газета «Центр Азии»

Четверг, 27 июля 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2004 >ЦА №8 >«ТУВА БЫЛА ДЛЯ НЕГО ПЛАНЕТОЙ»

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

«ТУВА БЫЛА ДЛЯ НЕГО ПЛАНЕТОЙ»

Люди Центра Азии ЦА №8 (29 февраля — 7 марта 2004)

«Я не видела его 23 года. С того самого дня, когда он, вернувшись с работы и наскоро перекусив, попрощался со мной и детьми, взвалил на плечи рюкзак и ушел из дома. Как потом оказалось, навсегда…», – так Лариса Кром начала рассказ о своем муже, тувинском журналисте и альпинисте Якове Кроме, погибшем с друзьями на одном из перевалов Цаган-Шибэту в Монгун-Тайге в мае 1980 года. Начала в предисловии к небольшой книге «Яков Кром в воспоминаниях и творчестве», вышедшей в иркутском издательстве «Облмашинформ» в 2003 году.

Спустя почти 23 года после гибели мужа она разобрала его архив, с помощью друзей и коллег подготовила к печати его стихи, воспоминания близко знавших его людей, подобрала фотографии… Рисунки сделали сын и внук. В июне 2003 года, взяв с собой несколько десятков экземпляров еще пахнувшей типографской краской книги, Лариса приехала в Кызыл, где не была шесть лет и где уже 23 года нет ее мужа. Навестила могилу Якова на кызыльском кладбище, повидалась с людьми, вместе с ним ходившими в горы и с теми, кто никогда не встречался с ним, но поет его песни, подарила им книги.

Спустя почти 23 года после гибели мужа она разобрала его архив, с помощью друзей и коллег подготовила к печати его стихи, воспоминания близко знавших его людей, подобрала фотографии… Рисунки сделали сын и внук. В июне 2003 года, взяв с собой несколько десятков экземпляров еще пахнувшей типографской краской книги, Лариса приехала в Кызыл, где не была шесть лет и где уже 23 года нет ее мужа. Навестила могилу Якова на кызыльском кладбище, повидалась с людьми, вместе с ним ходившими в горы и с теми, кто никогда не встречался с ним, но поет его песни, подарила им книги.

В городском парке состоялся концерт, на котором прозвучала песня на стихи Якова Крома, строчки из которой выбиты на камне, «охраняющем» могилы альпинистов:

«Горами тоже

можно дорожить,

Что камень сер,

Вы никому

не верьте.

И лучше вечность

Падать камнем

вниз.

Чем вечность жить

С камнями вместо

сердца».

Сыну Антошке – три месяца… Иркутск. 1968 год.Он многое успел за отпущенный ему недолгий срок – неполные 33 года. Закончил университет. Написал стихи. Построил не одно здание. Полюбил женщину, которая стала его женой, родила ему сына и дочь. Он возглавлял Тувинскую областную федерацию туризма и городской туристический клуб «Демир-Сал», о котором до сих пор ходят легенды среди бывалых туристов, давно ставших солидными людьми. Он был мастером спорта СССР по туризму, руководил четырьмя туриадами в районе Монгун-Тайги. Наконец, он успел издать книгу. О горах и людях, покорявших горы – «Там, где лед и небо». Она вышла в Кызыле в 1978 году. Он уже готовил к печати книгу для детей – «Имя твоей республики». Он знал, что надо любить землю, на которой живешь, и эту любовь передать своим детям.

Лариса точно знает, что её муж дорожил горами, дорожил людьми, которые его окружали, дорожил этой землей под названием «Тува» и любил город, лежащий «за таежным усинским трактом».

Они познакомились в Иркутске – учились в университете на одном факультете – филологическом, он – на отделении журналистики, она – «чисто филологическом». Вместе оказались в стройотряде. В Иркутске зимой 1967 года была их свадьба, там же в 1968 году родился сын Антон. Спустя много лет в Иркутске родится и внук Якова Крома – Яков-Кром-младший. И Лариса переберется в город, где начиналась история их семьи. Она и сейчас живет там. Мы встретились в ее уютной, скромно обставленной квартире в конце лета прошлого года, когда уже «улеглись» впечатления от июньской поездки в Кызыл. Но «улеглись» – не значит «остыли».

– Лариса Александровна, когда мы решили вас разыскать, то не предполагали, что вы как раз собираетесь в Кызыл. Был какой-то особый повод?

– После переезда в Иркутск я шесть лет не была в Туве. А после гибели Яши не прикасалась к его архивам. Настолько было больно. Нынче поняла: надо сделать книжку, надо поехать, хотя не было никакого официального повода, никакой «круглой даты»: 28 июня Яше исполнилось бы 56 лет…

Привезла в Кызыл книжку, которую издали с помощью друзей и моего двоюродного брата, передала друзьям. Встретилась со многими из ребят, кто знал Яшу, кто вместе с ним «болел» горами – Надеждой Горбуновой, ее они звали Птицей, Афанасием Трояковым, Наташей Шишигиной, многими другими. Навестила Яшину учительницу Фаину Назаровну Зябреву.

Все встречи были очень трогательными. А на концерте памяти Яши, который друзья устроили в парке, его песни пели и ребята, которые Яшу никогда не знали… Я благодарна всем, ктохранит память о Яше и его друзьях, погибших вместе с ним 2 мая 1980 года – Вите Отеве, Саше Маслике, Славе Подольском, Кларе Мельниченко, Саше Зубове. Яшу искали почти три недели. Нашли. Муж мой смог побыть дома перед тем, как уйти навсегда.

– С чего начиналась ваша семейная жизнь?

– Поженились мы зимой, на втором курсе. Яша комнату в общежитии для нас заработал сам – в стройотряде, который возводил университетское общежитие на бульваре Постышева. Но сначала, пока общежитие еще строилось, мы жили… в вагончике рядом со стройкой. Там пустырь был, и Кром соорудил «жилье». Со свадьбы мы в этот вагончик приехали. А там холод: калорифер, который вагончикобогревал, мы, уезжая, отключили, мало ли что. Включили мы этот обогреватель и как были в одежде, так легли и заснули. Вот такая у нас была брачная ночь.

Потом появилась своя комната. Как-то все устроилось. Жили, учились. Конечно, все было по-студенчески. К нам часто приходили Яшины друзья – и земляки, и ребята, с которыми он снимал квартиру. Встречала я всех, угощала тем, что было.У нас читали стихи, пели и много спорили обо всем. Мы с Яшей на старенькой пишущей машинке перепечатывали запрещенного тогда Мандельштама. Яша много фотографировал, а потом подолгу проявлял пленки, печатал фотографии.

В гостиной иркутской квартиры на стене – фотопортрет Ларисы: прелестная молодая женщина в зимнем наряде лукаво и одновременно задумчиво смотрит в объектив. Этот снимок Яков Кром сделал в первый год их совместной жизни, когда молодые супруги побывали за Байкалом, в таежном Баргузинском районе Бурятии. Лариса считает, что это самый удачный ее портрет.

– Когда мы поженились, мне шел двадцать второй год, Яше было немного меньше. Но мы считали себя взрослыми.

Получив стипендию, он водил меня в один и тот же немецкий ресторанчик.После этого похода мы начинали экономить... Деликатесным блюдом перед следующей стипендией или каким-то Яшиным заработком был жареный лук с хлебом, но ощущение праздника оставалось.

Яша был удивительно теплым и светлым человеком. С ним было уютно и надежно. Я как-то не нахожу этого в других мужчинах, может быть, поэтому больше ни с кем не связала свою жизнь. Мужчин, которых встречала и встречаю, меряю по нему, хотя это, возможно, неправильно.

Он был прилежным студентом?

–Ну что ты, какой прилежный студент… Ему, как и многим ребятам, часто приходилось подрабатывать. Плюс разные общественные дела, компании. К тому же, мы были семейными. Какая уж тут прилежная учеба. Яша был талантлив, много знал и хотел знать, жадно «глотал» все новое. И сама университетская атмосфера… она является таким фундаментом, который держит всю жизнь. Курс, на котором учился Яша, был просто потрясающим. Ребята любознательные, талантливые, они постоянно что-то выдумывали, буквально засыпали преподавателей вопросами.

– А как его родители приняли невесту?

– У Яши была интересная семья. Мама, Роза Яковлевна, как, наверное любая еврейская женщина, любила всех опекать. Иногда, мне казалось, что опека эта чрезмерна, я от этого страдала. Отец, Лев Исаакович, много работал. С ними жил и младший брат Якова, Борис. Он с семьёй сейчас в Самаре живёт. Мама, я помню, обрадовалась, что невестка такая домашняя. Яша много хлопот ей доставлял своим характером, своими поступками, активностью.

– Как они оказались в Туве?

– Как и почему – об этом никогда в доме не говорили. Это была семейная тайна, которую тщательно скрывали. Нам с невесткой, женой Яшиного брата, было очень любопытно... Но узнали мы только, что кто-то из братьев родился в тюрьме. Потом семья оказалась в Сибири, в Абакане. Затем переехали в Кызыл.

– Вы такая домашняя, он – непоседа. Как вам жилось вместе?

– Я не мешала ему заниматься его любимыми делами. Он уже здесь увлекался туризмом. В университете были такие же увлеченные ребята. Они тогда на Тянь-Шань ходили, я как раз была беременна Антоном. И затянули его горы...

Сейчас смотрю на фотографии, снятые во время их походов, и мне страшно от вида их экипировки. Всё старенькое, штопаное-перештопаное.... Мне кажется иногда, что было это совсем недавно, хотя... 30 лет прошло с той поры. Снаряжение хранилось дома. Он сам себе на машинке шил и коврики с пенопластом внутри – спина у него побаливала.

– Вы не пытались как-то прекратить эти походы: «Я сижу одна с ребёнком, а ты – в горы...»?

В командировке на Тодже. 70-е годы– Нет-нет, этого никогда не было. Мне не очень нравилось, когда после похода они где-то собирались, он мог очень поздно прийти. С гитарой можно ведь целую ночь просидеть... Но я его никогда не «пилила», хотя и не была безропотным существом.

В Кызыл я первый раз приехала, когда у нас уже Антоша был. Летом Яша обычно отправлялся в стройотряд, а я забирала у своих родителей Антошу, и мы ехали в Кызыл. Его родители жили тогда в районе школы №11. Домик был на два хозяина, семья занимала половину. После стройотряда Яша приезжал – и у нас был праздник.

Когда закончили университет, он, конечно, выбрал Кызыл. Он очень любил этот край. Не было и мысли, чтобы поехать куда-то, кроме Кызыла. Тува была для него планетой. А я – его женой. Естественно, я тоже оказалась в Кызыле и влюбилась в этот город. Это был 1971 год. Яша сразу устроился на телевидение. Меня на телевидение не взяли. А в школу... Я ещё на практике поняла, что педагогической деятельностью заниматься не буду, не смогу совмещать работу в школе с семьёй. Семья была важнее. Я устроилась товароведом в книжный магазин, работала до рождения дочки Анечки. Потом, как дочка подросла, меня взяли на радио, корреспондентом, потом была диктором, потом всё-таки на телевидение взяли. Тут мы стали вместе с Кромом работать. Он занимался молодёжными передачами, я – детскими. Вскоре он ушёл в газету, а в 1974 – в совет по туризму. Туризмом он болел. Но не бросал занятия журналистикой, сотрудничал и с газетами – «Тувинской правдой», «Молодёжкой», и с телевидением. Занятия туризмом только помогли ему больше раскрыться. Он много публиковался. Много фотографировал, его фотографии тогда часто появлялись в газетах. Это было очень интересное время – проходили туриады, строилась турбаза «Ондум»…

– Вы жили с его родителями?

– Сначала – да. Потом снимали квартиру. Потом получили свою, в ней я прожила 23 года.

– В походы вы с ним не ходили?

– Я не люблю испытывать дискомфорт, да и комаров не люблю. В небольшие, недолгие походы я ходила, но это недолго. Для меня поход – отдых, для него – гораздо больше. В этом плане мы совсем полярные люди. Но я хочу всё-таки побывать на месте его гибели, где стоит палатка, которуюЯшины друзья, поставили там. Это мне ещё надо сделать.

Ребята-туристы частенько у нас бывали в гостях. Я готовила своё фирменное блюдо – позы. Любила готовить для Крома. Он всегда хвалил мою стряпню. Даже самые простые блюда. Кстати, Аня и Антон хорошо готовят. Сам Яша готовить не умел. Вот прибить что-то, смастерить – это его.До сих пор жив стеллаж, который он сделал своими руками. Сейчас он у Антона стоит. Я всё привезла в Иркутск. Первая наша мебель – диванчик, сервантчик, два кресла, стол – он и сейчас стоит на кухне.

Дачи не было никогда. Автомобильчик был старенький – «Запорожец». С детьми часто выезжали за город. После Яшиной гибели машину пришлось продать... На эти деньги мы с Антоном съездили в Болгарию, в Международный дом журналистов. У Антона нет и никогда не было тяги к автомобилям. А вот Яша, его сын, знает все марки машин... Он, конечно, будет за рулём.

– Ваши дети избрали для себя не журналистику?

Лариса Александрова Кром с Яковом Кромом-младшим. Иркутск.2001– Они оба закончили Иркутский институт иностранных языков, романский факультет. Антон с семьёй живёт и работает в Иркутске. Анюта хочет стать профессиональной переводчицей,сейчас набирается ума-разума. Работает в Москве, секретарём в угольной компании, всё свободное время посвящает языкам, занимается переводами. У меня один внук – Яша (Прим.авт. 26 февраля ему исполнилось 13 лет).

– Он носит имя деда. Он знает, каким был Яков Кром-старший?

– Конечно, знает. В книге – два его рисунка. Я приехала к ним в марте: «Яша, у тебя есть возможность поучаствовать в создании книги. Здесь есть стихи деда, может быть, что-то нарисуешь? Он выбрал «Мы живём, как старые книги...». Яша – человек самостоятельный. Каким был его дед. Занимается в художественной школе, в последнее время ещё и гитарой увлёкся.

– Эпиграфом к вашей главке в книге о муже вы взяли слова Жуковского:

«О милых спутниках, которые наш свет

Своим сопутствием для нас животворили,

Не говори с тоской: их нет

Но с благодарностию: были».

– Сначала в эпиграфе были слова Ахматовой, что-то вроде «Ты остался моим воспоминанием». Но однажды я услышала, как Василий Лановой читал Жуковского... Это было потрясающе и запало в душу. Яша – не просто в моих воспоминаниях. Он все эти годы продолжает вести меня по жизни. Его увлечённость жизнью передалась и мне. Если какое-то дело мне надоест – могу бросить и заняться новым. В 55 лет решила, что пора вернуться к тому, чему меня учили, к своей профессии. Поняла, что хочу научиться делать книги. И снова помог Яша: в издательство, куда я обратилась по объявлению, меня взяли только потому, что моя фамилия – Кром. Редактор много лет назад училась с Яшей на одном факультете. Она – Мария Щербакова – и стала редактором книги о нём...

Когда записывалось это интервью, Лариса Александровна редактировала книгу, посвященную юбилею Иркутского университета, 80-летие которого отмечалось осенью прошлого года.

Редактировала пристрастно – с этим университетом связано рождение их с Яковом Кромом семьи... Я – тоже пристрастно и с волнением выношу интервью на суд читателей: Иркутский университет, где училась и я, позволил прикоснуться к удивительной судьбе удивительного человека, который любил тот же город на Ангаре и любил землю, волею судьбы ставшую родной и мне.

Анна ЛАЧУГИНА,

Кызыл-Иркутск

Фотоколлаж Виталия Шайфулина,

Фото из архива Ларисы Кром

ИЗ КНИГИ ЯКОВА КРОМА

"ТАМ ГДЕ, ЛЁД И НЕБО"

Год 1974

«Мы все мечтали о схватке с овеянным легендами ледовым куполом. Приближался май 1974 года. Ни к одному своему походу члены кызылского городского клуба туристов «Демир-Сал» не готовились так тщательно, как к восхождению на гору Могучего медведя. […]

5 мая. Шесть часов утра. Позавтракав, выходим из базового лагеря. Путь идёт по правому притоку Мугура – ручью Хайыракан. Подъём начинаем от языка ледника (2690 м) на левый (по ходу) гребень. С него выход на ледовое плечо на основание ледника Шара-Харагай, а затем на купол. […]

Впереди, метрах в ста от нас, идут ребята ударной группы. Три Николая – Путинцев, Горбунов и Ярлыков, Слава Подольский, Валера Суге-Мадыр и Борис Шангыр-оол. Их задача – готовить трассу: навешивать перила, при выходе на лёд рубить ступени. […]

Последние метры – самые трудные. Вот она, вершина! Почти плоская, с едва заметным скатом в южную сторону. […] Мы поднимались пять часов. […]

И вот забился на ветру флаг Российской Федерации. Мы строимся, укрепляем чеканный герб Тувинской АССР, а на мачте вымпел туристского клуба «Азимут», который нам вручили в редакции газеты «Тувинская правда».

Одна за другой уходят в майское небо тридцать ракет, символизирующих тридцать славных лет, пройденных Тувой в братской семье народов СССР. […]

С гордостью писали мы свою записку. Ведь нами установлен своеобразный рекорд: впервые 26 жителей нашей республики одновременно поднялись на её высшую точку! […]

Но на сколько же велика наша страна, если даже с этой высоты видна лишь крошечная её частичка! Какое счастье, что есть на свете вершины, покорив которые, человек чувствует (не понимает, а именно чувствует) необъятность и величие своей Родины!

Кроме тех, кого я уже упомянул раньше, в штурме горы Могучего медведя участвовали: Надежда Горбунова, Таня Надеева, Клара Пеннер, Наташа Прокаева, Надежда Морокова, Наташа Успенская, Саша Букин, Володя Амыр, Володя Касьяновский и Афанасий Трояков

Год 1975

«На куполе мы установили небольшую «тумбочку» и на ней укрепили бюст В. И. Ленина. На одной из стен тумбочки сделана памятная плита: «Вторая республиканская альпиниада Тувинской АССР, посвященная 30-летию Победы. Май 1975 года».

К нашему удивлению, у бюста мы обнаружили свою прошлогоднюю записку. Прошёл год, а на вершине так никто и не побывал. И нам приятно, что наша победа в честь Дня Победы принесла ещё один рекорд: мы совершили самое массовое восхождение– 48 человек одновременно поднялись на высшую точку Восточной Сибири».

Год 1976

[…] «А третья новость несколько смутила нас. Оказывается, завтра утром на центральной площади села состоится митинг, посвящённый 30-летию покорения Монгун-Тайги.

Это были волнующие минуты. Перед клубом собрались школьники, колхозники, представители районных организаций и семьдесят семь участников третьей альпиниады. Выступали секретарь райкома партии и участник первого восхождения Шомбул Кыргыс. Звучали речи, и мне подумалось: мугур-аксынцы необычайно гордятся тем, что живут у подножия могучей Серебряной горы. А гордиться своим краем может лишь человек, любящий его. В заключение митинга туристы, принимавшие участие в нескольких тувинских альпиниадах, были награждены почётными грамотами за многократное покорение Монгун-Тайги…[…]

Нашим первомайским подарком должен стать этот новый маршрут – первопрохождение на Монгун-Тайгу по западной стене. Кажется сегодня, по случаю праздника, подобрели и злые духи, про которых поговаривают старики в посёлке, - погода ясная, солнечная (вчера бы такую). […]

На подъём по стене у нас ушло восемь часов. […]

Мы разрядили со склона обе своих ракетницы в небо. Чёрная мгла словно разорвалась. Из лагеря взлетели сразу пять разноцветных ракет, через несколько секунд ещё пять, и ещё… Этот фейерверк означал, что все в сборе, что всё нормально, что наша альпиниада принесла ещё один рекорд массового восхождения на Монгун-Тайгу, что сегодня Первое мая, что мы снова победили горы и самих себя. […]

Сразу вспыхнул громадный костёр, приготовленный заранее, и уже звенели струны гитары, и казалось, что нет на свете лиц прекрасней, чем эти, окружившие нас – с потрескавшимися губами и облупившимися носами.

Я пел вместе со всеми, и к радостному победному чувству уже примешивалась грусть: вот всё и кончилось, через несколько дней мы снова станем горожанами и будем ходить в модельных туфлях, и толкаться в автобусах…

И только ледоруб в углу комнаты будет напоминать постоянно, что тебя ещё ждут непокорённые вершины...»

 

 



Фото:

1. Сыну Антошке – три месяца. Иркутск, 1968 год.

2. В командировке на Тодже. 70-е годы.

3. Лариса Александровна Кром с Яковом Кромом-младшим. 2001 год.


Анна ЛАЧУГИНА

 (голосов: 4)
Опубликовано 29 февраля 2004 г.
Просмотров: 6386
Версия для печати

Также в №8:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru