газета «Центр Азии»

Суббота, 18 ноября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2007 >ЦА №17 >НОГУ ПРИСТЕГНУ И - НА ПАРАД

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

НОГУ ПРИСТЕГНУ И - НА ПАРАД

Люди Центра Азии ЦА №17 (4 — 11 мая 2007)
Младший сержант-артилерист Павел Гончаренко, ветеран Великой Отечественной войны.Считается, что мужчины не плачут. Ни при каких обстоятельствах, даже самых страшных. И он не плакал на войне. А сегодня на глазах – слезы.

«Разбередила ты мне душу, дочка», – говорит младший сержант-артиллерист Павел Гончаренко, ветеран Великой Отечественной войны, ушедший на фронт в семнадцать лет.

В 20 лет он вернулся с войны героем – вся грудь в орденах и медалях. На костылях, без правой ноги.

С тех пор вся его жизнь – постоянный труд. И даже сейчас, в свои восемьдесят четыре, он полон энергии и юношеского задора. «Наш прикольный дед», – ласково называют Павла Ивановича внук и правнук – два Павла, названные в его честь.

С дедом интересно: он юморист, мастер загадывать загадки, у него в запасе – масса жизненных историй. И только о войне ему тяжело вспоминать.

С гораздо большей охотой он вспоминает довоенное время – свое деревенское детство.

На работу - с песней, с работы - тоже с песней

Жили мы в маленькой деревне Лукьяновка в Минусинском районе. Семья у нас большая была, украинская, шесть братьев, две сестры, я самый старший сын.

В родной деревне Лукьяновке. Пятый слева Павел Гончаренко, слева от него жена Мария. 1956 год.

Образования у меня всего четыре класса, по всем предметам – «отлично», кроме русского языка. Раньше вместо оценок ставили «очень плохо», «плохо», «посредственно», «хорошо» и «отлично». Русский язык мне трудно давался, дома ведь все на «хохлацком» разговаривали.

Зато по «арихметике» я сейчас любого старшеклассника озадачу. Один раз загадал арифметическую загадку учительнице алгебры, она какими-то сложными расчетами вычисляла-вычисляла, да так и не решила. А когда сдалась, и я показал, как решить, она удивилась: таким простым оказалось решение.

Отец очень хотел, чтобы я восьмилетку закончил: он сам только один класс закончил, а мать совсем писать не умела, цифры только по деньгам знала.

Собирался я в пятый класс пойти, да школа-восьмилетка в другой деревне была: ходить далеко, учителя и ребята – чужие. Испугался я. Отец поругался-поругался, да и отступился.

Стал я с десяти лет в колхозе работать, отцу помогать. Отдыхать приходилось редко. Не было времени для игр. Но когда собирались, играли с ребятами в лапту, в «чижика», в городки.

Мячиков раньше у нас не было, сами мастерили. Брали шерсть от линяющей лошади, катали из нее колобок, потом обшивали тряпочкой. А те мальчишки, которые посмекалистее, отрезали голенища от ботинок и этой кожей обшивали мячик – так он дальше летел и дольше служил. Ну, за ботинки конечно ремня приходилось получать от родителей.

Дружная у нас была деревня, детьми были – играли все вместе, партия на партию. Когда выросли, каждый праздник – Пасху или Рождество – праздновали всегда всей деревней. Очень дружно жили, на работу – с песней, с работы – тоже с песней.

Сейчас все друг другу завидуют, а раньше и понятия-то такого не было – зависть. Все друг другу помогали. Сгорит у семьи дом – всей деревней новый строят, скотину дают, деньгами помогают.

Пойду с другом на войну

Я пошел на фронт, когда мне было всего семнадцать лет. А вот моему лучшему товарищу Лешке исполнилось восемнадцать – уже военнообязанный, и его вызвали в военкомат.

А мы ведь всегда вместе были, ну и напросился я ехать с ним. Все на войну идут, Родину защищать, а я что – хуже?

Приехали мы в Минусинск, в военкомате – комиссия, спрашивают меня: какого года рождения? Я отвечаю: «Двадцать третьего». Прибавил себе один годок. Они не поверили, говорят, что мал еще, а я настаиваю: пойду с другом на войну. В комиссии о чем-то пошептались, подмигнули друг другу, и взяли нас обоих.

Семнадцатилетних солдат, и даже еще младше, на фронте было много. Парни деревенские в шестнадцать лет выглядели так, как сейчас редкий двадцатилетний выглядит. Рослые были, крепкие. Выдавали себя за восемнадцатилетних, шли добровольцами на фронт.

Война не бывает красивой

Это только в фильмах на войне песни поют и любовь крутят, а на самом деле не было там ничего красивого. Много страшных моментов было, вспоминаешь – слезы наворачиваются.

Отобьешь деревню у фашистов, подходишь к колодцу воды попить, а там – забитые врагами дети. Полный колодец: и лет по восемь, и махонькие совсем детки. И так почти в каждой деревне. Не забудешь такое никогда. Такое зло после этого брало, что хотелось только одного – убить гадов.

Досталось нам изрядно. Наши солдаты все на себе таскали: и миномет, и винтовку, и противогаз, и патроны. Как ишаки. Поэтому в таких количествах и погибали, с таким грузом шибко-то не побегаешь. А у фашистов все механизировано было, на машинах да на мотоциклах ездили, пешком не воевали.

Для езды у нас были кони. Сгрузишь на них оружие, проедешь примерно километр, бах – и убили твою живую мишень. Бывало, ждешь еду, а кухню раз – и разбомбило снарядом. А есть ведь хочется, приходилось брать мясо с убитой лошади и есть.

Тяжело было солдатам, особенно в начале войны, когда отступали. И многих судили только за то, что они попали в окружение, на это я вдоволь насмотрелся. Допустим, окружили батальон наших солдат, бились-бились, погибли почти все, а какая-то часть вышла, сумели прорваться к своим. Их тут же судят: вы, мол, предали Родину, а какие они предатели, если они даже не сдавались?

Военный трибунал отправляет их в штрафную роту. Посылают штрафников на самые опасные, даже невыполнимые задания. С одной стороны по ним открывают огонь враги, а если назад повернут, расстреляют свои. А те, которые выжили, от силы человек двадцать из ста, считаются искупившими свою «вину». Вот что было-то, жуть.

Однажды, это под Харьковом было, пошли мы с командиром проверять занятую нами деревню и нарвались на мину. Кто из нас на нее наступил, не знаю, но командира сразу убило, а мне одну ногу оторвало, а другую сильно изрезало осколками.

Комиссовали меня не сразу, сначала девять месяцев пролежал в госпиталях. В одном подлечат – в другой везут.

Вернулся домой на костылях – в сорок третьем. В деревне мужиков совсем нет – все на фронте, да и после победы мало кто вернулся.

Много жизней унесла война, у меня на фронте погиб отец. А мои пятеро братьев работали механизаторами, бронь у них была, в тылу нужнее были.

А техника тогда была без кабин, и «самосброски» и «лобогрейки», названия «техники» сами за себя говорят. Пыли братья наглотались, и все умерли от одной и той же болезни – рак.

Я вот почему всегда отказывался от интервью? Потому что не умею про войну говорить красиво. Страшно было на войне, что тут еще сказать?

Пригодилась она, арихметика

Когда пришел с фронта, все девки от меня нос воротили, поговорка у них такая была: если со мной поведешься, дите без ноги будет.

А одна, Мария, отдельно от них всегда была, потому что сирота круглая, вот она за меня замуж и пошла. Без свадьбы, конечно, не до того было. Зато прожили мы с ней счастливо пятьдесят восемь лет.

Как безногого и к фронту непригодного меня сначала поставили объездчиком полей – следить, чтобы скот не портил посевы. Потом меня единогласно выбрали председателем колхоза, так как «котелок» на плечах варил и считать умел хорошо. Пригодилась школьная «арихметика».

Голодали, конечно, сильно в то время. Мы с женой крапиву с лебедой варили и ели. А за то, что я выделил одной семье лишний пуд муки, меня хотели судить. А что большой семье этот пуд в голодное время, они его за один день съедят. Назвали меня врагом народа, мол, я утаил муку, не отдал все, что мог, для фронта.

Обошлось, не стали меня во «враги народа» записывать. Бабье особенно за меня заступилось: председатель деревню поднимает, а вы его судить вздумали!

Я в этом году поехал в родные места, столько лет там не был. От деревни осталось только название – Лукьяновка. Друзей и родственников моего возраста ни одного не осталось, их внуки только, да племянниц целая грядка. Это уже не та дружная деревня, в которой я жил.

Все, как в городе: раньше у нас клуб был, а теперь на его месте – бар, «Райский уголок» называется, девчата, как в городе, так же волосы распускают и каблуки длиннющие одевают.

Смешно смотреть, как такие девицы вляпываются каблуками в коровью лепешку. Да еще ногти отращивают и красят как городские девчонки.

Интересно, как же они коров доят? Бедные буренки. Да и меньше стала деревня, уезжает молодежь.

А некоторые окрестные деревни вообще стерты, как говорится, с лица земли. Одни холмы остались.

Грустно смотреть, а что поделаешь, деревень скоро совсем не останется.

Секрет долголетия

После председательства я перешел в торговую систему, был завхозом нефтебазы, завхозом Рабкоопа, а затем пушниной начал заниматься.

Вот с пушнины то и началось мое знакомство с Тувой. У нас в деревне – какая пушнина? Суслика если встретишь – и то хорошо. План мне нужно было выполнять, а более подходящего места, чем Тува и не найти, с такими-то лесами и зверями. Предложили работу, я и согласился, переехали в Кызыл.

Да так и осели мы семьей здесь. Прикипели к Туве сердцем. Полвека здесь прожил. Помирать пора, мне ведь 84 года уже.

Меня часто спрашивает молодежь: «Расскажи нам, дед, секрет долголетия, может, спортом занимался, не пил, не курил?» Какой там спорт! Особенно в деревнях. С утра пораньше лопату в руки и вперед, вот и весь секрет.

А вот горилку я больше нормы не употреблял никогда, этим могу похвастаться. Только на больших праздниках – свадьба, например или новый год. Курить – курил, но лет в сорок бросил – надоело. Зачем курить, если от этого никакой пользы?

Мне рекламы про всякие пластыри и леденцы от курения смотреть противно. Дело не в пластырях, просто мужики пошли слабовольные, с сигаретой справиться не могут.

Пиджак с наградами

Вот ты, дочка, войной интересуешься. Ты только, смотри, когда писать в газету будешь, не приври. Не набрехай лишнего, чего и не было.

Расскажу тебе для курьезу один случай про журналистов: во времена Хрущева это было, вся деревня наша тогда смеялась.

В Сибири начали сажать кукурузу на корм скоту, для людей она была непригодна – не успевала на полях выспевать. А тем колхозникам, которые больше центнеров со своего поля соберут, звание Героя Социалистического Труда давали.

К нашему агроному приехал корреспондент, сделал его снимок на фоне кукурузы. Когда мы увидели снимок, не поверили своим глазам – кукуруза была выше агронома чуть ли не в полтора раза, хотя на самом деле трудно было найти доходящую хотя бы до шеи.

Кое-как мы заставили агронома признаться, что для снимка выкопали в поле ямку примерно по колено, и его туда поставили. Долго потом ему стыдно было перед остальными колхозниками за это «геройское» фото.

Так что ты, из меня, дочка, особенного героя не делай, я воевал, как все. Для меня самые дорогие награды – орден Отечественной войны первой степени, орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За Отвагу».

Вон в шкафу пиджак висит с наградами, я его только 9 мая надеваю. Почему? Да как-то неудобно в другие дни, скажут люди, что старик хвалится.

Заслуженный тунеядец

Перед Днем победы ученики пятой школы меня каждый год поздравляют. Кружечку с открыткой подарят, стихи прочитают. Приятно очень слышать поздравления от детей.

Но и грустно тоже. В том году дети рассказали, что из четырех стариков-ветеранов, список которых остался у них с прошлого года, в живых остался я один. Так что мрем, как мухи, скоро и поздравлять будет некого.

И на парадах 9 мая нас все меньше. Я два последних года по здоровью на празднике в центре города не был. А в этом году очень хочу вместе со всеми ветеранами быть. Медали нацеплю, волоса седые причешу, ногу пристегну и пойду. И внука, и правнука с собой возьму.

Три поколения Гончаренко. Внук Виталий, дед Павел с внуком Пашей, сын Леонид. Апрель 2002 год.Внуков у меня трое, правнуков двое. Хорошие ребята. Внук Виталий – майор милиции. Я им и сыном Леонидом, полковником милиции, очень горжусь. Дочь Ирина – хозяюшка очень хорошая, таких уже и не найдешь среди женщин.

Мы с сыном и внуками постоянно вместе на озеро Чагытай ездим, очень я рыбачить люблю: в лодку сяду с удочкой и сижу, пелядь ловлю. Один раз поймал рыбу весом почти три килограмма. Но это давно было, сейчас в озере рыба гораздо меньше. На Енисее я не рыбачу, там ведь ходить много нужно, а из меня, безногого, какой ходок?

На дачу люблю ездить, в бане париться. В общем, тунеядничаю, как могу, но дети и внуки говорят, что я это заслужил.

Лиза КУЦЕВАЛОВА
Фото автора и из личного архива П.И. Гончаренко

 (голосов: 4)
Опубликовано 4 мая 2007 г.
Просмотров: 9771
Версия для печати

Также в №17:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru