газета «Центр Азии»

Четверг, 15 ноября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2008 >ЦА №28 >Прорыв эскадрона

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Прорыв эскадрона

Люди Центра Азии ЦА №28 (18 — 25 июля 2008)

Прорыв эскадронаЧеловек с лучистой фамилией Светличный борется с самым черным злом общества – наркотиками. Он не одинок: под его началом в Туве – эскадрон помощников.

В этой борьбе у него есть надежная опора – семья. Ему помогает жена. И даже теща.

Александр Светличный – начальник Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ России по Республике Тыва.

Для интервью в череде ненормированных рабочих дней и ночей выделено два часа. Мы беседуем на берегу Енисея – на природе, которую он так полюбил, приехав в январе 2007 года из волжского Саратова в Кызыл.

И ОТЕЦ МЕНЯ ВЫПОРОЛ

– Александр Алексеевич, вы – руководитель федерального ведомства. Трудно быть федералом?

– Вопрос интересный. Трудно вообще работать вдалеке от дома, а федеральная служба как раз предполагает, что человека могут переместить из того места, где он жил, родился, в которое врос корнями.

А вот строго исполнять Закон, что мы и обязаны делать, нетрудно. Суть нашей работы – обеспечить выздоровление общества, и при этом – не навредить.

– А как же поговорка: «Закон, что дышло, куда повернешь, туда и вышло»? Народная мудрость уже не актуальна?

– Да, люди, конечно, подходят к исполнению закона по-разному, но сегодня прошло время разгула «оголтелой демократии», местные законы приведены в соответствие с федеральными, поэтому о «дышле» говорить не стоит.

– Хорошо, тогда другая народная мудрость: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». Трудно было пройти путь от пэтэушника-электросварщика до полковника?

– Безусловно, трудности были. Но главное – идти к своей цели. Когда-то, работая в милиции, я поставил задачу стать капитаном. Когда стал капитаном, понял: есть силы, возможности и поставил цель стать хотя бы подполковником. Будучи уже в налоговой полиции, понял, что могу стать и полковником.

Сейчас я не ставлю задачи стать генералом. У меня и должность-то здесь полковничья, я об этом знал, когда пришел сюда служить начальником управления.

У офицеров есть такая шутка: последнее звание для офицера – это полковник. А генерал – это уже «счастье привалило». Так что, если Бог даст, здоровья хватит, заметят мои успехи, значит, еще кем-то буду. Если нет, буду достойно служить в звании полковника.

Прорыв эскадрона– Видимо, вы в детстве были очень дисциплинированным мальчиком, раз выбрали стезю, на которой главное – дисциплина.

– Откровенно говоря, я был недисциплинированным мальчиком. Как и все рожденные на юге мальчики, любил лазить по соседским садам.

Я родился в Волгоградской области, в 1956 году. У нас на станции Абганерово – это в Светлоярском районе – огромные сады. В них и груши, и яблоки шикарные, и абрикосы, и чернослив. И огромные арбузы. Все обалденно вкусное. Благословенный край. И хотя в собственном саду росло то же самое, но чужие сады нас, мальчишек, привлекали больше.

Учился в школе хорошо, но и хулиганил тоже хорошо, начиная с первого сентября, когда пошел в первый класс. Тогда-то мой отец и дал мне урок – на всю жизнь.

А дело было так: перед линейкой мы дурачились, и я запалил початком кукурузы в своего товарища. Початок от него отскочил и разбил однокласснице губу. Начался скандал, и я, скажу честно, испугался ответственности, убежал домой и спрятался в сарае – в большой бочке, где хранили отруби для скотины. И закрылся крышкой. Вечером отец меня там нашел и достойно наказал.

– Выпорол?

Выпорол. И сказал: порет не за то, что натворил, а за то, что испугался и сбежал. С тех пор никогда не сбегаю: пусть трудно, пусть страшно – иду вперед.

И люблю, чтобы все проблемы были мне ясны. Не люблю недомолвок, и сам предпочитаю договаривать все до конца и говорить правду в глаза. И люблю это слышать от других.

– Правда в глаза редко кому нравится.

– Ну, что же сделаешь. Правда редко нравится, но зато тем и дорога, что она – правда.

– Неужели вы можете спокойно выслушать даже критику в свой адрес?

– Запросто. Легко. Потому что ошибок я, наверное, делаю много. Ошибок не допускает только тот, кто вообще ничего не делает.

 

КАЗАЦКОГО РОДУ-ПЛЕМЕНИ

– У рожденого в казацкой станице и род идет из донских казаков?

Прорыв эскадронаПрорыв эскадрона– Да, по папе – Алексею Ивановичу Светличному – я из донских казаков. А мамин род – из Курской области. Мама Таисия Ивановна, в девичестве Проскурнова, была очень интересная женщина, я ее очень любил. Совсем немного времени прошло, как я ее потерял: она умерла в августе 2006 года. Она имела только семь классов образования, но писала мне такие хорошие письма в армию, которые давали колоссальную поддержку. Она мне очень много дала.

В роду по линии папы были и турки. Один из моих прапрапрадедов привез себе в жены из похода жену-турчанку. И папа, сейчас-то он совсем седой, в молодости был с иссиня-черными волосами и голубыми глазами. Такое редкое сочетание. Большой кадык, характерный нос – типичный казак. А я пошел в маму – светлый. И, как мама, рано поседел – уже в тридцать лет.

– Когда говорят о донских казаках, сразу же представляется шолоховский «Тихий Дон», ну а тем, кто не осилил роман – хотя бы одноименный фильм.

– Вы знаете, когда показывают фильм «Тихий Дон», где казаки пьют, я думаю, что такие люди и сделали революцию: работать не хотели, а хотели больше пить.

В нашей семье были другие примеры. Дед Иван Анисимович всю жизнь, до самой смерти, ходил как казак: френч, галифе, сапоги. А на сапогах – галоши. Это чтобы не наследить, заходя в дом: войдет – галоши снимает, выйдет – наденет. Дед никогда спиртное в рот не брал, никогда не курил.

А вот все перипетии того времени – революции, Гражданской войны, коллективизации – и на нашем роду сказались. Правда, долгое время об этом в нашей семье, как и по всей стране, не говорили, а если и говорили, то так, как было выгодно для того времени.

Прорыв эскадронаМой прадедушка Анисим был очень работящий, богатый казак. Его расстреляли в годы Гражданской войны. Говорили, что его расстреляли белые. И уже только когда я стал взрослым, мне рассказали, что на самом деле его расстреляли красные. В станицу то одни, то другие нагрянут, требуя то лошадей, то продовольствия. Прадеду это в конце концов надоело, он сказал: «Надоело, то одни приезжают – дай, то другие – дай. Кончайте, сеять надо, пахать». И красный отряд его расстрелял, хотя один из его сыновей и служил в этом же отряде.

А дед Иван Анисимович – тоже крепкий хозяин – попал под раскулачивание. Как-то ночью, чтобы никто не увидел, пришел его друг детства и предупредил: Иван, ты попал в список на раскулачивание, завтра к тебе придут.

И дед все бросил – дом, амбары, хозяйство, посадил на телегу жену и детей и в ту же ночь уехал – на железнодорожную станцию Челеково, к брату-большевику. Вечером прокрался к нему: «Что делать, брат, как сберечь семью? Помоги». Брат сказал: «Не появляйся у меня в течение года, вырой землянку, живи, как сможешь, не высовывайся. А когда все забудется, я тебе документы выправлю». Вырыли землянку, выжили – люди работящие. Брат не обманул: через год выправил документы, стал дед стрелочником.

Так что о нашей семейной истории можно много рассказывать. А если еще мамины рассказы вспомнить о том, как наш предок-краснодеревщик выкупился из крепостных, об оккупации, которую она пережила во время Великой Отечественной войны, то мы с вами эту историю долго не закончим.

УСПЕЛИ ВОВРЕМЯ

– Тогда перейдем к более близкой истории. Как вы считаете: почему наркотики захлестнули страну именно тогда, когда от развитого социализма мы перешли к недоразвитому капитализму? Мы что-то при этом потеряли?

– Наверное, что-то надломилось в самом народе, особенно – в молодежи. Потеряли смысл жизни. А это пагубное зелье как раз и дает возможность на каком-то этапе забыться. Уйти от действительности.

Вторая сторона, я думаю, – это и работа спецслужб тех государств, которые не желают, чтобы Россия была крепка. Они прекрасно понимают, что это – шикарная возможность уничтожить страну, погубив самое ценное – людей, человеческий потенциал. Так, в наркотическом бреду, мы бы потихоньку и распались.

– Считаете ли вы конструктивной идею ужесточить закон – вплоть до смертной казни за сбыт наркотиков?

– Нет. Вспомним опять историю. В средних веках на улицах европейских городов проходили публичные казни: казнили даже за карманные кражи. И в это время карманные воры, ловко орудуя в толпе зевак, пришедших поглазеть на казнь, вытаскивали из карманов кошельки.

Вывод: жестокость ничему не может научить и не от чего уберечь. Вот в Китае введена смертная казнь за наркотики, но ведь не сократилось же количество их употребления.

Я считаю: самое главное – неотвратимость наказание. Пусть наказание будет год, пусть два, пусть 20 лет – это максимум, предусмотренный за преступления, связанные с наркотиками. Но главное – неотвратимость. Чтобы преступник знал: рано или поздно он в тюрьму сядет.

Процесс наркотизации населения просто не дает нам времени на раскачку. Хорошо, что вовремя спохватились, что 11 мая 2003 года Президент России принял решение о создание Государственного комитета по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Если бы не успели пять лет назад, не создали этот орган, я не знаю, что бы было сейчас. Я не хочу сказать, что вот, мол, пришел Наркоконтроль и сразу все и всех победил. Это непростой, длительный процесс. Главное то, что государство повернулось лицом к этой проблеме, не стало ее скрывать, замалчивать. И выставила Наркоконтороль на передовые рубежи.

ВДВОЙНЕ ПРЕСТУПНО

– А когда вы впервые увидели натуральный наркотик?

– Первый раз – в 2004 году, когда уже перешел на службу в Наркоконтроль. Это был героин. Мое подразделение, а я тогда работал начальником отдела собственной безопасности и борьбы с коррупцией Наркоконтроля Саратовской области, задержало Джамангалиева.

Он – сотрудник Наркоконтроля – утаивал часть наркотиков, изъятых во время оперативных мероприятий, а потом через сеть, которую создал сам, этот героин продавал. Разрабатывали его долго, совместно с ФСБ. И большую помощь в этом нам оказала женщина, которая сама же и брала у Джамангалиева героин для употребления и сбыта. Опомнилась она только тогда, когда ее собственная дочь, которую Джамангалиев и посадил на героин, умерла от передозировки.

Задержать-то задержали, но непросто было доказать его вину: очень много было у него покровителей во всех структурах, огромные взятки везде он передавал. Жена – юрист, офицер МВД. Сами понимаете, непростой человек.

Потом еще задерживали сотрудников, пока не очистили свои ряды от тех, кто действовал по юмореске Жванецкого: «Что охраняем, то и имеем».

– Грустно. Значит, коррупция, о борьбе с которой постоянно говорил Путин, а сегодня говорит Медведев, возможна и реальна и в органах Наркоконтроля?

– Возможна, к сожалению. Наркоконтроль ведь в 2003 году создавался из разных структур: бывшие сотрудники налоговой полиции, работники ФСБ, МВД, военнослужащие. Непростой был процесс. Но в результате родился какой-то новый тип сотрудника правоохранительных органов.

И, могу сказать с честью, ни в коей мере не желая обидеть другие силовые структуры: сегодня мы менее всех подвержены коррупции, потому что воспитали уже немного другого человека. Это заметно по отношению людей к работе, по тому, как они исполняют Закон.

Сама наша отрасль, сам продукт, с которым мы боремся, настолько гадок, наркобизнес – настолько преступный промысел, такая зараза, что здесь делать деньги никак нельзя. Конечно, брать взятки нельзя нигде, но делать деньги на наркотиках – на том, что губит наших детей – вдвойне преступно.

Это не просто рубить сук, а рубить все дерево: страны, общества.

РАК ОБЩЕСТВА

– Как вы думаете, возможно ли победить это зло навсегда, хотя бы когда-нибудь, в будущем?

– Скажем так: это желание. Вот, например, рак. Имея огромный научный потенциал, человечество давно пытается победить, уничтожить его. Но, к сожалению, это не удается полностью сделать. Но есть огромное желание. Есть мечта.

Вот и у нас есть такое желание, такая мечта: победить наркобизнес, наркоманию, этот рак общества.

Прорыв эскадрона– И как движется к этой мечте тувинский Наркоконтроль? Есть реальные успехи?

– Да. У нас есть федеральная рейтинговая таблица. В ней учитывается все: количество направленных дел в суд, выявление тяжких и менее тяжких преступлений, количество изъятых наркотиков.

Так вот, в январе 2007 года – тувинский Наркоконтроль был на самом последнем, семьдесят седьмом месте. Не потому, что плохие люди работали, а потому что так сложилось. Это было для меня очень обидно. А так как я человек южных кровей, обидно было вдвойне.

Прошло полтора года. Сегодня мы на тридцать первом месте – в центре рейтинговой таблицы.

И это, несмотря на то, что наше управление Наркоконтроля – самое маленькое в России, хотя обслуживаем мы очень большую территорию.

– Сколько же вас, если не секрет?

Скажем так – эскадрон.

– Эскадрон – это сколько же? Сейчас напрягусь и соображу. Сто?

– Так точно.

Прорыв эскадрона– На такую проблемную республику, наверное, маловато?

– Что поделаешь, так, по количеству населения, нас поделили. Поэтому нам сложно, иногда просто личного состава не хватает. Но я могу похвалиться. Мы наркотиков изъяли больше, чем управления Наркоконтроля, где сотрудников – более пятисот.

За пять месяцев 2008 года – 500 килограммов гашиша и марихуаны. Полтонны. В два раза больше, чем за весь прошлый год. До конца года прогнозируем изъять и уничтожить около тонны.

– С семьдесят седьмого места на тридцать первое – это, действительно, серьезный прорыв вашего эскадрона. Изменили стратегию и тактику?

– Да. Прежде всего, мы сами осознали необходимость и реальную возможность привлечения к уголовной ответственности организаторов преступных группировок, совершающих затяжные дерзкие преступления.

Осознали возможность убедить надзирающий орган – прокуратуру – поддерживать такие дела в суде, а суд – в том, что у нас есть эти группировки. Не секрет, до недавнего времени об этом преступном бизнесе говорили так: нет у нас никаких преступных группировок, какие группировки, о чем вы говорите?

Теперь эти люди известны. Люди это непростые. При общей бедности населения республики они прекрасно жили и живут, покупали и покупают дома, машины. Некоторые из них еще не привлечены к уголовной ответственности. Но это дело времени, мы их все равно привлечем.

ВАМ И НЕ СНИЛОСЬ

– Значит, громкие дела с громкими именами еще впереди?

– Вы не политизируйте это дело. Не показатель, что этим будет заниматься депутат. Может никому не известное негромкое лицо с никому не известным именем создать и развить такую сеть, что ни одному депутату это не снилось и не будет сниться.

– Что вы, я и не имела в виду депутатов. Все депутаты у нас, как известно – исключительной, кристальной чистоты люди, лучшие из лучших. В крайнем случае – лучшие из худших. Просто интересны конкретные примеры.

– Примеры – пожалуйста. Вот, допустим, Петрова (фамилию я пока называю вымышленную, так как дела по ней еще не завершены). Она скупала в Шагонаре марихуану и гашиш у полсотни человек, которые на нее работали на конопляных полях.

Она дергала за ниточку множество мужчин и женщин. Не работая нигде, приобрела машины для транспортировки наркотиков, для личного пользования. Покупала дома себе, родственникам. Только шикарной мебели и различной аппаратуры мы изъяли у нее на полмиллиона рублей. Сейчас – уже по второму делу – описываем дом.

– Да, неплохо нажилась дамочка на чужом горе. Прекрасно понимаю, что довести такие дела до суда – непросто. И работа ваших сотрудников, если они честно выполняют свой долг – поистине героическая.

Только мне любопытно, Александр Алексеевич, за время вашего руководства Наркоконтролем Тувы чего вы больше объявили: благодарностей или выговоров?

– Хороший вопрос. Спасибо за него. Я, к сожалению, наказывал, но, в большей массе – поощрял. И радует, что поощряю не только я. Например, на юбилее Наркоконтроля, который мы отмечали в марте этого года, руководство Тандинского кожууна премировало наш спецназ – за ту работу, которую они провели по очищению района от наркотиков и наркодельцов. Ребята на эти деньги купили себе специальную форму, которую мы не могли приобрести, так как у нас не было средств.

Но есть моменты, когда и наказываю. Не за ошибки, а за нежелание выполнять свою работу.

ТЫЛЫ

– У командира должны быть крепкие и надежные семейные тылы, тогда и в бою побеждать легче. Ваша семья – это кто?

– Моя семья – это жена Елена Анатольевна, сын-первоклассник Никита. Дети от первого брака – Слава и Саша. Саша еще учится в институте, а Слава окончил экономический институт, он уже глава семейства, у меня уже и внук есть.

Это моя малая семья. Родная. А большая семья – работа, коллектив.

И мне повезло: моя супруга – еще и член большой семьи. Елена – офицер Наркоконтроля, старший лейтенант, занимается пресс-службой.

– Это называется – повезло? Считается, что нет ничего труднее, чем руководить на службе собственной женой.

– Я ею непосредственно не руковожу, единственное – она может прийти ко мне посоветоваться. Стараюсь советы давать правильные, от ответов на ее вопросы не уходить. Если что-то не понимаю, мы вместе сидим и разбираемся.

Она у меня человек пытливый. Очень много времени и сил отдает работе. Те сотрудники, кто любит работать, ее за это уважают, а кто не любит – боятся.

Пресс-служба, которой она занимается – это 30 процентов нашего успеха. Чем больше будет информации в СМИ о деятельности Наркоконтроля, о возбужденных и завершенных уголовных делах в отношении наркоторговцев, тем лучше – будут хотя бы бояться ответственности.

Поэтому на ней большой груз. И я вижу, что она работает с большим интересом и энтузиазмом. Работа отнимает у нее много времени и сил, я ее даже ругаю иногда, потому что сын остается без присмотра. Но она просто не умеет работать от и до, всегда что-то придумывает и воплощает в жизнь.

– Да, я знаю, чего стоил только конкурс «Я против наркотиков», мартовский юбилей Наркоконтроля с премьерой гимна наркополицейских Тувы: «Будь спокойна, Тува, мы тебя защитим и дурману отпор непременно дадим».

– А вы знаете, кто написал слова этого гимна?

Прорыв эскадрона– Знаю. У меня текст есть. Там написано – И. Бутова.

– Это ее мама, Ирина Петровна, моя теща. Теща со мной рассчиталась за прошлогодний отпуск. Она в прошлом году приезжала из Саратова, гостила у нас и, уезжая, сказала: «Все, зять, я напишу для тебя гимн».

И написала. Сегодня ни в одном регионе у Наркоконтроля нет своего гимна. Нет даже у федеральной службы. А у нас есть!

– Хорошо, значит, зять принял тещу, раз она ему такой ответный подарок сделала!

– Всяко было (смеется). Она, конечно, переживала, что дочь с внуком уехали так далеко от родных мест, но, погостив у нас, успокоилась.

Знаете, Лена – как декабристка: направили меня работать в Сибирь, и она, не колеблясь – за мной. Сначала я уезжал с песней «А поезд мчит меня в сибирские морозы», потом она.

А Никита по поводу того, как мы далеко от дома оказались, высказался по-мужски кратко, и тоже словами песни: «От Волги до Енисея – Рассея моя, Рассея».

Так что мне повезло: моя семья со мной, и мне даже, когда мы вместе собираемся, завидуют коллеги-руководители силовых структур, которые свои семьи сюда не привезли.

Кстати, и Саша – средний сын, тоже был у нас в Кызыле в гостях, недавно уехал, ему здесь очень понравилось.

НЕ ПРАЗДНЫЕ СЛОВА

Прорыв эскадрона– Самая главная победа вашей жизни?

– Наверное, это то, что у меня дети – правильные. Нет, не правильные, а просто – нормальные. Такие, какими и должны быть люди. Я никогда не мучился вопросами о том, что их надо спасать от пагубного влияния: алкоголя, наркотиков, от преступлений.

Не все у меня в жизни получилось, но то, что я в них вложил, то, во что я сам верю – сейчас в них.

– Ваши увлечения?

– Семья. И отдых на природе. Люблю путешествовать с семьей. Мы уже во многих местах в Туве побывали.

Пытаюсь научиться играть в шахматы так, чтобы обыгрывать Никиту. Пока не получается. Но зато я его обыгрываю в домино!

– Любимый писатель?

– Я очень люблю Гоголя. Читайте Гоголя, и вы поймете, почему в России все так неустроенно. И душу народа тоже поймете.

Из иностранных писателей мне всегда был интересен Джеймс Олдридж. Ну, а мальчишкой, конечно же, зачитывался Конан Дойлем – приключениями Шерлока Холмса.

– Полковник чего-нибудь боится?

– Да. Полковник боится того, чтобы никого ненароком не обидеть. Потому что властные полномочия очень велики и можно, как слон в посудной лавке, нечаянно повернуться и ненароком кого-то обидеть. Это страшно.

Вот та же коррупция. Когда мы занимаемся ею, то бывает просто пропагандистская кампанейщина. И походя можно обидеть того, кто абсолютно не виноват. Борьба с коррупцией – меч обоюдоострый, и он может задеть как виновного, так и невиновного. Ведь могут быть и наветы.

Прорыв эскадрона– Болит душа. Вам знакомо это чувство?

– Конечно, болит душа. За работу. Мне пытаются говорить: да, брось ты, не переживай, а я так не могу.

И за детей болит душа. За Никиту. За Сашу. Он у меня очень пытливый, задает много вопросов, многое в жизни не приемлет. Правдоискатель. И болит душа: за то, как он устроится в жизни.

– Кому вы никогда бы не подали руки?

Предателю и бездельнику. Кем бы он ни был.

– Офицерская честь – это какая-то особая честь, отличающаяся от чести штатского человека?

– Да, особая. Вдвойне. Гражданскому что-то может быть прощено, потому что он не давал присяги. А офицер дает присягу. Мы присягаем на верность Родине. А это не праздные слова.

 

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

Фото автора, Виталия Шайфулина, из личного архива А. Светличного

Пописи к фото:

 

1. Саше – 5 лет. 1961 год.

2. Дед-казак Иван Анисимович Светличный. Всегда в сапогах. Начало шестидесятых годов ХХ века. И его внук Александр во время армейской службы в Самаре.1975 год.

3. Саша с папой и мамой – Алексеем Ивановичем и Таисией Ивановной Светличными и старшим братом Володей возле своего дома на станции Абганерово. Волгоградская область, Светлоярский район. 1959 год.

4. Полковник Светличный с тувинскими школьниками – победителями республиканского конкурса публицистических сочинений «Я против наркотиков». Кызыл. 12 марта 2008 года.

5. Звучит гимн России. Главные тувинские силовики на торжественном вечере, посвященном пятилетию Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ России по Республике Тыва. Кызыл. 12 марта 2008 года.

6. Сын Никита и теща Ирина Петровна Бутова, автор слов гимна тувинского Наркоконтроля: «Будь спокойна, Тува, мы тебя защитим и дурману отпор непременно дадим!» Сентябрь 2007 года.

7.С любовью. Александр Светличный с супругой Еленой Мухталовой. Кызыл. Июнь 2008 года.

8. С любовью. Александр Светличный с супругой Еленой Мухталовой. Кызыл. Июнь 2008 года.

9.Жизнь – прекрасна! Наркотикам – нет! Александр Светличный у Енисея. 2007 год.

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 2)
Опубликовано 18 июля 2008 г.
Просмотров: 10417
Версия для печати

Также в №28:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru