газета «Центр Азии»

Суббота, 23 сентября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2008 >ЦА №24 >Сельский учитель

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Сельский учитель

Люди Центра Азии ЦА №24 (20 — 27 июня 2008)

Сельский учительОн умеет катать валенки и выполнять обязанности системного администратора. Он доит корову и создает этнографическую экспозицию. Он ставит уколы, косит сено, цитирует Рылеева по памяти, работает в огороде, пишет картины, увлекается цифровой фотографией, умеет кататься на роликах и знает все о древних цивилизациях. Николай Качурин – сельский учитель. Преподает историю в верховье Енисея, в маленькой сизимской школе.

В 2007 году он был признан лучшим педагогом Тувы, победив в конкурсе «Учитель года», проходившем в рамках национального проекта «Образование». Достойно представил республику на всероссийском этапе конкурса, привезя из Москвы мудрую сову с надписью «Общественное признание педагогического труда».

ИСТОРИЯ ИНТЕРЕСНА ВСЯ

Николай Геннадьевич, какай период истории вы выбрали для урока на российском этапе конкурса?

– Античную цивилизацию. Построение урока основывалось на самостоятельной творческой работе учащихся. Может быть, в этом плане и была сделана тактическая ошибка. Я видел конкурсные уроки победителей: в основном, это были уроки-лекции, эвристические лекции, где конкурсанты показывали себя – не детей, а себя. Своего рода театр одного актера.

Сельский учительЭто, конечно, более зрелищно. Такого рода конкурс больше напоминает своего рода шоу – яркое, красочное, где учитель именно в такой форме урока раскрывается как своеобразный артист, яркая личность.

К какому выводу должны были прийти ваши ученики в результате урока?

– Урок строился на сравнении гражданской общины Афинской, Спартанской и Древнеримской. Мы с детьми рассуждали об их особенностях, о том, в чем состоят отличия, почему складывалась община, и, наконец, надо было сделать вывод: рассмотреть связь античной цивилизации в политико-правовой сфере с современной жизнью.

– Это ваш любимый период истории?

– История интересна вся! Мне, как учителю малокомплектной школы, приходится вести занятия с 5 по 11 классы.

Конечно, есть и любимые темы – например, древнерусский период, особенно догосударственный – становление Руси. Он и наиболее загадочный, до сих пор есть много вопросов, вокруг которых идут жаркие дебаты.

Еще – вопросы, связанные с древними цивилизациями. Интересны и цивилизация Междуречья, и древний Китай.

ИЗ БРЯНСКИХ ЛЕСОВ – В ВЕРХОВЬЕ ЕНИСЕЯ

Вы ведь не местный?

– Сейчас уже – местный. А родился в городе Запорожье, в семье молодого лейтенанта – летчика-истребителя.

Родился 1 января 1960 года. Как говорят мои близкие и друзья: нормальные люди первого января не рождаются. По воспоминаниям моей матушки, первым ложем мне служил старый дорожный чемодан. Как я считаю, флюиды этого чемодана передались мне (улыбается). Подсознательно что-то толкало меня и двигало в поисках каких-то приключений, путешествий.

А дальше жизнь складывалась обыкновенно, как у всех – детский сад, школа, потом служба в армии. После окончания службы поступил в Брянский педагогический институт на факультет истории. Специализировался на археологии. Диплом защищал на тему: «Развитие производительного хозяйства у славян». Писал не только из учебников и монографий – за плечами шесть археологических полевых сезонов.

Сельский учительНо как вы оказались в Сизиме?

– По распределению я должен был остаться в Брянске, но в нашей группе была девочка, которая должна была ехать в Туву, однако категорически отказалась. А я всегда быстро принимал решения. Так в 1986 году я оказался в Сизиме, в верховьях малого Енисея.

Вот уже двадцать два года преподаю в малокомплектной средней Сизимской школе Каа-Хемского района, в котором проживают старообрядцы часовенного толка.

Первое впечатление от Сибири?

– Первое впечатление – это все-таки простор. Сибирский простор. Европейская часть России гораздо более компактна.

А как же знаменитые брянские леса?

– Брянские леса знаменитые и легендарные, но они такими остались только в легендах. После Второй мировой войны их очень проредили. Начало положили немцы, которые вырубали до двух-трех километров вокруг населенных пунктов, чтобы партизаны не могли подойти незаметно.

Сейчас сплошных лесных массивов не существует. То, что осталось – похоже на острова, это хорошо видно с самолета. Брянские леса нельзя сравнить с сибирской тайгой, где еще сохраняются первозданность и простор.

Первое впечатление от самой сизимской школы?

– Ее своеобразие связано, в первую очередь, с составом населения – для историка это очень интересно. Население живет собственным хозяйством. Вот и получилось так, что свою теоретическую дипломную работу «Развитие производящего хозяйства у славян» мне пришлось осваивать практически. Никогда не думал, что придется всем этим заниматься в жизни.

Люди здесь живут очень интересные, своеобразные. И добросердечные.

Меня, человека избалованного цивилизацией, удивляло, что в Сизиме никогда не существовало замков. Двери не запираются.

За все годы работы я ни разу не слышал, чтобы дети, которые оставались сиротами, были отданы в детский дом. Или что старики были отданы в дома престарелых. Такого никогда не было: религиозная, духовная жизнь накладывает свой отпечаток.

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ

Кем были ваши родители?

– Вся жизнь отца – Геннадия Николаевича Качурина – была связана с авиацией. Сейчас, к сожалению, его нет в живых – несчастный случай.

Мама, Ольга Александровна, по образованию – модельер-конструктор, но в силу разных причин всю жизнь работала на заводе. Первоначально – в лаборатории брянского машиностроительного завода, а потом занималась профсоюзной работой.

С этим заводом очень тесно связана вся жизнь нашей семьи. Я тоже успел после армии три месяца отработать на заводе. Здесь начинал работать мой отец, дедушка по линии отца был начальником чугунно-литейного цеха, а бабушка – инженером-конструктором этого предприятия.

Семья матери с заводом никак не была связана. Бабушка – домохозяйка, дед всю жизнь был кадровым офицером. Он практически прошел через три военных кампании – это финская, Халхин-Гол и Великая Отечественная война. После окончания войны дед до пенсии работал по партийной линии, был инструктором райкома партии.

Сельский учительА кто ваши сизимские родственники?

– Отец жены был вальщиком. Всю жизнь проработал в лесу. Его сейчас тоже нет в живых. Матушка – практически домохозяйка, хотя подрабатывала и в пекарне, и на других работах.

А жена, Анисья Григорьевна, работает в Сизимской средней школе учителем начальных классов.

Дети не пошли по вашим стопам?

– Ни один из моих детей не выбрал путь историка, о чем, конечно, есть некоторое сожаление, но я к этому подхожу философски.

В свое время ведь и я выбрал то, что выбрал, хотя по традиции все члены моей семьи – офицеры. Работа на гражданке всегда рассматривалась в семье, как что-то нежелательное для мужчины. Но я настоял на своем и пошел по женской линии: у нас в роду много педагогов.

Так и мои дети выбрали свою дорогу. Дочери Елене двадцать семь лет, она закончила ТГУ, факультет экономики и управления, сейчас работает в силовых структурах. Сын Владислав – студент Красноярского государственного университета, специальность – журналистика.

Я ПРОИЗОШЁЛ ОТ АДАМА

Вы работаете в малокомплектной школе. Сколько же у вас в классах учеников?

– В позапрошлом году был самый крупный выпуск – пятнадцать человек. Как раз в том выпуске был мой сын. Это был очень сильный класс: все поступили либо в высшие, либо в средние учебные заведения.

Есть и совсем маленькие классы: четыре, пять учеников.

Но наша школа все равно стала миллионером: выиграла президентский грант. По этому гранту мы занимаемся воссозданием и сохранением традиций, в том числе и старообрядческих.

Может возникнуть вопрос: зачем эту веру, эти традиции сохранять, если люди сами сохраняли их на протяжении веков? Они должны сохраняться уже автоматически.

Это не так. Можно объяснить на примере. Демократизация и возможность осуществлять свои духовные потребности свободно несет в некоторых случаях не благо, а зло.

Например, в советский период, когда существовала жесткая цензура, у нас была великолепная плеяда писателей, журналистов. Да, они писали «в стол», но создавали самые настоящие шедевры. А после, в период гласности и демократизации, мы эту литературу, к сожалению, утеряли. Современные литераторы «не тянут» до уровня писателей того времени. То есть не всегда жесткие запреты играют отрицательную роль. Они же могут быть и катализатором творчества.

То же самое происходит со старообрядчеством. Есть и примеры: когда в уральских деревнях, где проживали кержаки – старообрядцы Урала – было разрешено свободное вероисповедание, кержачество просто выродилось. И наша школа поставила цель – сохранение старообрядческих традиций.

– А как вам удается совместить разные теории происхождения человечества, обучая детей, воспитывающихся в верующих семьях?

– На республиканском этапе конкурса в Кызыле я давал урок – возникновение и развитие человечества. После него коллеги задали вопрос: какой теории возникновения человека придерживаюсь. Я сказал: считаю, что произошел от Адама.

Но выбор ребенка должен быть, прежде всего, за ним. В таких вопросах нужно соблюдать определенный такт, не навязывать свою точку зрения.

Благодаря современным подходам к преподаванию мы можем давать общие магистральные направления развития человечества, не заостряя, не давя на какую-то конкретную теорию.

Я считаю, что грубое вмешательство в развитие ребенка в этом отношении может привести к очень нежелательным последствиям. Вот представьте себе – верующая семья. А мы говорим в школе, что существует только дарвиновская теория возникновения и развития человека.

Дома ребенок слышит совершенно другое и, мягко говоря, это первый шажок, первая ступенька для раздвоения личности. Это может порождать самые разные последствия, в том числе, и негативное отношение к школе. Что категорически неуместно.

ДЕТИ СТАРОВЕРОВ ЗА КОМПЬЮТЕРАМИ

Сельский учительВ сизимской школе дети староверов, которым еще пару десятилетий назад даже телевизор смотреть не разрешали, сегодня уже обучаются работе на компьютерах?

– Конечно. В школе есть преподаватель информатики Алла Савельевна Иванова, есть укомплектованный компьютерами класс. Их мы получали и по президентской программе, и приобретали на деньги, полученные по президентскому гранту. Есть две интерактивные доски – из самых лучших, которые вообще существуют. Возможности уникальнейшие.

Да, возможности уникальнейшие, но у вас ведь света не бывает подолгу?

– Бывает и несколько недель без электричества, но чаще это ограничивается тремя-пятью днями. Дело в том, что линия проходит по таежной местности, ее обслуживание достаточно сложно, вызывает множество нареканий. Но благодаря усилиям нашего мэра эти проблемы каким-то образом решаются.

Интернет подключили в 2007 году, 28 мая. Он дает возможность получить огромное количество информации, что очень важно для учителя из глубинки. Кроме того, существует масса интернет-проектов, которые объединяют школы России. Одним из направлений моего исследования является этнография, использование этнографического материала в преподавании.

В кабинете истории есть небольшая этнографическая экспозиция. И одна из ближайших задумок, перспектив – это программа, связанная с вступлением нашей школы в общий интернет-портал – «Школьный музей».

У вас в школе есть музей?

– Ну, музей – это громко сказано, скорее все-таки этнографическая экспозиция. Она условно разделена на три части: предметы культа – шаманские, буддийские и бытовые предметы смешанного типа – тувинского и русского этносов.

КОРОВА В ЧЕТЫРЕ РУКИ

Вы говорили, что, приехав в Сизим, на практике стали делать то, о чем писали в своей дипломной работе «Развитие производительного хозяйства у славян». В чем это выражается?

– Я держу корову, кошу сено, одно время держал мелкий рогатый скот – овец, коз. Естественно, куры, огород. Хотя сейчас времени становится все меньше и меньше – школа нагружает отчетностью, бумагами. Работа не дает возможности больше развернуться. Да и желания особенного нет.

Но все равно я стараюсь – это жизнь. Когда дети были маленькими, катал валенки, освоив пимокатное производство, технология довольно интересная.

Жизнь педагога в таких отдаленных местах тем и отличается: он обязательно должен уметь делать всю эту работу. Могу еще ставить уколы, у меня дед санитар, есть кое-какие навыки, иногда лечу животных. Как говорится – на все руки.

То же самое – с компьютерами. Одно из направлений развития моего самообразования – это развитие компьютерных технологий в современном преподавании. Компьютеры стали неотъемлемой частью современного учебного процесса, хотим мы этого или нет.

Сейчас человек, не владеющий хотя бы на самом низком – пользовательском – уровне компьютером, уже считается функционально неграмотным. Уже не один год занимаюсь информационными технологиями в преподавании. Был на международной конференции «Современные технологии в образовании – 2006».

Специфика жизни поселка заключается еще и в том, что мы долгое время бываем оторваны от центра, и многое надо уметь делать самим. Обучаться работе с компьютерами приходится не только на пользовательском уровне, могу делать работу по элементарному ремонту ПК, переустановить системы, то есть то, что связанно с деятельностью системного администратора.

Как вы успеваете и работать в виртуальном мире, и заниматься славянским «производительным хозяйством»?

– А вот так и успеваю. Корову стал держать практически со второго года жизни в Сизиме. Первую корову мы с женой умудрялись доить вдвоем, с двух сторон одновременно – время учителя ограничено. Как она это выдерживала? Просто уникальная корова! На «управу», есть такое выражение, уходило минимум времени. Вечером ведь бывают и внеклассные мероприятия. Быстро корову подоим – и в школу.

Года три держал верхового коня – это был некастрированный жеребец, с совершенно диким характером. Через три года я его обменял, потом, чтоб не мучить животное, продал и другого. За конем нужен уход, а времени очень мало.

В АРМИИ НАУЧАТ РЫЛЕЕВА ЛЮБИТЬ

Сельский учительЕсть ли у вас какое-нибудь хобби, какие-то занятия помимо школы?

– Люблю книги, люблю поэзию. Одно время, пораженный и восхищенный красотами Верховья, горной тайги, пробовал писать этюды. Писал акварелью, гуашью, маслом. Компьютер – увлечение, но это тоже составная часть работы.

В последние годы мы с женой увлекаемся цифровой фотографией. В выходные дни берем термос, по цифровому фотоаппарату и уходим на пленер, таким образом отдыхаем.

Я видела вашу замечательную коллекцию фотографий цветов. Вам просто нравится именно цветы фотографировать?

– Люблю фотографировать еще и пейзажи. Беру фотоаппарат на школьные мероприятия, люблю снимать детей. Есть довольно интересные кадры.

Второй моей любимой наукой, после истории, всегда была биология. Когда я жил в городе, то был завсегдатаем птичьих рынков, знал всех голубятников, собачников. С детства и до 26 лет держал аквариумы, занимался разведением тропических рыб. Аквариумов было около десятка, суммарный объем – примерно 2,5 тонны.

В Туву их привезти не мог физически. И сейчас их в Сизиме разводить не могу. Это значит обречь животных на гибель: перебои с электричеством не дают возможности содержать рыб.

Но и сейчас, приезжая в любой крупный город, я обычно обязательно захожу на птичьи рынки.

– Ваши предпочтения в литературе?

– Естественно, Александр Сергеевич, это, наверное, почти у всех. Потом, конечно же, Денис Давыдов – его любовная лирика, налет дерзости, гусарства. Конечно, Александр Блок. И, наконец, Кондратий Федорович Рылеев.

Знаете, где я познакомился с Рылеевым, его знаменитыми «Думами»? В армии. И даже начал сам писать стихи.

Армия привила любовь к поэзии?

– Да. В школе я поэзию ненавидел. Почему? Сейчас объясню.

Я, например, терпеть не могу ни футбола, ни хоккея. И идет это с детства. Мой дед по линии отца – футболист, когда-то играл за украинский военный округ. И потом не пропускал ни одного футбольного или хоккейного матча. Дед в приказном порядке сажал меня у телевизора, говоря, что все настоящие мужчины смотрят футбол или хоккей. Но любое насилие я отвергал и отвергаю. Поэтому до сих пор не смотрю трансляции матчей.

То же самое было и с поэзией. В школе я ее возненавидел. Практически поставил на ней крест.

По-настоящему обращение к поэзии у меня произошло в армии. Я действительно благодарен судьбе, что попал в ряды вооруженных сил, это не только хорошо ставит на место мозги, но и необходимо каждому молодому человеку. Сама служба, а я служил в Кремлевском полку, дала возможность соприкоснуться с историей, со многими российскими святынями, с очень интересными людьми.

Обычно почему-то рисуют образ офицера, как некоторого «долдона», человека зашоренного, который ничего не знает. У нас был великолепный офицерский состав. Во время увольнительных замполит собирал солдат, и мы шли в Третьяковскую галерею, в Русский музей изобразительного искусства, в другие музеи.

Замполит проводил экскурсии, часто люди отбивались от профессиональных экскурсоводов, и примыкали к нам. Он мог до бесконечности говорить о русском, западном изобразительном искусстве, о художниках, анализировал их картины. Причем живым, интересным языком.

Или просто собирал в свободное время солдат и читал, цитируя при этом авторов, импровизированную лекцию по истории поэзии, начиная с древнеегипетской и заканчивая современной. Такая лекция – часа на четыре.

А еще там была великолепная библиотека. Когда я только приехал на место службы, буквально в первые недели зашел в эту библиотеку и увидел небольшую комнату, где работала женщина библиотекарь, вольнонаемная. У нее было в подчинении два солдатика. Я сначала удивился: что в таком маленьком помещении может находиться? Но, как оказалось, надо просто оставить заказ, а на следующий день из фондов приносили книгу любого автора. Я стал постоянным читателем.

На первом году службы положено было читать Устав. А Устав – книжечка небольшая. Поэтому я брал в библиотеке томики маленького карманного формата, такого же, как он, и читал стихи, делая вид, что изучаю Устав.

Когда в полку подводили итоги службы за первое полугодие, среди выступавших была и библиотекарь, назвавшая меня в числе самых читающих солдат. Ну, и после этого я активно «летал по нарядам», как «самый умный» и самый читающий. Дедовщина была и в Кремлевском полку.

А в чем заключается несение службы в Кремлевском полку? Вы маршировали по Красной площади, стояли в карауле у Мавзолея Ленина?

– Это военная тайна (смеется). А если серьезно, около мавзолея стоит только первая рота. Но есть и другие подразделения, оперативно-постовая служба. Я был в спецкарауле и на сессиях Верховного Совета, и на сессии СЭВ.

Часто у людей складывается мнение, что Кремлевский полк – это такое подразделение, где вышагивают игрушечные картонные солдатики. Где мальчики подобраны по росту, по фотогеничности. А это, прежде всего, боевое подразделение, моторизированное, хорошо подготовленное, которое на несколько голов превосходит идентичные подразделения мотопехоты.

НЕ СТЫДНО НЕ ЗНАТЬ. СТЫДНО НЕ ХОТЕТЬ УЗНАТЬ

Ваши ученики вас радуют?

– Конечно, радуют. Если бы не радовали, я бы, наверное, и не работал в школе. Я не придерживаюсь точки зрения, что у педагога должны быть любимчики, хотя есть ребята, которые больше интересуются историей. У меня есть даже группа историков.

Учителями истории пока никто не стал, но после окончания школы некоторые ребята – Миша и Саша Спирины, Андрей Юрков – поступили в юридические вузы, а это сопредельно с историей.

Сейчас любят спрашивать о том, какие выражения известных людей вы разделяете.

– В таких случаях я всегда вспоминаю Остапа Бендера: «Ваше кредо?» «Всегда!»

А если серьезно, в юности мне нравилось выражение «Ничего невозможного нет». Сейчас – сократовское: «Не стыдно не знать. Стыдно не хотеть узнать».

Фото из личного архива Н. Качурина

Подписи к фото:

1. На занятиях исторического кружка. Мало рассказать – надо еще и показать. Да и показать мало – надо разрешить детям все потрогать. 2007 год.

2. В жюри «Учитель года-2008». Сложный выбор – надо подумать, кто же стал лучшим в этом году.

3. Сова Николая Качурина – символ мудрости и знания – специальный приз «Общественное признание педагогического труда».

4. На фоне Исторического музея снимается семейство. В 1999 году, когда дочь окончила школу, по дороге в Брянск завернули в Москву. Стрелец доверил Николаю Качурину подержать старинный пистолет.

5. На пришкольном участке всегда хороший урожай. Вместе весело не только шагать по просторам, но и копать картошку. 2004 год.

6. Алексей Симонов, председатель Фонда защиты гласности, в школе Сизима. Известного режиссера, правозащитника в этнографической экспозиции заинтересовало седло для оленя. Сентябрь 1999 года.

Ирина КАЧАН

 (голосов: 7)
Опубликовано 21 июня 2008 г.
Просмотров: 11889
Версия для печати

Также в №24:

Также на эту тему:

№1 автор: Людмила написано 22 июня 2008 01:36
Повезло детишкам с учителем несказанно!!

А через Интернет Ник. Ген. сможет и других захватить энергетикой. Лишь бы электричество было!

Педагог из Самары
   
Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru