газета «Центр Азии»

Четверг, 15 ноября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2008 >ЦА №17 >Верность

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Верность

Люди Центра Азии ЦА №17 (2 — 9 мая 2008)

ВерностьМария Чемизова коня на скаку не останавливала, в горящую избу не входила. И все же эта удивительная женщина достойна того, чтобы ей поклонялись, чтобы о ней слагали песни, писали книги. Марии Павловне 96 лет. Из них 66 лет, с тех пор, как ушел на фронт муж Иннокентий Чемизов, она одна растила детей, ждала его домой, хранила ему верность.

 

66 ЛЕТ ОЖИДАНИЯ

Любовь – это солнце жизни. Одних она испепеляет, других – всю жизнь согревает, ласкает своим теплом, дарит им силу и вдохновение.

Мы живем на этой грешной земле до тех пор, пока живет память о нашей любви. Память о том, кого мы любили, и о том, кто любил нас.

Мария Павловна достает общую тетрадь с загнутыми углами, в которую сын Витя, когда еще ходил в школу, переписал письма мужа. Она их перечитывала тысячу раз. Знает все наизусть. Сами письма, пожелтевшие от времени и от соленых слез, берегла. Доставала их редко, касалась пальцами и разговаривала с мертвым мужем. Ему, лежащему в латвийской земле, она рассказывала о том, что его наказ – растить детей – выполнила.

Она делилась с давно погибшим мужем своими хлопотами, говорила с ним об успехах детей, внуков и правнуков, в жилах которых течет кровь его, солдата Победы Иннокентия Чемизова. Для нее он остался молодым и сильным, таким, каким запомнила его, когда прощались, когда он уходил на фронт.

ВерностьКто-то из великих людей писал, что разлука для любви, как ветер для огня: слабую любовь он гасит, а большую – раздувает. Такими словами, как «любовь», Мария Павловна не разбрасывается. Разве можно громко говорить о любви? Бабушка смущается, утверждает, что она была не только женщиной, но и матерью, которой самой природой вверено потомство. Именно дети помогали ей выстоять в трудные минуты, выполнить свой материнский долг, целую человеческую жизнь хранить верность мужу.

СЕМЕЙНОЕ СЧАСТЬЕ

Соболевы жили в деревне Гаево Тюменской губернии. Павел Васильевич Соболев растил хлеб, и был мастером на все руки: мог и дом построить, и сделать окна, двери, делал телеги и колеса к ним.

Вместе с женой Валентиной Никоновной он растил 16 детишек. Но во время начавшейся эпидемия тифа умерли двойняшки, потом ушел из жизни пятилетний Яшка, восьмилетняя Софья. Один за другим покинули этот мир семеро детишек. Маруся родилась в 1912 году. Ей с раннего детства жилось несладко: ухаживала за больными братиками и сестренками, много работала по дому. С утра до вечера крутилась, как белка в колесе.

Однажды отец решил покинуть насиженные болотистые места. Сначала семья отправилась в Новосибирск. Оттуда – в Минусинск. А в 1932 году Соболевы приехали по оргнабору в Кызыл.

Павел Васильевич Соболев работал мастером-прорабом в строительной артели. При его участии возводилась православная церковь на улице Заозерной – сейчас Оюна Курседи. Он строил деревянное здание театра, в котором позже располагался музей. Возводил первые больницы в Кызыле, магазины, жилые дома.

Марии исполнилось 20 лет, когда Павел Васильевич решил научить ее ремеслу, которое помогло бы заработать кусок хлеба.

В 1932 году он отправил дочь учиться в артель «Сибодежда» Новосибирска. Через год она вернулась в Туву с редкой для тех времен профессией швеи. Она могла не только шить, но и кроить мужскую и женскую одежду. Молодая швея работала в пошивочном комбинате Чадана, затем в артели в Самагалтае, в Балгазыне, где обучала швейному мастерству коренных жителей.

В 1933 году Мария Соболева познакомилась с Иннокентием Чемизовым. Молодые люди полюбили друг друга и решили пожениться. Сыграли скромную свадьбу. Первой появилась на свет дочь Сонечка, затем – сын Витя. У Марии была счастливая семья: любимый муж, здоровые детишки. И прекрасная работа: 3 марта 1941 года Марию Павловну пригласили заведовать костюмерным делом в Тувинский национальный театр.

МУНДИР ДЛЯ ТУЛУША КЕЧИЛ-ООЛА

Мария Павловна шила в театре не просто костюмы для молодых и красивых людей, а приобщалась к искусству, сама участвовала в подготовке артистов к выходу на сцену.

ВерностьПосле работы она оставалась на репетиции, любовалась артистами, одетыми ею, слушала замечания режиссеров, сама вносила предложения о том, как сделать костюмы ярче и красочнее. Ведь театр – это мир волшебства.

«Я одевала артистов цирка Владимира Оскал-оола, – вспоминает Мария Павловна. – После репетиции весь цирк провожал меня домой. Это был балаган: одни парни шли на руках, другие – крутили сальто, третьи – жонглировали. Посмотреть это представление выходили на улицу все наши соседи…».

Мария Павловна гордится своим знакомством с Анатолием Васильевичем Шатиным, который поставил первый тувинский танец «Звенящая нежность», а также замечательные танцы «Декей-Оо», «Эртен» и другие.

Анатолий Васильевич приехал в Туву с женой и дочерью в 1943 году. Он сам ездил по селам и набирал в танцевальную группу гибких и красивых девушек и юношей. В числе девушек, впервые исполнивших танец «Звенящая нежность» на празднике животновода в Зеленом театре парка культуры и отдыха в 1944 году, была одна из первых тувинских балерин – Наталья Дойдаловна Ажыкмаа, мама великой художницы Нади Рушевой.

Танец «Звенящая нежность» стал визитной карточкой танцевального искусства Тувы. Он исполнялся очень нежно и грациозно под музыку Алексея Аксенова. Девушки двигались мягко, движения рук не прерывались, пальцы трепетали, будто осиновые листья на ветру. Этот танец был удостоен серебряной медали на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве, неоднократно показывался со сцены Кремлевского Дворца Съездов.

С гордостью Мария Павловна вспоминает о том, как участвовала в пошиве национальных костюмов для танцовщиц, для актеров, для артистов цирка. 15 мая 2004 года в Тувинском музыкально-драматическом театре отмечали 100-летие со дня рождения основоположника тувинского танца Анатолия Шатина и 60-летие танца «Звенящая нежность». На торжественный вечер была приглашена и Мария Павловна Чемизова. Она вышла на сцену, и была растрогана тем, что молодые артисты вспомнили о ней, что ее работа была нужна людям. А трудилась она, не покладая рук, всю жизнь.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. В Туве о делах на фронте узнавали не только из газет. Коренные жители начали сдавать в помощь фронту лошадей, коров и овец. Чемизовы в Фонд обороны отдали полушубок и велосипед, а также все сбережения.

Иннокентий Степанович тогда работал пекарем в военном городке, где сейчас находится погранотряд. Мария Павловна после работы ночами напролет шила брюки, рукавицы, полушубки для фронта. Шила она и одежду для кавалеристов Тувинского эскадрона. Помнит, что пуговицы к обмундированию делались из монет. Сам капитан Тулуш Кечил-оол носил галифе и мундир, сшитый руками Марии Павловны.

«Красиво одеваться хотят все женщины и мужчины. Вокруг вас, Мария Павловна, вились партийные и комсомольские работники, артисты, военные – веселые, стройные, красивые, с положением в обществе, а вы вышли замуж за хлебопека. Почему? – спрашиваю у женщины. – Что в нем было особенного?».

«От него всегда веяло ароматом свежего хлеба, – улыбается Мария Павловна. – К тому же, разве сердцу прикажешь? Ведь мы любили друг друга. Счастливая жизнь для меня закончилась, когда Иннокентий Степанович ушел на фронт. С тех пор я жила только детьми и надеждой, что муж вернется домой…».

«РАССКАЖУ ТЕБЕ О ТОМ, КАК МЫ ВОЕВАЛИ»

Иннокентий Степанович Чемизов родился в 1907 году в селе Конзиново, что возле станции Зима Иркутской губернии. С четырех лет остался сиротой. Воспитывали, если так можно сказать, опекуны. Потом перешел жить к старшей сестре.

В 1929 году был призван на службу в ряды Красной Армии. После увольнения в запас в 1932 году приехал в Туву. Работал пекарем. Секреты своей профессии передавал тувинцам. Здесь познакомился с портнихой Марией Павловной Соболевой, на которой и женился.

Когда началась война, Иннокентий Степанович работал хлебопеком в военном городке. Людей этой самой мирной профессии на фронт не отправляли – им выдавалась так называемая «бронь». Чемизов, несмотря на «бронь», в начале 1942 года сам добровольцем ушел на фронт, оставив в Туве жену, дочь и сына.

Серые солдатские письма-треугольники. На лицевой стороне адрес, а на обратной – штемпеля полевой почты и военной цензуры, надпись: "Смерть немецким захватчикам!"

Сколько теплых слов, сколько любви и грусти по родным стоит за простыми словами, написанными в спешке, без знаков препинания, с ошибками. Эти письма в дни войны читали в трудовых коллективах, где работали одни женщины, в семье, близкие и родные, соседи. Тысячи раз перечитывали их вдовы, которые не дождались мужей с фронта.

Из них мы не почерпнем многого о том, как воевал солдат, но, тем не менее, они бесценны. Людям, не ведавшим горя войны, важно знать то, о чем думал в окопе перед боем солдат. Письма, которые десятки лет хранит и знает наизусть Мария Павловна, поведали то, чем жил не пришедший с войны хлебопек Иннокентий Степанович Чемизов.

... Солдатские письма. Их много. И все они сохранены любящей женой. Приводим выдержки лишь из некоторых.

1942 год.

«15 февраля.

Здравствуйте, уважаемая жена Мария Павловна Чемизова, дочь Сонечка и сын мой Витя. Сейчас нахожусь в Канске. Уже получил военную форму, изучаю военное дело...»

«17 февраля.

Купи Вите игрушек, машину и ружье, а Соне куклу хорошую. Води детей чаще в кино – пущай посмотрят.

Маруся, как у вас с продуктами? У нас, в Канске, цены большие. Это можно объяснить. Не секрет, что военное положение. Было мирно, все дешевле было.

Передавай привет всем пекарям. Как они сейчас без нас работают? Хороший ли хлеб пекут?»

«20 мая.

Пять дней тому, как выехали на фронт. Это письмо пишу из Свердловска. Пока я здоров и настроение хорошее. Следующее письмо жди с фронта. Маруся, расти дорогих детей...

Из Канска я выехал вместе с Кешкой Ефимовым и Кудрявцевыми – ребята из села Сосновки. Остались еще Вегуляров, Иконников и Селезнев. Наверное, скоро они поедут за нами...»

«9 августа.

Я ваше письмо получил и был рад, что вы живы и здоровы. Получил посылку, в которой был кисет и платочек...

Маруся, узнал, что на фронт ушли Вася и Александр. Это ничего. Всем придется защищать свою Родину.

... Ты спрашиваешь, на каком я направлении. Нахожусь я на Ленинградском фронте. Но главное наше направление – разбить Гитлера».

«17 октября.

Шлю вам свой боевой привет и желаю всего хорошего в вашей жизни. 18 сентября я был ранен в правое бедро. В госпиталь был отправлен 22 числа. Рана заживает. Скоро поеду опять сражаться с проклятыми фрицами, которые ведут себя на нашей земле, как звери».

«28 октября.

Маруся, я снова на фронте. Пишу тебе с нового места. Адреса точного нет. Живу в густом лесу. Здесь слышно только карканье пролетающего ворона, изредка вижу белок, которые прячутся от ружейных выстрелов.

Я часто вспоминаю вас. Обо мне сильно не скучай. Разобьем фашистов, вернусь с победой, и снова заживем счастливо. Сейчас нам трудно, но нужно преодолеть все. Я буду бить фашистов, которые грабят наши города и села...»

1943 год.

«12 января.

Я здоров и бью фашистов. Маруся, все равно победа будет за нами. Русский народ никто не побеждал и не победит. Гитлеру будет конец, потому что наш тыл стал крепким. Он дает для фронта все необходимое.

Недавно нам прислали подарки из Монгольской Народной Республики. Мы рады, что Тува и МНР помогают нам бить гитлеровцев. Маруся, давайте для фронта больше рукавиц, кожанок, полушубков, чтобы нам на фронте было теплее. Фрицы сейчас мерзнут и их заедают вши...»

«18 февраля.

Маруся, передавай привет Ширин-оолу, всем пекарям. Вы слушаете радио и знаете, как наша Красная Армия гонит фашистов.

Я сейчас в гвардейской части. Жди меня с победой и работай по-стахановски. Чем больше вы дадите фронту подарков, тем быстрее будет победа над врагом».

«27 мая.

Пишу тебе письмо. В землянке слышно, как выбивает чечетку "максим", рвутся мины. На войне привыкаешь ко всему. Я был рад узнать, что Соня хорошо учится, и у вас все нормально. Я здесь, пуще прежнего, буду бить врага... Вышли мне рекомендации с работы. Хочу вступить в партию и быть преданным до последней капли крови нашей Родине. Целую крепко тебя, Сонечку, любимого сына Витечку целую в правую ручку, которую ты скопировала на письмо. Я его берегу. Ждите с победой».

1944 год.

«12 февраля.

Во время боя получил от вас четыре письма. Благодарю. Я сейчас крепко бью немцев. Несколько раз ходил в атаку. В бою убил десять фашистов, а сорок человек мы взяли в плен. За боевые заслуги я представлен к награде. Сейчас гоним немчуру в ее логово».

Письмо пришло с большим опозданием. В ответ на него, 27 марта 1944 года, Мария Павловна отправила мужу свое письмо:

«Добрый день или вечер. Здравствуйте дорогой муж, Иннокентий Степанович. Шлем Вам свой горячий привет и желаем всего хорошего в Вашей боевой жизни, а главное – здоровья. С приветом к Вам Маруся, Соня, Витя. Кеша, поздравляю Вас с боевыми подвигами и желаю дальнейших успехов в изгнании фашистов с нашей земли.

Кеша, мне хочется с Вами повидаться. Почему-то стало очень скучно… Ну, ладно, сообщим о себе. Мы, Кеша, живем хорошо. Я работаю мастером. Соня ходит в школу, учится хорошо. А Витя дома, вырос большой. Все ждет папу с победой. Говорит, что папа приедет, и мы пойдем с ним рыбачить на Енисей. Кеша, Вы пишете, чтобы я писала чаще. Я пишу очень часто, Кеша, но почему-то мои письма до Вас не доходят – неизвестно, видно время такое сложное…

Кеша, пока до свидания. Крепко, крепко целую Вас без счету раз. И еще бы раз поцеловала, да нет рядом Вас. Писала Ваша жена Маруся. И жду Вас с Победой».

Это единственное письмо Марии Павловны к мужу, которое сохранилось. Дело в том, что, вероятно, у солдата не оказалось под рукой бумаги, и он, не исключено, что в окопе, написал свой ответ на письмо на его обратной стороне.

Прочитаем этот ответ:

«29 апреля.

Шлю горячий привет с фронта. Вчера получил твое письмо. Ваши письма помогают мне бить фашистов. Маруся, ты пишешь, что соскучилась и охота увидеться. Я тоже не прочь, но рядом, в тридцати метрах от нас, сидит зверь. Витя ждет меня домой рыбачить. Витенька, мой милый сыночек, когда разобьем фашистов, и я вернусь домой, тогда мы с тобой половим рыбу в нашем быстром Енисее...»

«19 июня.

Здравствуй, дорогая жена. Шлю всем привет. Пишу письмо Вите. Сыночек, мама пишет, что ты все шалишь, но, смотри, не слишком.

И еще скажу о том, я тебе,

родному:

Маму слушайся во всем,

помогай по дому.

Мы идем, как надо в бой,

гоним гада-зверя.

Ты не бойся, дорогой,

я его сильнее.

Час настанет –

над землей прозвучит:

"Победа!"

Я к тебе, родной Витек,

с орденом приеду.

Я войду, как раньше в дом,

где меня все ждали.

Расскажу тебе о том,

как мы воевали».

«16 июля.

Я с группой солдат ходил в разведку. Заскочили во вражеские траншеи с тыла. Из своего автомата я убил семь фашистов. Взяли в плен двух "языков". За эту операцию я награжден орденом "Красной Звезды".

Маруся, настанет час, когда мы встретимся. Детей не обижай и воспитывай. За письма – спасибо. Дочке Сонечке спасибо за письмо: не забывает своего папу».

«6 августа.

В последней операции убили майора, который писал Казанцевой. С ним я жил семь месяцев как с родным братом. Он часто мне говорил: "Покончим с войной, поедем к вам в Туву". Мы штурмовали Нарву. Заиграла канонада наших батарей, запели "катюши". Вода в реке кипела от взрывов снарядов, как в пороге. Был дан сигнал форсировать речку. Вражеский снаряд угодил в лодку, в которой был майор. Враг дрогнул. Мы заняли его траншеи. Много фашистов уничтожили, но и майора нет в живых».

«2 сентября.

Кипит в боях мое сердце. Бьем немецких оккупантов на эстонской земле. Загнанный зверь ищет себе дырку в Прибалтике, в которую можно было бы уйти. Но не уйдет. Эстония будет советской. Мы, сибиряки, будем драться до последнего дыхания, пока не очистим от фашистов всю землю.

Маруся, меня приняли в партию. Звание коммуниста я оправдывал в боях при форсировании рек Волхов, Нарва, на Чудском озере, был четырежды ранен. Маруся, если я погибну, то героем, и страна меня не забудет».

Вскоре Мария Павловна получила похоронку. Слезы застлали глаза. Поплыли буквы: «В бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит...».

Таких похоронок за годы войны получили миллионы матерей и жен. Но в то, что погиб ее муж, Мария Павловна не верила. Написала письма в Министерство обороны СССР. Ответ был тот же: "Погиб смертью храбрых 28 сентября 1944 года".

...Женщина не верила и ждала. Надеялась на ошибку до тех пор, пока красные следопыты Сунтажской школы-интерната не написали письмо о том, что найдена могила Иннокентия Степановича Чемизова. Солдат не дошел до Риги 54 километра.

Фашисты, отступая, остервенело сопротивлялись. Бой шел за железнодорожную ветку, рядом с деревней Сунтажи. Советские воины были охвачены порывом наступления и попали в окружение. Все сражались до последнего патрона. Из 1300 человек в живых остались двое – Береза и Тестов. Остальные погибли.

Не рассказал сыну о том, как воевал, не сходил с ним на рыбалку Иннокентий Чемизов. В архивах сохранились сведения о том, что он награжден орденами Славы третьей и второй степеней, "Красной Звезды".

Хранит Мария Павловна как память о муже еще одно письмо с фронта. Письмо командира подразделения, в котором воевал Иннокентий Степанович.

«6 августа 1944 года.

Здравствуйте, Мария Павловна! Примите привет от нас, фронтовых бойцов и командиров, от тех, с кем ваш муж Чемизов уничтожает немецко-фашистских захватчиков, освобождая нашу землю.

Товарищи называют вашего мужа героем. В июле он совершил ряд поступков, за что награжден двумя орденами. Как коммунист, он увлекает своими подвигами за собой товарищей. В бою за один город, когда нам пришлось форсировать водную преграду, лодку, в которой находился ваш муж, потопило. Он вплавь, под сильным огнем противника, добрался до противоположного берега, завязал гранатный бой, уничтожил восемь фашистов. И таких эпизодов много. Надеемся, что и Вы своим трудом тоже покажете себя с лучшей стороны, как и Ваш муж. Гвардии капитан Мертвецов».

ГЛУБОКИЕ КОРНИ В ТУВИНСКОЙ ЗЕМЛЕ

Мария Павловна Чемизова была достойной своего мужа.

Ее работа в годы военного лихолетья отмечена медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." Но эта удивительная женщина совершила подвиг, за который наград не дают – одна вырастила, воспитала, поставила на ноги, выучила прекрасных детей.

ВерностьДочь Софья Иннокентиевна Крыцина (Чемизова) получила высшее образование и больше 40 лет проработала в геологоразведочной экспедиции. Она вырастила двоих сыновей: Андрей – заместитель руководителя Управления Росприроднадзора по Республике Тыва, у него самого уже двое детей, и Павел – инженер по технике безопасности в Тубдиспансере.

Виктор Иннокентиевич Чемизов стал педагогом. После института он заведовал школьным отделом в Тувинском обкоме комсомола, преподавал физику и математику в школе №10, преподавал в педагогическом училище, работал в облсовпрофе, развивал автомодельный спорт на станции юных техников.

Вместе с женой-москвичкой Зоей Сергеевной, которая лучшие свои годы отдала работе в «Тувинстрое», а сейчас отвечает за строительство нового здания Арбитражного суда Республики Тыва, Виктор Иннокентиевич вырастил двоих детей. Дочь Ольга работает в Тувинской таможне – у нее трое детишек. Сын Роман – юрист Управления Росприроднадзора по РТ, воспитывает двоих детей.

В жилах двоих детей, четверых внуков и семи правнуков течет кровь Иннокентия Степановича и Марии Павловны Чемизовых. Эта семья глубоко пустила корни в тувинскую землю. Значит, не зря проливал свою кровь солдат Победы Иннокентий Чемизов. Память о нем будет жить в сердцах внуков и правнуков.

Виктору Чемизову есть, что рассказать внукам о своем отце, а их прадеде.

«Я помню, как отец приходил с работы. Он приносил в дом аромат свежеиспеченного хлеба, – вспоминает Виктор Иннокентиевич. – Сразу же по пояс раздевался, оголял свой мощный торс и долго плескался под водой, затем вытирался полотенцем и брал меня на руки, Я прижимался к его плечу. Это было очень теплое и уютное место, на котором меня сразу же клонило в сон.

Отец ни разу нас с Софьей не бил, хотя проказничал я часто. Папа любил играть на балалайке. Я его даже к ней ревновал. Вместо того, чтобы взять на руки меня, он брал балалайку и начинал развлекать маму. Однажды я бросил инструмент в печку. Яркие языки пламени поползли по сухому дереву. Струны со звоном лопнули, издав пронзительный жалобный звук. Только тогда я понял, что сделал что-то непоправимое, и вечером буду бит. Отец очень огорчился, но наказывать меня не стал».

Виктор Иннокентиевич хорошо запомнил 2 февраля 1942 года, когда отца провожали на фронт.

«Стоял туман от мороза. Дед Павел завернул меня в тулуп из волчьих шкур. Сцена была освещена. Заиграла музыка. Затем появился отец с балалайкой в руках и заиграл «Иркутянку» – она похожа на «Камаринскую». Потом отец лихо пустился в пляс, а я начал громко плакать.

Позже, когда я вступал в партию, первый секретарь обкома КПСС Салчак Тока меня спросил: « Твой отец отплясывал на сцене, когда уходил на фронт?» – «Мой», – ответил я. Больше вопросов не было».

Еще Виктор Иннокентиевич хорошо помнит весну 1945 года. Было огромное наводнение. Улица Ленина и Мугур, где находился дом Чемизовых, затопило водой. Люди сидели на крышах. 9 мая над городом летали самолеты ПО-2 и разбрасывали листовки…

Верность«Все люди радовались, а мама плакала, – вспоминает Виктор Иннокентиевич. – Ведь война отняла отца. И не только.

Ушел на фронт брат мамы Василий Соболев, работавший учителем в Пий-Хеме – у него были горы пластинок и много книг. Он погиб под Сталинградом. Был тяжело ранен, но вернулся с фронта и работал строителем в Туране Антон Павлович Соболев, который умер на 73 году жизни.

Все Соболевы верили в Бога. Когда церкви не было, вся родня собиралась в доме дедушки, где молились и пели религиозные песни. Отец строил церковь со своими родственниками и Матюшовыми. Сестра мамы Татьяна вышла замуж за Матюшова. Ее муж Александр Данилович погиб на Кавказе, когда фашисты рвались к Баку.

Две мамины сестры, Полина и Татьяна, работали воспитательницами в детских садах. Клавдия работала в столовой. Полина вышла замуж за Дмитрия Дончуновича Пала.

Из большой семьи Соболевых остались в живых только мама, которой 17 апреля исполнилось 96 лет, и ее младшая сестра Александра Павловна Зайцева, 45 лет проработавшая начальником отдела соцобеспечения в Кызылском районе.

Все мои тети были очень звонкоголосые, пели в церковном хоре. Дедушка в церкви, которую сам строил, стал церковным старостой. Все священники, приезжающие в Кызыл в Свято-Троицкую церковь, все староверы, которые отправлялись в верховье Малого Енисея, останавливались на ночлег у дедушки».

ПАМЯТЬ НУЖНА ЖИВЫМ

В годы Великой Отечественной войны Мария Павловна была председателем квартального комитета, заведовала кассой взаимопомощи, была внештатным инспектором службы саэпиднадзора.

Ее квартал был самым чистым в Кызыле. Было доброй традицией, которая сохранилась до нынешних дней, на большие праздники и в дни рождения всем родственникам собираться у «председательши». После молитвы, которую все произносили стоя, гости приступали к трапезе, делились семейными хлопотами, пели песни.

Все вдовы фронтовиков обращались за помощью к Чемизовой. Она шла к председателю Кызылского горисполкома Сергею Кузьмичу Кочетову, и тот всегда помогал семьям погибших. Вот и прозвали люди Марию Павловну «председательшей». Со своими же личными проблемами – а ей одной с двумя детьми было не легче, чем другим, Мария Павловна к городским властям ни разу не обращалась.

Тяжелый труд на работе и дома подорвал здоровье женщины. Она была вынуждена уволиться из театра, а позже устроилась на работу в фотолабораторию быткомбината.

Мария Павловна никогда никому на свою судьбу не жаловалась, трудилась, сколько было сил, в строгости воспитывала детей и ждала мужа, несмотря на то, что получила похоронку, писала письма в архив Министерства обороны СССР.

Она продолжала хранить верность мужу даже после того, как красные следопыты Сунтажской средней школы Оргского района Латвийской ССР сообщили ей, что нашли его могилу. 9 мая 1970 года Мария Павловна приехала в Латвию. Познакомилась с педагогом Леонтиной Антоновной Крутани и ее воспитанниками, которые ухаживали за могилкой Иннокентия Степановича. С тех пор между учительницей из Латвии и вдовой фронтовика завязалась тесная дружба.

Пионеры из Сунтажы приезжали со своим педагогом в Кызыл. Мария Павловна ездила в Латвию к мужу много раз, несколько раз побывала там с дочерью Софьей и сыном Виктором, с зятем Николаем Андреевичем Крыциным, «показала» мужу внуков и правнуков. Удивило то, как быстро люди поддаются пропаганде и теряют человеческое достоинство, сострадание к другим.

«Последний раз мы ездили с мамой на могилу к отцу в 1995 году – на 50-летие Великой Победы, – рассказывает Софья Иннокентиевна. – За несколько лет до этой поездки все латыши были с нами вежливы, относились к нам с пониманием.

На этот раз могилы на прежнем месте уже не было – ее перенесли. В ожидании электрички мы решили зайти на рынок и купить цветы. Завязался диалог с одной из женщин.

– Вы откуда? – спросила она.

– Из России.

– И не боитесь ездить?

– Я езжу сюда на могилу мужа, который освобождал вашу землю от фашистов, уже 25 лет. Чего мне бояться? – спросила Мария Павловна.

– А-а-а, значит, вы оккупанты.

– Мама, не разговаривай с ней, пошли за цветами, – сказала Софья.

Мария Павловна и Софья Иннокентиевна подошли к латышке, которая продавала розы, тюльпаны и гвоздики.

– Нам гвоздик, пожалуйста, – попросила Мария Павловна.

В ответ на русскую речь – молчание.

– Багай кадай, – сказала Мария Павловна по-тувински и развернулась, чтобы уйти.

Продавец цветов, услышав незнакомый говор, расплылась в улыбке и спросила:

– Вы откуда?

– Из Республики Тыва.

– А это где?

– Рядом с Монголией.

– А Монголия это где?

– Это в центре Азии, – ответила Мария Павловна и сказала дочке: «Пошли, Софья. Знала бы она, что «багай кадай» это – «плохая женщина».

Радовало то, что Леонтина Крутанай встретила гостей из Тувы радушно, поселила их в комнате в школе-интернате, позвала на встречу с ними своих детей и родственников даже из Риги, радушно угощала всех. Значит, не все латыши такие, как женщина на рынке.

И хочется надеяться, что мальчишки и девчонки, которые ухаживали за могилой Иннокентия Чемизова, выросли прекрасными людьми. Ведь они прикоснулись к истории. Знают о том, какой ценой досталась победа над фашизмом.

Верность…Память о воинах, погибших в годы Великой Отечественной войны, нужна не мертвым. Она необходима нам, живым. И в этом убеждена большая семья Чемизовых, которая всегда свои дела и поступки сверяет по отцу.

Ежегодно Мария Павловна на 9 Мая идет к памятнику воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, а затем – в центр города. Ведь День Победы – это святой праздник. И в свершение Победы над фашизмом внесли свою лепту Иннокентий Степанович и Мария Павловна Чемизовы.

Фото и фоторепродукции автора.

ФОТО:

1. Мария Павловна Чемизова с фотографией мужа.

2. Тувинский танец «Тук-Салыр», поставленный на музыку Алексея Чыргал-оола, в исполнении балетной группы. Костюмы шила Мария Чемизова.

3. Единственный на всю жизнь. Иннокентий Степанович Чемизов.

4. Семья Чемизовых.

5. Мария Чемизова с «красными следопытами» Сунтажской школы-интерната.

6. Мария Павловна у могилы мужа. 9 мая 1973 года.

Василий КРИВДИК

 (голосов: 5)
Опубликовано 2 мая 2008 г.
Просмотров: 10333
Версия для печати

Также в №17:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru