газета «Центр Азии»

Четверг, 27 июля 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2003 >ЦА №20 >«МОЯ ГРОЗНАЯ ФАМИЛИЯ ВЛИЯНИЯ НА МЕНЯ НЕ ОКАЗАЛА»

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

«МОЯ ГРОЗНАЯ ФАМИЛИЯ ВЛИЯНИЯ НА МЕНЯ НЕ ОКАЗАЛА»

Люди Центра Азии ЦА №20 (16 — 22 мая 2003)

«МОЯ ГРОЗНАЯ ФАМИЛИЯ ВЛИЯНИЯ НА МЕНЯ НЕ ОКАЗАЛА»Когда человек приезжает в новый для него город, новую страну, куда он идет первым делом, чтобы получить информацию? Конечно же, в музей. В разных городах и странах музеи разные, совсем не похожие друг на друга. Есть музеи старинные, которые уже давно выработали свой стиль, традиции и, да­вно перешагнув за столетний рубеж, с высоты своих лет и престижа несколько лениво поглядывающие на своих более молодых собратьев. Есть музеи очень молодые, они, чтобы состязаться с корифеями, должны постоянно что-то выдумывать и придумывать, какие-нибудь «Пикники» или «Биеннале», которые, в свою очередь, подстегивают и не дают пребывать в покое «старикам». В Республике Тыва тоже есть что показать и рассказать гостям, для чего и существует Тувинский национальный музей имени Алдан-Маадыр (Шестидесяти богатырей) с несколькими филиалами в разных районах республики.

Музей наш чересчур старинным не назовешь, но и к числу молодых уже не причислишь: в 2004 году он будет отмечать 75-летний юбилей. За эти годы накоплено огромное количество исторического материала, уникальнейших экспонатов, которые составляют квинтэссенцию культуры и истории, образа жизни людей на данной территории в продолжении нескольких тысячелетий. Многое из того, что музей имеет, можно уже сегодня увидеть на выставках и в экспозициях, но еще больше таят в себе его запасники, его фонды, и об этом знают только самые посвященные люди – сотрудники и, конечно же, самый главный человек, который отвечает за все – директор музея.

Последние два года эту должность занимает очень интересный и симпатичный человек – Анатолий Степанович Комбу, который в свое время много лет проработал в Республиканском научно-методическом центре, был его самым последним директором, а потом оказался самым первым заведующим отделом истории религии в Тувинском национальном музее, а теперь является его директором. С ним очень легко и интересно работать. Помню, в 1995 году мне из Красноярска пришло личное приглашение на участие в первой международной музейной «Биеннале». Время было почти беспросветное в отношении властей как к самим музеям, так и к его сотрудникам, ни о каком финансировании каких-либо командировок и речи быть не могло. Тем более, о фестивале «Биеннале», о котором тогда никто понятия не имел.

Но мне очень повезло. Тогдашний директор музея был в отпуске и его замещал Анатолий Степанович, которому я и показала это интригующее и завораживающее своей непонятностью приглашение. Анатолий Степанович внимательно все прочел и, заинтересовавшись новизной и необычностью музейного форума, решил, что ехать нужно обязательно. Сам обежал все министерские кабинеты и командировку мне обеспечил, заложив тем самым основу для будущего стабильного участия маленького туранского музея в четырех Международных музейных «Биеннале» – наряду с самыми крупными и известными музеями не только России, но и Европы. Так масштабно и бескорыстно мыслить способен далеко не каждый руководитель.

От всей большой фигуры Анатолия Степановича, его широкого, улыбчивого лица всегда исходит тепло и спокойствие. Я никогда не видела его мрачным или злым, кого-то отчитывающим или кричащим, на что-то сетующим, хотя причин для этого предостаточно. Он всегда спокоен и приветлив. Облик этого человека абсолютно не соответствует фамилии, которую он носит – Комбу. Собственно говоря, с этого мы и начали наш разговор.

– Анатолий Степанович, большинство тувинцев носят фамилии, по которым можно определить принадлежность человека к тому или иному роду. Салчак, Ондар, Ооржак, Иргит, Маады – все это наименования тувинских родов. А что означает ваша фамилия – Комбу?

– Комбу – это тибетское слово, которое обозначает одно из самых грозных божеств, защитника буддийского учения – Черного Махакалу. Это один из восьми самых сильных и грозных божеств буддийского Пантеона. Многие тувинские имена и фамилии на самом деле являются тибетскими. Например, Конгар – Белый Махакала, Доржу – Алмазный жезл, который Бадхисатвы используют в различных тантрических ритуалах. Ну и много других – Лопсан, Сумба, Чамзырын. Такие имена стали давать детям, когда в Туве распространилась буддийская религия.

– На вашу внутреннюю суть такая грозная фамилия оказала какое-либо влияние?

– Нет, никакого влияния моя фамилия на меня не оказала. Я ведь долгое время ничего этого не знал, пока не пришел в музей и не стал заведовать отделом истории религии. Если бы это знание пришло в детстве, когда складывался характер, кто знает, может быть, и отложился бы какой-то отпечаток на личность. А я рос в семье, где проповедовался коммунистический культ, а не буддийский. Мой отец был ярым коммунистом, председателем колхоза «Новый путь», а мама работала в колхозной столовой.

Но вот интересно: несмотря на приверженность к новой жизни, мои родители отмечали старые тувинские праздники, хотя официально они были запрещены. Я хорошо помню из своего детства, как у нас праздновали Новый год – Шагаа. В ночь на Шагаа никто не ложился спать, в нашем доме собирались люди и всю ночь играли. Мужчины играли в шахматы, женщины в таалы, это тувинское домино. Алкоголь, в отличии от нынешних времен, не употребляли, по ритуалу это было не положено.

– Значит ваше первое знакомство с буддийской философией произошло в музее?

– Нет, все-таки немного раньше. Я закончил Восточно-Сибирский институт культуры в городе Улан-Удэ, где даже в советские времена действовал буддийский монастырь. Туда я с ребятами из тувинского землячества довольно часто наведывался, потому что там был наш земляк, один из ведущих монахов этого монастыря, Хомушку Кенден-Сюрюн. Это был очень добрый человек, который поддерживал тувинское студенчество не только морально, читая нам проповеди, но и материально много помогал. Он был очень уважаемый человек, к нему за помощью приезжали люди из самых дальних концов нашей страны.

В ответ на доброту и заботу студенты помогали Кенден-Сюрюну, как только могли: убирали территорию монастыря, помогали делать влажную уборку в дуганах. Мне уже тогда было очень приятно подержать в руках буддийские скульптуры, протирая их специальным раствором. В этом монастыре было три дугана, все они имели свои названия, так же как и у нас в Туве раньше монастыри имели по нескольку дуганов-храмов.

 Особенно интересные храмы были в Эрзине, откуда я сам родом. Но рассказы об этих храмах услышал уже здесь, в музее, от нашего сотрудника Кыргыза Дадаевича Аракчаа, который в юности был послушником в одном из эрзинских монастырей-хурээ. Кыргыз Дадаевич был редким специалистом, прекрасно владевшим старомонгольским языком и проработавшим в нашем музее до глубокой старости. У нас хранится много исторических материалов, переведенных им со старомонгольского на русский язык. Очень много он сделал для чаданского музея имени Буяна Бадыргы. Трудами этого человека собран очень богатый материал о тувинских монастырях, которых до революции насчитывалось более тридцати. Почему-то судьба очень жестоко обошлась с буддизмом у нас в Туве. Калмыкии и Бурятии в отношении религии повезло больше, там хоть часть храмов была сохранена, у нас же все было уничтожено подчистую. Но, тем не менее, вера жила, люди ездили в Бурятию, чтобы помолиться святым местам. То же самое произошло и с шаманизмом, который, казалось бы, уничтожили под корень, но пришло время и все возродилось вновь. Значит, под пеплом всегда жило пламя веры народа.

– А все же что больше характерно для Тувы – шаманизм или буддизм? И чему вы сами отдаете большее предпочтение?

– Шаманизм в Туве появился еще с незапамятных времен, а первые ростки буддизма стали проявляться только в  тринадцатом веке. Поэтому, чтобы прижиться здесь, буддийская религия очень много впитала в себя шаманистских элементов, произошел так называемый синкретизм двух религий. Ну а я сам по долгу своей работы и по велению души общаюсь как с шаманами, так и с ламами. Интересно еще то, что ламой или буддийским монахом может стать любой человек, если только он приложит максимум усилий для своего обучения, а вот на шамана выучиться никак невозможно, здесь или дано или не дано. Как говорит наш Монгуш Борахович Кенин-Лопсан, существует несколько разновидностей шаманов: от рождения, от духов данной местности, от небес, от дьявола Албыс.

– Какие экспонаты, а если выразится научным языком, единицы хранения основного фонда Тувинского Национального музея, представляют наибольший интерес?

– Уникальной считается коллекция шаманской атрибутики, которая уже побывала в Бельгии, Австрии и Германии, возможно, очень скоро ее увидят в Японии и Китае. Очень большая и интересная у нас коллекция буддийских картин – тханок. Просто неоценимой является коллекция стеклянных негативов Владимира Петровича Ермолаева – основателя нашего музея, там вся история старой Тувы в фотографиях запечатлена. Эту коллекцию мы бережем, как зеницу ока. Также мы гордимся коллекцией картин из Эрмитажа, переданной в тридцатых годах нашему музею.

– А коллекция картин, которая представляет местных тувинских художников, полная?

– Все наши именитые старые художники представлены в музее очень полно, но последнее время мы закупаем очень мало картин, нет денег. Некоторые молодые ребята сами дарят свои вещи, но это единицы. Отдельную персональную выставку какого-либо молодого художника мы сделать уже не сможем. Это касается и резчиков. Старые мастера, такие как Тойбухаа, Черзи и другие, представлены полностью, молодых очень и очень мало. Что касается Нади Рушевой, то коллекция ее рисунков, как и она сама – это наша гордость, но она тоже далеко не полностью представлена, сейчас наши сотрудники ведут переписку с Пушкинским музеем о передаче нескольких тысяч ее рисунков в наш музей.

– И вы всерьез надеетесь на то, что Пушкинский музей так просто передаст вам рисунки этой гениальной девочки?

– Мы сейчас договариваемся с ними о выставке в нашем музее, ну а потом уж будем более серьезно искать подступы, чтобы эта выставка осталась здесь навсегда.

– Анатолий Степанович, проект здания нового музея сделан давно, где-то лет двадцать тому назад. Не устарел ли он морально для сегодняшнего дня?

– Конечно, несколько устарел. Но наши местные архитекторы внесли некоторые коррективы, и я надеюсь, что здание музея будет соответствовать всем современным требованиям музейного дела. Есть даже задумка сделать крытый стеллариум.

– А как обстоят дела с внутренним дизайном, кто будет осуществлять эту работу, не менее важную, чем строительство самого здания музея?

– Есть договоренность с несколькими московскими фирмами, их представители уже побывали у нас, скоро должны приехать еще раз. Эти фирмы должны будут работать совместно с тувинскими художниками, чтобы сохранить в оформлении местный тувинский колорит. К этой работе сейчас подключены наши лучшие художники и дизайнеры.

– Здание музея планируется сдать в эксплуатацию нынешним летом. А как скоро жители нашей республики и ее гости смогут посетить уже готовые экспозиции нового музея?

– Ну, до этого еще очень далеко. Экспозиционная работа займет минимум два года, а скорей всего, гораздо дольше. Это очень большая и ответственная работа.

– А что будет со зданием старого музея, кому оно достанется?

– На него уже очень много претендентов. Нам бы хотелось, чтобы здесь разместилась картинная галерея, чтобы это был отдельный музей. Тем более, что у нас сейчас возникают проблемы с размещением хозяйственных блоков. Новый музей расположен в центре города, там нельзя построить ни гараж, ни другие хозяйственные сооружения. Желательно, чтобы все это осталось на старом месте.

– Я слышала, что в минусинском Мартьяновском музее хранятся ваши личные вещи. Это правда?

– Да, это правда. Дело в том, что когда я учился в минусинском культпросветучилище, у нас был знаменитый агиттеатр «Радуга». Я был одним из самых активных его участников. С этим агиттеатром мы обьездили чуть ли не весь Советский Союз: выступали по всей линии знаменитой тогда стройки – БАМа, вплоть до самой Тынды, были на Украине, в Риге выступали, объехали все части Забайкальского военного округа, даже в Кремлевском Дворце съездов обслуживали комсомольский съезд. И мой агиттеатровский костюм-комбинезон вместе со шлемом взял на вечное хранение Минусинский краеведческий музей имени Мартьянова. Я тогда даже и не предполагал, что скоро сам стану сотрудником музея, а теперь вот еще и директором.

a Смотрю я на старое здание музея, которое когда-то было зданием самого первого в Туве театра, потом превратилось в музей и верой и правдой служило ему многие и многие годы. Какое будущее ждет его? Кто станет его хозяином? О чем поведают его много видавшие стены другим людям, в другие времена? Сейчас же ясно только одно, что музею здесь тесно, что давно уж он вырос из детских и даже юношеских одежд и рвется на новые просторы…

Татьяна Верещагина

 (голосов: 0)
Опубликовано 16 мая 2003 г.
Просмотров: 4687
Версия для печати

Также в №20:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru