газета «Центр Азии»

Среда, 14 ноября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2007 >ЦА №28 >«ПОСМОТРЕТЬ В ГЛАЗА»

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

«ПОСМОТРЕТЬ В ГЛАЗА»

Люди Центра Азии ЦА №28 (20 — 27 июля 2007)
«ПОСМОТРЕТЬ В ГЛАЗА»

Мечтал стать журналистом, а поступил в педагогический институт. Сегодня, спустя сорок лет после сделанного выбора, Петр Морозов, министр образования, науки и молодежной политики Республики Тыва, командует самой многочисленной и организованной профессиональной армией, на девяносто процентов состоящей из женщин – педагогами.

Каково это: руководить жен-ской армией, о роли мужчин в образовании, о зависти и самосовершенствовании, о тяжести министерского портфеля и о сокровенном, из детства – необыкновенно вкусном послевоенном деревенском хлебе с примесью картошки – мы беседуем в его трехкомнатной квартире в панельной пятиэтажке на улице Кечил-оола. Сдержанная, без крутых евроремонтов квартира очень уютна.

Уютна душевным теплом и доброжелательностью всех членов семьи Морозовых, собравшихся за накрытым по-воскресному столом. И дети, и родители очень любят такие совместные семейные обеды, над которыми с любовью колдует главный семейный повар – отец. Им хорошо всем вместе.

Свадьба в Бай-Хааке. Невеста – Ольга Шнипова, жених – Петр Морозов. 27 ноября 1982 года.Именно семью, а не министерскую должность, считает Петр Александрович главной удачей свой жизни.

А еще он очень предан педагогике, в которой самым важным считает умение просто посмотреть в глаза.

ВОЕННО-ПОЛЕВОЙ РОМАН

– Петр Александрович, самое раннее воспоминание вашего детства?

– Хлеб. Мама стряпает его, добавляя в опару – забродившее жидкое тесто картошку. Это, чтобы больше буханок получилось, чтобы хватило на всю семью. И еще – драники, это такие оладьи из картошки. Так вкусно!

На картошке мы все, послевоенные деревенские дети выросли. Я ведь родом из деревни Богдановка Орловской области.

Родился в 1950 году, через пять лет после окончания войны, но в памяти села война была жива. Орловская область была оккупирована фашистами, подверглась страшному опустошению. Из детских воспоминаний – рассказы бабушки, мамы отца, о том, как во время оккупации красивые девушки и женщины крапивным соком мазали лица, кожа после этого становилась, как сожженная. Это, чтобы немцы их не трогали.

До сих пор снятся какие-то тревожные сны из самого раннего детства: темные лога и окопы, к которым нам строго-настрого запрещали подходить, но ребятишки все равно лазили туда и взрывались – война настигала и спустя годы.

Корова – наша кормилица – была родом из Германии. Черно-белая, с маленькой головой, она давала три ведра молока в день. Всем семьям деревни после войны досталось по немецкой корове – по контрибуции, взамен угнанных, уничтоженных во время войны.

Орловщина – родина моего отца Александра Сергеевича, он – из простой крестьянской семьи. А мама – Екатерина Андреевна – сибирячка, родом из города Тяжина Кемеровской области. Сыровы – очень известная там фамилия: богатейший род. Ее дед, мой прадед, был крупным конезаводчиком. В тридцатых годах всех их – «врагов народа» – с малыми детьми сослали в Якутию, на реку Алдан. Потом одну ветвь рода отправили на Дальний Восток, а другую, в которой была и мама – в Красноярский край, в город Уяр.

– Сибирь и Орловщина. Как же они встретились, ваши мама и папа?

– На фронте. Вот как получается: если бы не война, не встретились бы, и меня бы не было на свете. Отец был офицером, командиром, мама – связисткой-телеграфисткой. В сорок четвертом году поженились. А в сорок шестом родилась моя старшая сестра Альбина – в Польше, в городе Вроцлаве, где они продолжали служить после победы. Отец демобилизовался уже в звании майора, служил он до 1948 года.

Приехали на его родину, работали в колхозе. Там в деревне я два класса окончил, а затем мы переехали к маминым родным – в Красноярский край, в Уяр, он к тому времени уже городом стал.

Мама моя – человек в Красноярском крае известный, о ней, как о ветеране Великой Отечественной войны постоянно местные газеты пишут, ей уже восемьдесят три года, а она до сих пор сохранила силу духа и любовь к жизни. А отца не стало в 1989 году.

Село Богдановка Орловской области. Пете Морозову три года. С отцом, мамой и сестрами. 1953 год.Знаете, мама с отцом были такой парой! Мама – красавица с артистической улыбкой. Отец – тоже красивый, статный. И исключительно интеллигентный, корректный. Он в моей жизни сыграл очень большую роль. В том числе и как пример отношения к жене, к детям. Пример семейной педагогики.

Он никогда нас, детей, не обижал, всегда берег всех нас – Альбину, Ларису, меня. Мама еще могла построжиться, наказать, отец – никогда. Бывало, мама рассердится, разойдется, а отец подойдет и тихонечко так скажет: «Ну, успокойся, Катя, все пройдет». И мама сразу успокаивалась.

Папа ведь только деревенскую начальную школу окончил, а потом училище офицерское. Высшего образования у него не было. Но он был изумителен умен. В Уяре письма разные, заявления он, кажется, всему городу писал, все к нему шли. И мне в учебе помогал.

Например, я в девятом классе никак не могу решить задачу. Он мне: «Сыночек, ложись спать, утро вечера мудренее». Утром будит часов в семь: «Сына, ну-ка, давай, посмотрим». И он при мне решает ее своим путем. Но не просто за меня все делает, а как бы предлагает думать вместе. И мы решаем задачу! Учительница математики в восторге: решено таким нетрадиционным способом!

Петру – 15 лет.13;10;На левом лацкане пиджака – комсомольский значок. 1965 год.А ПОЕХАЛИ В КЫЗЫЛ!

– Так это у вас от отца врожденный педагогический дар? Учителем со школьной скамьи мечтали быть?

– Если скажу, что мечтал стать учителем с детства, это будет неправдой. Знаете, кем я хотел стать? Вашим коллегой – журналистом.

Мы с другом Сашей Проскуриным даже выпускали школьный рукописный журнал. И после окончания школы вместе подали документы на факультет журналистики Иркутского университета. Но у меня документы не приняли, хотя в аттестате было только три четверки, остальные – пятерки. Мне публикаций в газетах не хватило, что и тогда, и сейчас – обязательное условие для прохождения творческого конкурса на журфак.

А Саша поступил. Сейчас Александр Гаврилович Проскурин работает заведующим кафедрой журналистики Иркутского госуниверситета. А я так и не стал журналистом. Хотя то увлечение словом осталось до сих пор: всегда с удовольствием, и не без успеха, считаю, консультировал дочь, когда ей по литературе задавали сложные сочинения (смеется).

С журфаком не вышло. Как быть, куда поступать? Двоюродная сестра Валентина как раз заканчивала в Кызыле пединститут. Предложила: «А поехали в Кызыл!» «А поехали!»

Физики. Выпускники 41 группы отделения физиков Кызыльского педагогического института. Петр Морозов – пятый слева. 1972 год.Приехал, первый экзамен – физика. Сдал на пять. И меня приняли без остальных экзаменов. Факультет физики и математики. Было это в 1967 году. Сорок лет.

– Юбилей получается. 40 лет в Туве и 40 лет – в педагогике, если считать со дня поступления в педвуз. Солидно – столько лет мужчине продержаться в образовании, которое в последние годы все больше становится преимущественно женским делом.

– А знаете, из нашей группы отделения физиков многие так продержались, не изменили педагогике. Набрано нас было 45 человек, с запасом, с учетом традиционного отсева. К году выпуска – 1972 году – осталась половина: 22 юноши и три девушки.

Сегодня многие из моих одногруппников – люди в образовании известные. Вячеслав Мареев – директор шагонарской школы № 1. Сергей Косов – учитель труда в Кызыле, Владимир Пахель преподает в автошколе в Ак-Довураке. Валера Андреев – директор школы в Красноярском крае.

МУЖСКИЕ ДЕЛА

– Но сегодня, несмотря на отдельные яркие примеры, мужчин в образовании все равно значительно меньше, чем женщин.

– Да, но появилась положительная тенденция: сегодня количество мужчин в образовании увеличивается. И мужчин молодых. Особенно – в сельской местности. В этом году результаты конкурса педагогического мастерства «Учитель года», проводившегося в рамках национального проекта «Образование», честно сказать, нас ошарашили: из 27 участников – семь мужчин, и все семеро вошли в число призеров!

В жюри конкурса входили исключительно женщины, и они были просто сражены таким обилием прекрасных педагогов-мужчин. И все – из глубинки, из районов. Победитель конкурса – Николай Геннадьевич Качурин из села Сизим Каа-Хемского района – талантливейший учитель-историк.

Занявший третье место преподаватель русского языка и литературы из села Мугур-Аксы Монгун-Тайгинского кожууна Орлан Достай-оолович Хомушку – нас-только грамотный, умный, с чистейшей русской речью педагог. Всего шесть лет работает в школе, мы уже присвоили ему первую категорию.

Прекрасный учитель из села Бай-Тал Бай-Тайгинского кожууна Орлан Банкет-оолович Салчак, победивший в номинации «Сердце отдаю детям».

Знаете, мы в 2005 году проводили конкурс учителей высшей категории. И он у нас не получился. Потому что учителя просто испугались. А нынче – молодые, без всяких категорий, без всяких комплексов идут и побеждают. Показывают себя.

Так что мужчины в наших школах есть. Особенно в сельской местности, где их количество значительно увеличилось за последние три года. А вот в городских школах их гораздо меньше.

– А почему так: в сельских школах учителей- мужчин достаточно, а в город-ских – по пальцам одной руки можно пересчитать?

– А давайте посчитаем. Вот в третьей школе Кызыла: учитель истории, три физрука, трудовик. Вот и все, пожалуй. В первой школе города Турана – четыре, во второй – пять. Да, действительно, по пальцам одной руки пересчитать можно.

А вот в некоторых сельских школах – по 12-15 учителей мужчин. Особенно увеличился их приток в последние три года. Потому что почувствовали еще и материальную заинтересованность.

Нам во время одной из проверок сделали замечание: почему у вас в Туве так увеличилось количество учителей первой и высшей категории? Но учитель за свой непростой труд и так мало получает. У него должна быть возможность зарабатывать и жить достойно, мы должны удержать хороших педагогов в наших школах, заинтересовать молодых людей перспективами.

Поэтому молодому учителю мы категории не жалеем: если только в чем-то себя показал – получи. С хорошей категорией и со стажем он может получать на селе и 15-16 тысяч рублей.

И молодые люди пошли работать по контракту в село. А вот в городских школах с мужчинами – проблема. В Кызыле мужчин-педагогов значительно меньше, чем в селах, в городе есть, где устроиться и помимо школы.

Но все равно – радует, что нашего полку прибывает. Сегодня мужчин в педагогической армии образования Тувы уже 10 процентов.

И этот процент – очень значим, ведь сегодня не только Тува, но и Россия – страна одиноких матерей. Отсутствие мужского воспитания серьезно влияет на мальчиков. Мамы есть мамы.

Да, физиологически мальчик больше тянется к матери, и ее роль в воспитании – громадная, так же как огромна роль отца в воспитании девочки. Но тем не менее фундамент воспитания мальчика основывается именно на нравственных и иных позициях отца – мужчины.

Сегодня мужчин в сельских школах было бы гораздо больше, если был бы решен главнейший вопрос – жилье. Десятки выпускников вузов приходят: отправьте в село, мы с удовольствием поедем: 25 процентов надбавки за преподавание в сельской местности, плюс сельские учителя русского и иностранного языка приравнены в республике к учителям высшей категории. Но сегодня в селе негде жить. Жилье для учителя – это проблема из проблем.

И это не проблема одной отрасли – образования. Это общегосударственная проб-лема. Потому что пока стоит школа, будет и село, и город, и страна!

Тува – это не центральная Россия. Это даже не Хакасия. Она образовывалась по-иному: строилась школа, а вокруг нее появлялось село.

Сохранение населенных пунктов сегодня зависит от наличия школы. Вот село Березовка Тандинского района. Закрыли в Березовке начальную школу, перевели в Успенку. И хватило трех лет для того, чтобы село погибло. Самым настоящим образом. Умерло.

Есть школа – есть село. Вот в Монгун-Тайгинском кожууне, в степи, стоит Тоолайлыгская начальная школа-интернат. Обучается 17 детей. Вокруг только чабан-ские стоянки. И они все ближе приближаются к школе. Со временем, однозначно, там будет сумон Тоолайлыг.

Я к чему подвожу: моя позиция – сохранить ту сеть образовательных учреждений, которые существуют, все 185 школ, независимо от количества обучающихся в них детей. Ведь сельская школа и учит, и воспитывает, и является центром культуры, просвещения для всего населенного пункта.

НЕ ЗАВИДОВАТЬ, А СОВЕРШЕНСТВОВАТЬСЯ

– В этом оказывает помощь национальный проект «Образование»?

– Конечно! Достижение последних двух лет: тувинские школьники уверенно вышли на российский уровень: занимают призовые места на всероссийских олимпиадах, конференциях. То, что они не просто участвуют в них, а привозят грамоты, дипломы, сегодня уже даже никого не удивляет.

Но очень важно, чтобы на этот высокий уровень могли выйти не только столичные школьники, а и их сельские сверстники. Качественное образование должно быть доступно не только кызыльчанам, но и ребятам из самых отдаленных кожуунов – монгун-тайгинцам, тоджинцам. Чтобы не стремились жители кожуунов, как это происходило в последние десятилетия, ехать в Кызыл для того, чтобы дать детям хорошее образование, дающее возможность поступить в вузы.

По поступлениям в высшие учебные заведения мы выходим сейчас на средний показатель Сибирского федерального округа: в прошлом году 42 процента тувин-ских выпускников поступило в вузы, в этом году, думаю, это количество возрастет до пятидесяти процентов.

А качество зависит, в первую очередь, от учителя. Сельский учитель должен быть подготовлен, иметь те же возможности, что и городской.

И национальный проект к этому и ведет. И как бы ни пытались сегодня ерничать по этому поводу, я скажу, как человек, достаточно долго проработавший в образовании: появилось что-то новое, то, что стимулирует стремление педагогов к совершенствованию.

Воспитатели дошкольных учреждений даже обижаются: а почему мы на обочине, почему для нас национальным проектом не предусмотрено участие во всероссийском конкурсе?

В 2006 году в первом, проводившемся в рамках национального проекта «Образование» конкурсе участвовало 48 школ и 112 учителей. 15 школ, победившие в конкурсе, получили государственную поддержку – по миллиону рублей. Те, кто пощупал эти миллионы в прошлом году, направив их на развитие инновационных технологий, модернизацию материально-технической базы, хорошо поняли всю реальную значимость национального проекта.

На конкурс лучших учителей заявки подали 112 педагогов. Победителями, прошедшими все этапы, и получившими гранты по 100 тысяч рублей стали 50. Из них – 47 – гранты Президента России, трое – Председателя Правительства Тувы. Кроме того, все они автоматически получили высшую категорию.

Но не только материально повлиял этот конкурс на школу, учителя. Считаю очень важным: появилось состязательность, соревновательность, стремление к совершенству. Приходят, спрашивают и у нас, и у самого себя: «А почему не я?»

– А чего больше в этом вопросе: «Почему не я?» – стремления совершенствоваться, не отстать от требований времени или элементарной зависти?

– Я надеюсь, что больше все же не зависти, а соревновательности.

Да, скажу откровенно: было два очень злых заявления от тех, кто подал заявки, но не прошел. Грустно, что одна педагог даже в обиде уехала из республики.

Но ведь это была общественная экспертиза! В экспертных группах были и представители общественных организаций, и председатели родительских комитетов. Изучали каждую работу, выставляли баллы, посещали уроки, выставляли баллы по каждой позиции.

Ну не могут все сразу стать лучшими! В этом году не прошел – в следующем году доработай, подготовься и обязательно пройдешь. Ведь конкурс рассчитан на несколько лет.

Не надо съедать себя завистью. Просто подготовься и покажи себя! Но кто-то боится, а кто-то просто не хочет приложить усилия, обрекая себя на отставание от требований времени.

– Вот это меня тоже тревожит, Петр Александрович. Сегодня школы республики по национальному проекту «Образование» подключаются к Интернету. Бесплатный Интернет – мечта! Но смогут ли учителя сразу же в полной мере использовать все его преимущества в преподавательской деятельности?

Честно говоря, я очень сомневаюсь. Ведь даже многие педагоги Кызыла, до сих пор весьма смутно представляют, что это такое, хотя с подключением к Интернету в столице уже несколько лет нет никаких проблем: покупай оборудование, подключайся, работай дома. Для человека со средней учительской зарплатой – вполне доступно.

Но, нет – не подключаются. Какой там поиск в Интернете, даже об электронной почте представления не имеют. Спрашиваешь: какой ваш личный e-mail, я сброшу вам информацию по электронке, в ответ – недоумевающий взгляд.

Да большинство их учеников уже давно самостоятельно во всем разобралось и намного обогнало своих педагогов, отставших от требований времени. Теперь учителям придется догонять их?

– Кызыльским педагогам придется догонять, а сельским – учиться вместе со своими учениками.

Все 185 школ республики сегодня уже подключены к Интернету. В рамках национального проекта проведена гигантская работа. Государство вложило в это 49, 5 миллионов рублей.

Интернет будет даже в самых отдаленных уголках, в самых маленьких школах. Вот в Чал-Кежиге – 43 ученика, но и там он есть. Интернет в школах будет бесплатно работать до 2009 года. И без ограничений – и днем, и ночью. Тотальное подключение к Интернету требует и тотальной компьютерной грамотности педагогов, умения использовать его преимущества на своих уроках, для получения информации, связи со всем миром. Без этого умения, вы правы, педагог безнадежно отстанет от времени. И от своих учеников.

ДЕНЬ НА РАСТЕРЗАНИЕ

– Петр Александрович, сколько у нас сегодня бойцов педагогического фронта?

– Всего работающих в образовании – 22 тысячи, это с учетом младшего обслуживающего персонала. Из них 12 тысяч – это учителя, воспитатели, социальные педагоги. А собственно учителей – 5300. Из них 10 процентов – мужчины.

Министерство образования, науки и молодежной политики – самое большое по числу работающих. Учителя – представители самой многочисленной профессии в республике. И самой организованной.

– Сложно руководить такой женской армией?

– Конечно, сложно. Это самая благодарная, но и самая сложная часть общества. Сколько женщин – столько и мнений, умозаключений, советов. И каждая хочет, чтобы именно ее совет был в обязательном порядке воспринят.

Четверг у меня – день приема по личным вопросам. До ста человек порой приходит. Четверг – это день на растерзание. Посетители – целый день. Приходят по любому поводу. Хоть в приемной и «цербер» сидит – не помогает. Пусть вопрос и выеденного яйца не стоит, а все равно настаивают: хочу не к заместителю, а лично к министру.

Бывают надуманные, а бывают и очень серьезные проблемы. И каждую надо выслушать, дать какой-то совет, помочь. Просто проявить личное участие в судьбе, сказать: «Ну, давай рядом сядем, чаю выпьем, поговорим». И человек уходит успокоенным.

Вот, говорят, с женщинами работать очень сложно. Моя мама до сих пор удивляется и смеется: «Как ты можешь женщинами руководить?»

А, знаете, иногда мужчины бывают труднее женщин. И мужская склочность намного страшней. В моей тридцатисемилетней педагогической практике неоднократно были такие случаи, когда долго и муторно разбирались именно с мужскими проблемами- заявлениями.

А с женщинами интересно работать. У них много предложений. Порой, даже таких, которые и реализовать невозможно. Но главное – они есть, эти предложения. Главное, что они горят, они неравнодушны.

И я их всех очень ценю. Все наши коллегии с участием заведующих комитетов по образованию заканчиваю так: «Дорогие заведующие, молодцы, что вы хорошо работаете. Без ваших успехов не было бы и наших успехов». Ругаю их целый день (смеется), а вечером говорю вот такие слова.

ХОМУТ ДЛЯ МИНИСТРА

«ПОСМОТРЕТЬ В ГЛАЗА»– Петр Александрович, а как вы начинали и продолжали свою педагогическую деятельность?

– Уже с третьего курса пединститута мы выходили на активную практику: самостоятельно вели уроки в школах. А по окончанию института поехал работать учителем физики в село Кара-Холь Бай-Тайгинского района.

Свой первый урок физики никогда не забуду. После него был окрылен, одухотворен: все получилось, мне, наверное, на роду написано быть учителем. С удовольствием по вечерам готовился к урокам, писал планы-конспекты.

Я был единственным русским учителем, и ко мне все – и в школе, и в селе – настолько хорошо, тепло относились, что уезжал я из Кара-Холя с чувством какой-то потери.

Но меня перевели в Целинную школу Кызылского района, там четыре года отработал, потом – директором в Балгазынскую школу, там отработал два года. И в каждом селе оставалось много друзей.

Четыре года был первым секретарем Тандинского райкома комсомола. С комсомола на полтора года уходил в армию. Потом четыре года – заведующий районным отделом народного образования Тандинского района.

11 лет – первый заместитель министра образования республики. Затем – заведующий медико-психологической консультацией. Восемь лет в консультации для меня как педагога были самыми плодотворными и продуктивными годами. Столько новых детей, столько родителей. Можно было реально помочь этому ребенку и расти вместе с ним. Помочь стать не «дефективным», а полноценным.

И вот уже семь лет работаю министром.

– Министр – это звучит! Знаю: на какие только интриги не идут ради министерской должности. А вам долго пришлось этой должности добиваться?

– Не добивался. Из консультации уходить не хотел, это была такая живая практика. Но меня пригласили в Дом правительства и два часа подряд обрабатывали.

Откровенно говорю: не хотел я быть министром. Это такой хомут. Если кто-то думает, что министерские должности легкие, то он ошибается. Потому что это настолько напрягает, а если работаешь долгое время, то просто съедает тебя. Съедает твою психику, твой мозг. Мозг никогда не отдыхает, работает постоянно.

Тем более – образование. Величайшая ответственность – за детей.

Проехала мимо дома пожарная машина, а я уже у окна: не в школу ли? Замыкание в детском доме произошло, в четыре утра бежал туда, падая. Уже не до вызова машины было. Прибежал, только одно спросил: «Дети живы?» «Живы, все в порядке».

САМЫЕ НЕСЧАСТНЫЕ ДЕТИ

– Самая большая удача вашей жизни?

– Это моя семья. Семья, которая каждый день ждет меня с работы. Уходишь чуть свет, приходишь за полночь. И знаешь, что тебя всегда ждут, во всем помогут, поддержат.

С Ольгой Павловной мы познакомились и поженились в селе Бай-Хаак. Она работала секретарем райкома комсомола по школам, я – заведующим районо. А вот наша свадебная фотография:1982 год, 27 ноября, село Бай-Хаак. Видите, какой я серьезный: понимаю, что отдаюсь в ее руки на всю жизнь.

И вот уже 25 лет вместе. Эти 25 лет очень быстро пролетели. Очень быстро. Дети – Дима и Лена – выросли.

– Вы довольны тем, какими выросли ваши дети?

– Человек всегда чем-то недоволен. Но я никогда не буду навязывать ничего своим детям. Пусть они сами решают. Сами распоряжаются своими возможностями.

Дима после окончания вуза не работает по специальности, но он сам своими руками зарабатывает, его любимое дело – машины. Он с меня ничего не требует. Для меня это непонятно, что-то космическое: как можно целый день с машинами возиться: ремонтировать, приводить в порядок, что-то «тюк-тюк». Но ему это нравится. Пусть пробует. Пусть пощупает жизнь своими руками. Из кого получились приличные люди? Из тех, кто попробовал жизнь во всех ракурсах.

У Димки – хорошие руки, очень хорошие. И голова хорошая. Он все умеет. Я ничего не умею, для дома – совершенно бесполезный человек. За исключением кухни. Готовлю дома я.

Лена закончила в этом году третью школу. Закончила хорошо, поступила в Государственную полярную академию, на факультет управления.

– Детям известных людей, которые всегда на виду – непросто. Тоже приходится всегда быть на виду. Добился чего-то, люди шепчутся: это отец-мать помогли. Не добился или оступился – опять пересуды: у таких родителей, да такой отпрыск. И все время приходится доказывать, что они и сами по себе что-то значат. Вашим детям ведь тоже приходится с этим сталкиваться?

– Да, от этого никуда не денешься. Публичность и для взрослых-то тяжела, но они на это идут осознано. А детям приходится отвечать за публичность родителей. Во всем и всегда к ним – пристальное внимание.

Дима учился в школе – и за ним всегда шли слова «сын Морозова». Лена всегда училась очень ответственно, но чего при этом только не наслушалась: тебе оценки завышают, потому что ты дочь Морозова, тебе аттестат просто купят.

Была лучше всех на республиканском конкурсе красоты, завоевала поездку в Париж, так опять разговоры: это потому, что ты– дочь Морозова.

– А вот с этим утверждением завистников я полностью согласна: действительно, кто же, кроме отца с матерью виноват в том, что дочь родилась красавицей?

Петр Александрович, считается, что учительские дети – самые заброшенные в плане воспитания, так как у педагогов катастрофически не хватает времени на своих собственных детей.

– О чем разговор! Учительские дети – это самые несчастные дети. Мы занимаемся проблемами чужих детей: им надо помочь в первую очередь, а от своих – отмахиваемся.

Вот работал я в медико-педагогической консультации, а Ольга Павловна – логопедом. Вечер дома у нас начинался с обсуждения общих профессиональных вопросов: вот такого-то ребенка привели, давай посмотрим, чем можно помочь.

Стал министром – еще того хуже: не можем отдохнуть вместе с детьми. Да и совсем не отдыхаем. За семь лет один раз вместе съездили в санаторий «Красноярское Загорье». И все из-за меня, потому что ни разу не было полноценного отпуска. В прошлом году 10 дней в отпуске провел, а потом отозвали – работа.

Мы занимаемся проблемами чужих детей. Не своих. Любой учитель не имеет возможности уделить своему ребенку много времени. День – на работе, вечером дома – проверка тетрадей, подготовка к урокам. Но он все равно старается дать своим детям все, что только может.

НАУЧИТЬСЯ СОСТРАДАТЬ

– А что самое главное дали вы своим детям?

– Самое главное, что дали – жизнь. Возможность учиться, это сегодня немаловажно. Привили определенные нравственные устои, которые были издревле в наших родах – Морозовых и Шниповых. И главный из них – уважение к старшим.

До 90 лет с нами жила мама Ольги Павловны. До 90 лет она читала. Только открывал дверь, она с вопросом: «Петя, ты принес газеты?» Она всегда голосовала, интересовалась всеми политическими событиями. И она никогда не была лишней в семье. Наоборот, это был человек, который руководил нами.

Это важно. Мы надеемся только на то, что и наши дети никогда нас не бросят в трудную минуту, что и в их семьях в старости мы не будем лишними. Я смотрю на Диму и вижу, что так и будет: семья для него – на первом месте.

Сегодня чувство сострадания, сопереживания стало таким редким. Этого чувства часто нет даже у родственных людей. И мы с Ольгой Павловной очень рады, что оно есть у наших детей: мы переживаем за них, а они – за нас. И друг за друга очень переживают. Лена так скучала, когда брат учился в Абакане.

– Знаете, Петр Александрович, я тоже не могла целые дни упорно воспитывать своих детей – такая уж работа. Но перед сном у нас был обязательный, нерушимый и любимый ритуал: сначала я читала им книжки на ночь, а потом, когда они сами научились читать – по очереди. От сказок Пушкина до его «Евгения Онегина». От Марка Твена до Льва Толстого. А вы читали детям книжки на ночь?

– Да. Я их им сам вслух читал. До сих пор, если начну, вспоминаю наизусть. Ребятишки были воспитаны на сказках Пушкина, сказах Бажова.

– А ваша любимая книга?

– «Тихий Дон» Шолохова.

– Любимая песня?

Жду гостей. Вечер для друзей в честь 55-летнего юбилея. 2005 год.– Ой, их у меня много! Страшно люблю романсы. Песни Кадышевой. «Отцвели уж давно хризантемы в саду…» (Напевает). Когда мы собираемся компанией, мы поем. И под караоке, и без. У Ольги Павловны очень голосистые двоюродные сестры. Когда собираемся вместе – поем, открываем все окна и замирает весь дом, слушает.

Знаете, мы настолько любим гостей! Они скрашивают жизнь. Жаль, что работая на такой должности, начинаешь терять друзей. Они почему-то считают: если стал большим начальником, то уже и позвонить, зайти запросто, посидеть, как прежде, нельзя. Как будто какая-то преграда появляется, стена.

Вот у нас есть женщина, у которой всегда мы сажаем картошку в Бай-Хааке. Вот у нее к нам отношение не переменилось. Баба Вера, ей уже семьдесят будет, всегда принимает нас запросто, по-свойски, как и прежде, в молодости. Без учета чинов. Ездим к ней душевно отдыхать. Просто бальзам на душу.

– Настоящий мужчина – это кто?

– Тот, кто может постоять за себя. За свою семью, за своих детей. И за всю страну.

– Значит, чувство патриотизма для вас – не анахронизм?

– Да. Надо мной иногда смеются: что ты хочешь, пришел новый век, новое сознание, новые люди, а ты говоришь о высоких материях – о патриотизме и так далее. Но без этих «высоких материй», у нас просто не будет будущего. Не будет будущего, если мы будем бездумно ориентироваться на материальные ценности запада, на коммерциализацию сознания, если все усилия по воспитанию детей будут разбиваться о телевизор.

Мы должны учить любви. Любви к человеку. Любви к своей малой родине. И к большой, общей Родине – России. Если хотим, чтобы у нас всех было будущее.

– Ваш профессиональный принцип?

– Не навреди.

– Главное качество, без которого учитель – не настоящий педагог?

– Постоянное сопереживание. Пришел ребенок – посмотри ему в глаза. Если видишь в них пустоту, у тебя же есть теплая рука? Прижми его к себе, на одну секунду прижми и спроси: «Что случилось?» Пусть он ничего не скажет, главное – он уже почувствовал твое тепло. Вот чего часто не хватает – просто тепла. Сопереживания.

И не надо бояться школы. Чего ее бояться, если у тебя есть голова, знания. Если ты идешь к детям с открытой душой, со сверкающими глазами, если ты их действительно уважаешь, то все у тебя получится, они тебя примут. И я не верю, когда говорят, что сейчас какие-то особые, новые дети. Такие же ребятишки, которым всегда и во все времена нужны искреннее тепло. Тепло отца и матери. Тепло учителя.

Только нужно помнить главное: работать с детьми – выше ответственности нет. А тому, кто этого не понимает, лучше не идти в образование.

Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 79)
Опубликовано 20 июля 2007 г.
Просмотров: 11955
Версия для печати

Также в №28:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru