и весь кашпал Шогур.

Приготовление угощения для приехавших гостей.По лицу старой чабанки, как горные речки, разбегаются морщинки. Дым от папиросы “Прима” чуть застилает ее с лукавым огоньком глаза.

-Кырган-авай[2], что есть в вашей сегодняшней жизни такого, чего не было в ваши 20 лет?

- 20 лет мне исполнилось в 1945 году. Нашей семье и многим другим пришлось перекочевать в Чаа-Холь. А до этого наши юрты стояли на реке Урбюн, там я и родилась. Где-то в 1939-м мою маленькую родину у меня отняли. По Урбюну провели границу: его отдали Красноярскому краю.[3]

В то время у нас было много скота, около 800 овец, 10-12 быков, но половину пришлось отдать государству: на фронт, сказали. Тяжелое было время. Мама умерла, когда мне было 13. Папа еще раньше. Я осталась за старшую. Поэтому и в школу не смогла пойти: следила за скотом, растила младших, нас в семье 11 человек было. Вообще с трех лет, как я помню себя, все время со скотом. Другой жизни не знаю.

Сейчас жить стало удобнее. Все можно в магазине купить, только бы деньги были, а когда я молодая была мы все своими руками делали. И одежду, и обувь мы из шкур шили. Теперь наши дети и не знают уже, как все эти вещи вручную делаются.

Что еще было в те молодые годы? Замуж вышла, в колхоз “Чодураа” вступила, потом в пекарне поваром работала. Двух дочек родила. Плохо мы не жили, потому что работали много. Да и сейчас все хорошо, только ноги у меня болят.

-А после работы как время проводили? Кроме колхоза и личная жизнь ведь была?

-Муж работал допоздна. По вечерам я с дочками почти всегда одна дома была, по хозяйству что-нибудь делала. Так-то мы ничего, весело жили. Игры разные устраивали. В кажык (игра в кости), в шыдыраа (род шахмат – прим.автора) играли.

Тогда же с нами еще ополченские занятия проводили. Надо было пробежать на лыжах 10-20 километров со своими пожитками за спиной или с учебными гранатами. Мы, молодые, все это как игру воспринимали. Вообще, народ дружный был и веселый. Как бы трудно ни было, никто не жаловался. Даргалары говорили, что все будем хорошо жить. И мы верили.

-После Чаа-Холя вы снова перебрались в тайгу, в Шогур. У таежной чабанской жизни свои законы. Чему научила вас тайга?

-Тайга научила к жизни приспосабливаться, уруум[4]. В год кочевали по пять раз. Каждый раз юрту и все свои пожитки надо на коней погрузить. Если что не так привяжешь, коню будет неудобно, споткнуться может, а горные тропы узкие, обрывистые. И так во всем. Кажется, мелочь, а может к несчастью привести. Присматриваться и прислушиваться тайга научила.

-Если бы сейчас вам, кырган-авай, - снова 20. Остались бы чабанкой или уехали бы в город, а может быть в другую страну?

-Мне здесь нравится. Так бы и осталась. Как в другую страну можно добраться, какие люди там живут, - я не знаю. А здесь все свое, родное. За всю жизнь ни разу в этой тайге не заблудилась.

Даже если бы мой муж живой сейчас пришел ко мне и позвал в другое место жить – не пошла бы. Зачем?

-В вас же течет кровь кочевников. Неужели неинтересно по другим городам и странам поездить, тем более, если есть возможность?

-Я кочую по своей родной тайге, по Шогуру. Один только раз была в Абакане. Давно еще по путевке туда отправляли за хорошую работу в колхозе. А что там за Абаканом, - я не знаю.

-Зато чабанскую жизнь знаете, как характер родных детей. Что лично для вас самое трудное в этой работе?

Жарится тараа.-Самое трудное – зиму пережить. Ягнят на ноги поставить, от волков их уберечь зимой очень тяжело. Зимой я здесь подолгу одна остаюсь. Дети и внуки в Чаа-Холе живут. Они мне говорят: ты там держись, через месяц приедем, раньше никак. Я держусь.

Иногда, наоборот, ругают меня, хватит, мол, бросай все, переезжай в деревню. Ну куда я сейчас поеду? Здесь родилась – здесь умирать.

-Какие песни вы поете, когда вам одиноко, грустно?

-Когда сильно плохо, - я плачу. Помогает. А так частушки пою, негромко, себе под нос.

-Каждую свою овечку вы знаете по имени, знаете повадки любимого коня. Но каждый год волки загрызают десятки овец, и может что-то случиться с конем. Каким духам вы молитесь, чтобы уберечь от напастей отару и коней?

-Молюсь местным духам, а как же! Хозяину этой тайги, Оран-Танды, молюсь. Прошу, чтобы все беды мой дом и мою отару стороной обошли.

-А когда сами болеете, кому больше верите: духам или врачам?

-В больнице лежу, таблетки пью, вроде помогает, выздоравливаю. Из поселка домой в тайгу возвращаюсь, хозяину, Оран-Танды, “спасибо” говорю.

-Кырган-авай, летом у вас всегда столько родственников собирается, даже самые младшие внуки и правнуки приезжают. А есть среди них кто-нибудь, кто хочет стать чабаном, кто продолжит ваше дело?

Минуты отдыха кырган-ава.-Да, уруум, летом мне не одиноко. Внуки не забывают, приезжают, им тут нравиться. Но вряд ли кто-нибудь из них будет чабаном, у них совершенно другие устремления, другая жизнь, которую мне уже не понять.

Много еще вопросов осталось у меня к бабушке Куске, все больше философских. Но философствовать бабушка не привыкла. Тайга не научила.

С гор спускаются овцы, внизу уже мычат коровы, бабушка закуривает новую папиросу и - так заканчивается день. Обычный день на чабанской стоянке Куске Дуувен-оол.


[1] Ущелье (дословно). Так тувинцы называют и саму стоянку, если она расположена в ущелье.

[2] бабушка

[3] 18 апреля 1914 года был объявлен протекторат России над Тувой. С тех пор границу между Тувой и Россией меняли не раз, даже не фиксируя эти изменения документально, в том числе и в 1939 году. Территориальный вопрос всегда был острым в республике с кочующим населением. (См. «История Тувы», Новосибирск, «Наука», 2001, том 1).

[4] дочка

Шогур-Кызыл

Фото:

1. Стоянка-кашпал. Домик бабушки Куске – справа.

2. Приготовление угощения для приехавших гостей.

3. Жарится тараа.

4. Минуты отдыха кырган-ава.

Специально для “ЦА” Илона Виноградова

 (голосов: 2)
Опубликовано 14 августа 2002 г.
Просмотров: 4719
Версия для печати

Также в №34:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru