газета «Центр Азии»

Пятница, 22 сентября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2006 >ЦА №11 >Эти миры не могут существовать друг без друга

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Эти миры не могут существовать друг без друга

Люди Центра Азии ЦА №11 (17 — 24 марта 2006)

Знаете ли вы, что библей­ский Ной и всемирный потоп имеют свои аналоги и на той земле, где мы с вами живем?

«Среди снежных пиков За­падных Саян выделяется величественный пятигла­вый Борус — священная для каждого хакаса вершина. По преданиям, в далекие времена жил вещий старец Борус, который предвидел надвигающийся всемирный потоп. Он соорудил корабль, куда посадил всех зверей и птиц... Когда вода стала убывать, Борус при­стал к показавшейся суше. Это и была та самая вер­шина Саянского хребта, которую в честь хакасско­го «Ноя» назвали Борусом. От Боруса родились сыно­вья, ставшие родоначаль­никами хакасских племен­ных групп...».

Об этом и многом другом рассказывается в книгах Виктора Яковлевича Бутанаева, доктора историчес­ких наук, действительного члена Российской академии социальных наук, заведующего кафедрой археологии, этнографии и историческо­го краеведения в Хакас­ском государственном университете имени Николая Федоровича Катанова.

Эти миры не могут существовать друг без другаПрофессор Бутанаев первым в Организации тюркоязычных стран ТЮРКСОЙ удостоен Международной премии за вклад в изучение, исследование и про­паганду общих ценностей тюр­кской истории, языка и этног­рафии – в размере пятнадцати тысяч долларов.

Как сказано в приветствии Ге­нерального директора ТЮРК­СОЙ: «Весьма примечательно, что первой в истории нашей организации Международной премии ТЮРКСОЙ удостоился представитель братского хакас­ского народа, который, несмот­ря на свою малочисленность, вопреки всем историческим и ассимиляционным процессам, сумел сохранить и передать новым поколениям свой родной язык, привязанность к соб­ственным истокам, истории и культуре».

12 марта 2006 года ученый от­метил свое шестидесятилетние. А погружение в историческую память хакасского народа на­чал он в далекой от Хакасии Молдавии, где проходил служ­бу глава семьи Бутанаевых.

Виктору было четырнадцать лет, когда он решил выяснить, кто же такие хакасы. Обратил­ся к Большой Советской энцик­лопедии и обнаружил, что ис­тория формирования неизвест­на, история средних веков – «белое пятно». Теперь можно с уверенностью сказать, что эта статья, прочитанная им в юнос­ти, в сущности, определила его жизненный путь. В Хакасском республиканском краеведчес­ком музее до сих пор хранится письмо, которое написал тог­дашний воспитанник Суворов­ского училища Виктор Бутанаев:

«Уважаемые товарищи со­трудники музея! У меня к вам есть одна просьба, не сможете ли вы мне написать про камен­ные статуи. Что они из себя представляют, откуда были вы­везены, какие мифы были с ними связаны, и не сможете ли при­слать фотографии. Какие есть в вашем музее еще исторические ценности? Пожалуйста, напиши­те, если сможете, пришлите фо­тографии... город Тирасполь. Бутанаев Виктор».

Согласитесь, такое письмо могла ожидать разная судьба. К счастью для будущего уче­ного, в те годы, а это был 1960, в музее трудился замечатель­ный подвижник – археолог Альберт Николаевич Липский. Это искреннее письмо заинтересо­вало его, и он ответил юноше:

«Каменные изваяния, что со­браны в Хакасском музее, представляют изображения женщины-праматери (в скобках он выразился понятнее, учиты­вая возраст своего адресата – то есть самой первой прабабуш­ки) – хранительницы душ чело­веческого потомства, так верили люди четыре тысячи лет тому назад...» И посоветовал, где прочитать об этом подробнее, а также увидеть подлинные изображения статуй.

Эти миры не могут существовать друг без другаЭто ответное письмо вооду­шевило Виктора Бутанаева. Не­сколько лет подряд в период школьных каникул он пересе­кал почти всю страну, из Мол­давии в Хакасию, чтобы уча­ствовать в археологических эк­спедициях. В них получал пер­вые навыки историка, а в об­щении с бабушкой, которой по­ставил условие – говорить с ним только на родном языке – уро­ки безукоризненного хакасско­го. Тогда же он впервые услы­шал древние хакасские леген­ды, узнал об их связи с назва­ниями гор, рек, урочищ.

Когда после окончания шко­лы встал вопрос о выборе про­фессии, сомнений не было: он поступил на исторический фа­культет Ташкентского государ­ственного университета. А пос­ле его окончания приехал в Ха­касию.

– Наверное, я буду прав, Виктор Яковлевич, если скажу, что среди своих трудов ты выделяешь «Хакасско-русский историко-этнографический словарь», фактически, энциклопедию традиции и обычаев хакасского народа.

– Ты зришь в корень: хотя мы назвали наше издание словарем, практически это – энциклопедия, потому что в нем собраны сведения и о материальной, и о духовной культуре народа, через его язык, терминологию. Допустим, ушла юрта из хакасского быта, и вместе с этим ушли десятки слов из языка.

Словарь, в котором более четырех тысяч терминов, не дает кануть в забвение многим значениям слов, которые ныне не используются в обиходной речи, но дают ключ к истории бытования народа. Это, в принципе, своеобразная «Хоорояна» нашего народа, ты же знаешь мою концепцию…

Я-то знаю, но нелишне рассказать вкратце.

– После разгрома Кыргызского государства в XIII веке, а затем развала Монгольской империи формируются современ­ные тюрко-монгольские народы – казахи, узбеки, в том числе и наш хакасский этнос. На базе древнего киргизского ядра складывается этнополитическая общность, которая по-ха­касски называлась «Хоорай», а в русских документах – «Кыр­гызская земля» или «Хонгора». Она включала в себя как соб­ственно метрополию – степную местность с четырьмя улусами – княжествами, так и подтаежные и таежные места – киштымские урочища. Следовательно, кыр–гызы и киштымское, зависимое население, составляли эту общ­ность – Хоорай.

– И когда образовалась эта общность?

– Приблизительно XI-XVII века. Кыргызы на Енисее в XVII веке находились в вассальной зависимости от халха-монголов и джунгар. В общем, этнос срав­нительно молодой. В 1703 году произошел массовый угон населения в Джунгарию, что ко­ренным образом изменило поли­тическую, этническую и демог­рафическую ситуацию на Саяно-Алтае. Произошла киштымизация, хотя, конечно, остались представители княжеских ро­дов – Арыштаевы, Баиновы, Майнагашевы... Многие, кстати, обрусели, например, Курагины, Марьясовы.

– Это уже после присоеди­нения к России?

– Трагические события 1703 года предопределили судьбу этнополитического объедине­ния Хонгорай. Его население оказалось разбросанным от Волги до Маньчжурии. После присоединения к России в ав­густе 1727 года слово «Хоорай», хотя и сохраняется в фолькло­ре, в обыденной речи не стало употребляться. В ход пошел тер­мин, навязанный со стороны – «татары», и сейчас даже сами хакасы называют себя «тадар».

Существуют, конечно, и дру­гие точки зрения. Конечно, при­ятно услышать – «древние ха­касы». Но это все равно, что со­временные греки будут прово­дить прямую преемственность от Древней Греции. А это раз­ные вещи. Ведь все дело в том, что из себя представляет со­временный этнос. Все течет, все меняется. Население Киев­ской Руси и Российской Федерации – разные этнические образования. Да, мы имеем кор­ни, уходящие в домонгольские времена, но это были времена Кыргызского государства. Ны­нешний хакасский народ сло­жился уже после присоедине­ния Южной Сибири к России.

– А до этого?

– Политическая организация «Кыргызской земли» или Хонгорая, объединяла четыре отдель­ных княжества. Алтысарский улус располагался на севере Хакасии в долине Июсов и Бо­жьих озер. Исарский улус на­ходился в географическом цен­тре Минусинской котловины вдоль Енисея от устья реки Абакан до реки Огур. Алтырский улус находился в долине лево­бережья реки Абакан, от Уйбата до Таштыпа. Тубинский улус охватывал все правобережье Енисея, от Саян до устья реки Сыда, и, вероятно, правобереж­ные степи Абакана.

Во главе улусов стояли беги. Для решения государственных дел собирался большой съезд представителей всех четырех улусов Хонгорая. Например, на съезде 1627 года присутствова­ли 700 делегатов. Имелось по­стоянное войско из профессио­нальных «воинских людей» численностью от 600 до 2000 бойцов. Хонгорай имел торго­вые связи с Монголией, Китаем, Бурятией, Средней Азией.

– Ты говоришь о присоеди­нении к России в 1727 году?

– В 1707 году по правитель­ственному указу Петра I тыся­ча казаков из Томска, Енисейс­ка, Красноярска и Кузнецка вторглись в Кыргызскую землю и поставили в ее центре – ниже устья реки Абакан по правому берегу Енисея – Абаканский острог. Это был односторонний процесс присоединения со сто­роны России. Однозначно.

Процесс этот длился не один год, а десятилетия. Были пери­оды, когда киргизские князья довольно лояльно относились к этому, но никогда не ставился вопрос, чтобы «кыргызская земля», как называлась тогда Ха­касия, вошла в состав России. Речь шла лишь о том, что кир­гизские князья могут пойти на службу, чтобы сохранять поря­док в южносибирском регионе. Но российские власти никогда на это не шли.

Ситуация стала меняться пос­ле 1703 года, трагического года, когда в Джунгарское хан­ство были угнаны около четы­рех тысяч кибиток. Если мы возьмем за отсчет, что в каж­дой кибитке жили не менее пяти человек, то было угнано около двадцати тысяч человек. Прак­тически почти все население Хакасско-Минусинского края. С уверенностью можно сказать, что, если бы не было этого уго­на, то события, связанные с присоединением, развивались бы по совсем иному сцена­рию...

То есть для России ситу­ация стала более благопри­ятной?

– Да. Раньше существовало довольно значительное этнополитическое образование Хонгорай. Я не могу назвать его го­сударством. Для государства характерен, прежде всего, суве­ренитет. Властители земли не были ханами, а бегами – князь­ями, зависящими то от Алтын-ха­нов, то от джунгаров. Русские знали об этом, разведка рабо­тала. И, конечно, если с Алтын-ханами нужно было считаться, то мнение кыргызских князей было, как говорится, «деся­тым». С точки зрения русских властей, тем более что во главе государства стоял энергичный правитель Петр Первый, ситуа­ция стала благоприятной.

Но постройка острога, от ко­торой ныне решено отсчитывать момент присоединения Хакасии к России, не означала факти­ческого присоединения. Мы не имеем документа о доброволь­ном присоединении, подписан­ного местными князьями. Мон­голия и Китай были про­тив постройки острога. В 1708 году прибыла де­легация, которая потре­бовала снесения остро­га. На впадение «урочи­щем Хонгорая» претен­довал монгольский князь Гун Бубэй. Петр, желая, тем не менее, закрепить эти земли за собой, издает в 1716 году указ о постройке второго острога – Саян­ского, который был воз­веден к осени 1718 и пе­рекрыл главный путь со­общения с Монголией.

С джунгарами, види­мо, российская диплома­тия договорилась. До 1727 года оставшиеся кыргызские киштымы были в положении троеданцов. Джунгары и монголы продолжали со­бирать албан (ясак) по пять соболей с челове­ка, русские сборщики брали от одного до шес­ти соболей.

20 августа 1727 года в ре­зультате переговоров на реке Бура в 20 километрах от Кяхты между Россией и Китаем был заключен Буринский погранич­ный трактат. Все земли и наро­ды, находившиеся на северной стороне Саян, отошли к России, а по южной – к Китайской империи. Это было официальное закрепление границ Хакасии за Российской империей. Вдоль территории Хонгорая было поставлено пять пограничных знаков. Охрана государственной границы была поручена «ясачным иноземцам» – койбалам, сагайцам и бельтырам. Участок открытой границы в верховьях Абакана служил своего рода «воротами», через которые возвращались группы кыргызов, угнанных в Джунгарию.

Согласно хакасским историческим преданиям, присоединение произошло при бельтырском чайзане Миянгасе, сыне Моолаха. Письменные документы подтверждают силу народной памяти. В 1727 году, во время заключения Кяхтинского мира, возглавлял бельтыров башлык Миягаш (прим.: русское написание имени Миянгас) Моголаков. В знак принятия русского подданства Миянгас отрезал косичку «киджеге», ко­торую хонгорайские мужчины носили в качестве прически. И получил в народе прозвище – «Плешивый». После присоеди­нения Хакасии к России ее тер­ритория была разделена меж­ду Кузнецким, Томским и Крас­ноярским уездами.

Начиная с 1727 года, Хакасско-Минусинский край начал обживаться русским населени­ем. Первыми жителями стали казаки, поэтому до сих пор ха­касы русских называют «ха­зах». Многие русские деревни появились на месте кочевий хакасов. Так, например, дерев­ня Курагино (Хурага-тура) была названа в 1730 году по ее ос­нователю, кыргызскому князю Кураге. Постепенно название «Хонгорай» исчезает с полити­ческой арены Южной Сибири и Центральной Азии.

Дальнейшее формирование хакасского этноса, генетически связанного с хоорайской общ­ностью, происходило в админи­стративных условиях Россий­ского государства, где за ними закрепилось официальное имя «татары». С девятнадцатого века и хакасы в качестве само­названия стали использовать термин «тадар», а историческое имя «хонгорай» ушло в область преданий.

В 1758 году, когда в связи с разгромом Джунгарии, Цинская армия, почти полмиллиона че­ловек, чуть ли не Наполеоновская армия, вторглась на Алтай, на хонгорайском участке рус­ско-китайской границы царское правительство в спешном поряд­ке разместило казачьи гарнизо­ны. На месте бывших хакасских форпостов были образованы станицы – Таштып, Арбаты, Монок, Шадат (Каратуз), Кебеж.

С 1758 года, когда пограничную службу стали нести казаки, произошло фактическое закрепление Хакасии за Российским государством. После подавления восстания Ханза-бега хакасов привели к присяге на верность Белому хану. Мужчины, согласно хакасскому обычаю, кусали хлеб с ножа с клятвой: «Если, кроме этой мысли, я задумаю другую мысль, если, кроме Белого хана, я подчинюсь другому хану, то, наколовшись на этот нож, пусть я умру!».

Суммируя, можно сказать, что с 1604 по 1703 год шел процесс дружественно-враждебных отношений, потом до 1727 года шел захват территорий Россией и фактическое закрепление произошло в 1758 году.

– Наверное, выход в свет твоих книг имеет и какую-то «сверхзадачу»…

– все работы делаю для того, чтобы инициативная часть народа знала, что у него было славное прошлое, и значит, бу­дет будущее, что это – малень­кий алмаз в громадном тюрк­ском мире. Тюркский мир вмес­те со славянством – это хребет Российской Федерации. И эти миры не могут существовать друг без друга. Они должны быть крепки. Опираться, преж­де всего, на свое культурное на­следие, сохраняя своеобра­зие

Есть у тебя любимое за­нятие в свободное время?

– Трудно сказать. Я не рыбак, не охотник. Но со времен сту­денческих, даже школьных, мне очень нравится выезжать на природу. Наступает лето, и меня просто тянет куда–то выехать, пройти пешком от деревни к деревне, поговорить с людьми, со стариками, их уже мало ос­талось

Какие человеческие ка­чества наиболее привлека­ют и, наоборот, несимпатич­ны?

– Привлекает в людях добро­та, благожелательность. Не нра­вится зависть. Я думаю, она лежит в основе большинства неблаговидных поступков.

А любимый писатель есть?

– Если вспоминать тех, кото­рые меня потрясли, то, прежде всего – Александр Грин. Это мир, который в какой–то мере и я пытаюсь создать, на основе наших традиционных знаний. В нем есть теплота…

Любимое блюдо?

– Плов.

Сказались, видимо, годы учебы в Узбекистане?

– Да. В семье, с моей подачи, главенствует среднеазиатская кухня.

Мы знакомы с тобой с 1982 года, а как твое настоящее имя –

по-хакасски?

– Если полностью – Бутанай Алабарс Астай.

– А как переводится?

– Бутанай (фамилия) – верблюжонок. Алабарс (отчество) – лев. Астай (имя) – счастливчик…

Смеемся. И я вспоминаю недавний случай. Как-то летом мне довелось участвовать в научной экспедиции во главе с профессором Бутанаевым. Недалеко от деревни Подкамень Орджоникидзевского района «полетело» боковое стекло нашего «уазика». Около крайнего дома мы остановились, занялись ремонтом. На помощь вышли мужики-подкаменцы. Завязался разговор. Удивлению наших зарубежных спутников – Свена из Германии, Давида и Ласло из Венгрии не было предела, когда в профессоре Бутанаеве братья Германы (подкаменцы) признали того самого Виктора, который проходил по этим местам более десяти лет назад и которого они напоили моло­ком.

Хотя удивительного в этом не было. Много лет Виктор Яков­левич «пешим порядком» соби­рал полевые этнографические материалы, погружаясь в исто­рическую память хакас­ского народа. Они и ста­ли основой для замеча­тельных книг историка о Хакасии…

Вышедшая в прошлом году книга – В. Я. Бутанаев, Ч. В. Монгуш «Обычаи и обряды са­янских тюрков» – стала событием в историчес­кой науке. Она пред­ставлена на конкурсе Ассоциации книгоизда­телей России «Лучшие книги года».

– Что же стало при­чиной ее появления?

– Мы не можем счи­тать тувинский и хакас­ский народы чужими друг другу народами. Поэтому не случайно у меня в прошлом году вышла совместная с моей бывшей аспиран­ткой Чойганой Влади­мировной Монгуш кни­га – «Архаические обы­чаи и обряды саянских тюр­ков». Культуры тюрков Саяно-Алтая, при всей их самобытно­сти, очень близки. Можно даже сказать, что они представляют из себя одну историко-культурную область. И тувинцы, и хакасы еще до монгольского заво­евания входили в со­став одного, Кыргыз­ского государства. За­тем – в государство Юань. Предки хакасов и тувинцев были раз­делены только недав­но – триста лет назад. Согласно Буринскому пограничному трактату 1727 года Тува отошла к Китаю, а Хакасско-Минусинский край – к России. Но, конечно, много общих, домини­рующих культурных пластов осталось…

Например, ты пи­сал, что хай — горло­вое пение – пришло из Тувы...

– Да, да, да. В том числе – хай. Я, кстати, долгое время задавал себе вопрос: почему Катанов, прекрасный знаток культуры, нашего язы­ка, посвятил свою магистерскую диссертацию исследованию урянхайского языка. И лишь когда я прочитал в его дневни­ке, что он не считал тувинцев совсем чужим народом, то по­нял. Он приводит легенды, обы­чаи, которые позволяют считать тувинцев, абаканских, минусинских татар (хакасов) родственными народами.

А самое общее у нас свидетельство этому – архаические пласты нашей культуры. Этому и была посвящена наша книга…

Не случайно в качестве эпиграфа мы взяли слова тувинского поэта Юрия Кюнзегеша: «Хакасия и Тува – два крыла одной Саянской птицы…»

– Бывают ли у тебя в жизни моменты, когда удается «остановиться-оглянуться?»

– Честно говоря, я еще не останавливался. Но начинаю задумываться о том, что надо бы «оглянуться». Тогда можно будет посмотреть, что сделано, и что еще надо сделать в этой жизни…

– Как бы ты продолжил такую фразу. «Я, Виктор Яковлевич Бутанаев, являюсь…». Кем? Кто вы?

– В первую очередь, я – гражданин нашей республики, гражданин Российской Федерации. Все-таки мы живем в удивительной стране, это надо отметить. Я – представитель небольшого народа, и в Российской Федерации мой народ имеет свою республику. Рядом находится тоже громадная страна, где миллионные народы не име­ют своей государственности. Я считаю, мне повезло... То, что я когда–то задумывал, я сделал, но человек, оказывается, суще­ство ненасытное, он не останав­ливается, и поэтому возникают новые планы.

– Не было у тебя желания «удалиться на покой»?

– Когда мне исполнилось пятьдесят пять лет, я посмотрел, что сделал, что надо сделать, хорошо ли я прожил. Конечно, многие вещи мне в себе не по­нравились. Где–то не проявил должной настойчивости. А те­перь? Как у всех нормальных людей, есть дети. И думаешь уже не только о том, как ты бу­дешь дальше жить, но как пой­дут твои дети...

– Ты когда–то отдыхаешь? Все время пишешь, работаешь…

– Для меня понятие «отдых» несколько странное. Если хо­дить и ничего не делать – это для меня тяжело. С годами я стал чувствовать – мы же с тобой воины пера и бумаги (смеется), – что нужна какая–то физическая нагрузка. Вот если бы она была — это был бы для меня отдых. А так для меня отдых – смена тем. Я са­жусь за стол, начинаю что–то писать – это отдых, начинаю уставать – перехожу к дру­гой.

Ну, и конечно, семья. Она тоже от нас требует своих жертв. Правда, я должен при­знаться, Ирина Исаевна понима­ет меня. Хотя иногда высказы­вает недовольство прямым тек­стом, но все–таки она понимает. Мы же с ней коллеги – она ра­ботает у меня на кафедре. Не­давно у нее вышла монография. Она переведена на кыргызский язык, переводится на английс­кий.

– Виктор Яковлевич, вспоминая себя пишущего пись­мо Липскому, хотя ты тогда и не знал, что это будет Липский, ты добился того, что хотел?

– Да. Я в те времена хотел выяснить и написать книгу о происхождении нашего народа. И я написал. Но сейчас я думаю, что это еще не предел...

Подписи к фото

1. Виктор Бутанаев.
2. Виктор Бутанаев (справа) среди «информаторов».

Алексей АННЕНКО
г. Абакан
Фото из личного архива Виктора Бутанаева и из книги «Иллюстрированная этнография хакасов» (г. Абакан, 2004 год)

 (голосов: 8)
Опубликовано 17 марта 2006 г.
Просмотров: 12088
Версия для печати

Также в №11:

Также на эту тему:

№1 автор: вера написано 11 октября 2008 14:06
здравствуйте!бутанаев наш преподователь хороший чел smile
   
Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru