газета «Центр Азии»

Суббота, 18 ноября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2009 >ЦА №12 >Секрет дома председателя

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Секрет дома председателя

Люди Центра Азии ЦА №12 (27 марта — 2 апреля 2009)

Секрет дома председателяУ лестницы, ведущей от входной двери в холл – восемь ступенек.

Он усаживается на одну из них и ждет: до двенадцати, а то и до двух ночи. Глаза слипаются, но он ни за что не уснет и не уйдет со своего поста, пока не откроется дверь и не войдет отец.

И заснет только рядом с папой, обняв и прижавшись к нему.

Легкое детское дыхание и запах волос сына – последнее, что чувствует Шолбан Кара-оол, проваливаясь в сон.

 

Ему многие отчаянно завидуют: такая карьера! В тридцать два года – Председатель Верховного Хурала, в сорок – уже Председатель Правительства Республики Тыва.

Но сам он твердо уверен, что карьера, власть, звания – не самоцель:

«В том, что кто-то это получает в полной мере, есть своя карма. Она пишется не только тобой, но и поступками, делами родителей, бабушек и дедушек, твоих предков. Это длинная история, создаваемая по крупицам через поколения.

И твоя задача – продолжить эти добрые дела. Быть ответственным перед людьми. Воспитать достойную смену. Поэтому, какую бы высокую должность ты не занимал, семья – это не второстепенное приложение к карьере, это – основа основ».

Этот секрет – о самом главном – он узнал в 32 года и тогда же начал строить дом для детей и будущих внуков. Через восемь лет коттедж был готов.

Этот дом Кара-оола у реки Серебрянки интригует многих. Но не многим открыт.

И это вполне понятно.

«Твой дом – это твоя крепость. И не каждому позволишь сюда зайти, ни каждому ты здесь открыт. Надо очень скрупулезно относиться к очагу, к которому ты приходишь уставшим. Потому что это – твой тыл, – считает Шолбан Кара-оол. – Я разумею так: если меня приглашают в дом – это знак доверия, который проявляется в том, что тебя пускают в святая святых».

Сегодня этот допуск в тыл главы Тувы – впервые в истории – получают все.

И для каждого из читателей «Центра Азии» остается выбор: как воспользоваться этой мерой доверия.

Впрочем, выбор невелик, всего два варианта.

Самый элементарный – обзавидоваться, до зубовного скрежета и сердечного приступа. Ведь это только московский гость, напросившийся в дом, был разочарован: «Я-то думал, здесь настоящие хоромы с золотом». По сегодняшним московско-засаянским меркам – это обычный коттедж средней руки, доступный человеку, весьма далекому от миллионерства. По бедным меркам Тувы – дворец.

Второй вариант сложней и конструктивней – попробовать извлечь для себя урок: а что из опыта этой семьи ты взял бы в свой личный багаж, а что категорически отмел.

Может быть, что-то и пригодится?

До дома Кара-оола добираться надо только на машине, он находится за границей Кызыла – в Кызыльском районе.

Секрет дома председателяСтоит у реки Серебрянки особняком – среди нескольких недостроенных зданий. Белый кирпич с отделкой красным. Два этажа с тремя балконами по фасаду плюс цокольный этаж.

На первом этаже в центре – овальный холл. Налево – кабинет хозяина и столовая, сообщающаяся с кухней. Направо – комнаты для родителей: мамы Ларисы Саган-ооловны, мамы и отца Шолбана Валерьевича.

Второй этаж – личные комнаты. За игровой комнатой, налево – три спальни детей, детская ванная комната. Направо – спальня родителей с ванной комнатой.

Цокольный этаж – бильярдная, налево от которой гараж и небольшой спортзал. Направо – бассейн.

На территории вокруг дома посажены сосенки и ели. За соснами, заручившись разрешением, специально ездили в выходной в балгазынский бор; за елочками, вместе с детьми – в тайгу. Хозяин горд: все до одного деревца прижились, в этом хороший знак.

Летом у дома – огород. Его сажают бабушки. Объединив усилия, они настояли: земля у дома не должна зря простаивать, а внукам нужны свои – домашние – овощи. Детям пришлось согласиться, еле-еле уговорив трудолюбивых бабушек, чтобы хоть картошку не сажали, поберегли себя.

ДРАКОН ИЗ СНА

Наша беседа начинается в просторном овальном холле первого этажа.

Высота холла – шесть метров. Белые стены, паркет пола инкрустирован тувинским орнаментом. Светлая мягкая мебель. Большой деревянный дракон.

И почему-то балкон, на который можно выйти из холла второго этажа и помахать сидящим в овальном холле ручкой.

Оказалось, что изначально на этом месте планировалось внутреннее окно, но, как это частенько бывает в процессе строительства, окно неожиданно трансформировалось в балкон, конкретное применение для которого найти было затруднительно.

Детям, ошарашенным балконом внутри здания, папа, шутя, разъяснил: «Буду выходить на него и оттачивать на вас ораторское искусство». Впрочем, для этой цели он балкон так ни разу и не использовал. Но применение ему нашли: отсюда очень удобно звать на второй этаж того, кто находится в столовой: акустика отличная.

Самую большую пользу из казуса архитектуры извлек младший член семьи Валера: с балкона очень здорово пускать с друзьями бумажные самолетики.

В камине уютно потрескивают дрова. На каминной полке – удлиненные часы и декоративная тарелка с библейским рисунком – подарок настоятеля Кызылской Свято-Троицкой церкви отца Вячеслава.

«Он к нам на Рождество приходил, – поясняет Шолбан Кара-оол. – С ним – сын Арсений и еще двадцать человек детей из воскресной школы. Колядовали. Так классно пели!

Ларисе потом пришлось вместе с Валерой и Чинчилей энциклопедию проштудировать: все о Рождестве, потому что они очень заинтересовались этим красивым обрядом».

Хозяин сам заваривает и накрывает на сервировочном столике зеленый – по желанию гостей – чай. Подбрасывает дрова в камин. И мы приступаем к вопросам и ответам.

– Шолбан Валерьевич, в феврале 2001 года – в интервью, вышедшем в газете «Центр Азии», а затем вошедшем во второй том книги «Люди Центра Азии» – вы рассказывали мне, что строите дом, который за три года не поднялся выше одного метра. Сейчас, как вижу, он поднялся намного выше.

Вы довольны тем, каким получился дом?

– Пределу совершенства нет. Сегодня я бы уже планировал его не так, не с размахом, присущим молодости, а более экономично, с учетом экологии, полезности стройматериалов. Но в 1997 году ко многим вещам отнесся не очень ответственно. Например, к согласованию проекта.

Проект, который показал руководитель строительной организации Владимир Гавриленко, мне показался красивым, необычным – с круглыми формами. Очень заинтересовал большим овальным холлом. Представил, как будет здорово, когда мы там будем всей семьей собираться.

Но сегодня, с учетом практической жизни, уже есть сомнения. К примеру, в холле – несколько окон. Они из первой пробной партии деревянных рам, выпущенных Аркадием Бузмаковым. Сегодня технологии их изготовления отточены, а в тех, первых, до совершенства было далеко. Дерево через три года высохло, появились щели, зимой, как видите – продувает. Кроме расхода тепла, огромный расход электричества.

Акустика такая, что если в зале телевизор работает, то по всему дому слышно.

В зале у нас – просто штукатурка, в других комнатах – гипсокартон. Получилось, как в термосе: летом даже холодно, в носках надо ходить.

Но какой дом есть, такой есть. И я рад, что построил его.

Вернее, не построил. Всю жизнь буду строить. И в этом моя миссия как отца: после себя оставить дом, в котором будут жить дети и дети детей. И, надеюсь, будут вспоминать меня и дальше совершенствовать родной очаг.

Секрет дома председателяСчитаю, что дом свой мужчина должен строить всю жизнь. И не только, как некое сооружение. А как постоянное укрепление традиций, семейных уз. И чем дольше сохранятся эти семейные традиции, тем больше шансов, что и ты сам сохранишься в своих потомках.

– Домами сейчас никого особенно не удивишь – многие строятся. За Саянами порой даже утомляет эта череда стандартных одинаковых коттеджей, без какой-либо индивидуальности. Причем, не только снаружи, но и внутри.

А в вашем доме есть индивидуальность?

– Да, вот об этом я как раз подумал и здесь уже не допустил ошибки. Хотелось, чтобы, когда будут приезжать мои гости, они окунулись в мир ментальности восточного человека. Хотелось заложить особый дух для будущих своих поколений.

Вот этот дракон например, мне приснился во сне. Запомнил и даже, как мог, зарисовал. А потом местные мастера сделали его из дерева.

Восточный орнамент – на полу. И на потолке. Вот видите под потолком – люстра, вокруг нее – деревянный орнамент в форме хараача – верхнего круга тувинской юрты.

И еще главное, в чем не ошибся – это выбор экологически чистого места для дома. Если небо над Кызылом зимой, к сожалению, окутано гарью и дымом, то здесь всегда видны звезды.

– Год рождения этого дома?

– В 1998 году был заключен договор, в девяносто девятом начали строительство.

В 2006 году дом был готов, и в сентябре я уже заехал сюда: понемногу осваивал пустой дом до переезда с городской квартиры семьи. В 2007 году, когда уже частично обставили мебелью детские комнаты, сюда заехала семья.

И КОРМИЛ С ЛОЖЕЧКИ

– Лариса Саган-ооловна, мужчинам это трудно понять, но я вам искренне сочувствую: содержать такой большой дом, как содержите его вы – в идеальной чистоте – непросто. У вас, конечно, есть помощница по хозяйству?

– Есть – моя племянница. Но она приходит только на два-три часа, в основном, чтобы погладить, потому что гладить я просто не успеваю. Все остальное – сама.

Когда старшая дочь училась в Кызыле, она очень мне помогала по хозяйству. Но и младшие дети к порядку приучены: свои комнаты сами содержат в чистоте.

– Семья, дети, дом забирают всю вашу жизнь – без остатка, или что-то остается для профессиональной самореализации?

– Конечно, большая часть жизни – это они. По профессии я врач, как и мои родители. К сожалению, папы Саган-оола Сарыгларовича Серена, уже седьмой год нет с нами. А мама, Тамара Сангыр-ооловна, до сих пор работает – заместителем главного врача второй поликлиники.

Я окончила Свердловский медицинский институт. Сегодня профессия выручает меня в семейных делах: если кто-то заболевает, то вся надежда на меня. По-сути я – домашний доктор.

Но круг моих интересов медициной не ограничивается. Это и книги, и дизайн, и бизнес. Надо расти вместе с детьми, не отставать от них, поэтому сейчас получаю второе образование: оканчиваю Уральский экономический университет, факультет «Государственные и корпоративные финансы».

Секрет дома председателяСамый дорогой – не в смысле денежной стоимости – подарок, который сделал вам муж?

– Это было в первый год нашей семейной студенческой жизни в Свердловске.

Свалилась с гриппом: такая высокая температура, что не могла даже подняться.

Болеть не люблю, до последнего держусь на ногах, а если сваливаюсь, значит, действительно плохо.

Шолбан тогда очень трогательно и нежно ухаживал за мной. Сначала почему-то начисто вымыл всю пустую квартиру, которую мы арендовали. Потом сварил чай, суп. Сервировал на табуретке, принес и кормил меня бульоном с ложечки.

Конечно, это была всего лишь простуда, и я не собиралась ни долго страдать, ни умирать, но сразу увидела: он по-настоящему очень беспокоится, боится, что со мной что-то случится. И именно тогда поняла: он никогда не предаст, всегда будет рядом в трудную минуту.

– И такие трудные минуты были потом в вашей семейной жизни?

– Да, были. Когда меня в роддоме уронили с кровати на живот в предродовом зале, и ребенок родился с черепно-мозговой родовой травмой…

В Кызыле была страшная буря, повалило столбы, света не было. В педиатрии кувез, в котором выхаживают новорожденных с травмами, отключился. Шолбан привез аккумуляторы, как-то через них придумал подключить кувез.

И двое суток просидел в реанимации возле него …

Шолбан Валерьевич: Наша дочка – вторая после Чинчилей – прожила всего три дня…

Это был мой грех.

МОЙ ГРЕХ

– Ваш грех? В чем же? Ведь Лариса Саган-ооловна сказала, что это была родовая травма.

– Да, травма. Но я позволил себе одну мысль, пусть мимолетную, но все равно позволил…

Еще до рождения ребенка врачи заверили: у вас будет мальчик. И даже демонстрировали: вот видите, ультразвуковое обследование показывает – мальчик. И я полностью настроился на мальчика.

Звоню в роддом, а мне говорят: «У вас родилась девочка». И первая мысль: «Как? Почему не мальчик?».

И после того, что не сразу принял известие о девочке, услышал, что ребенок в реанимации… Хотя все меня потом и успокаивали, но я сам для себя знаю: в том, что произошло, есть моя вина, ведь в жизни ничего просто так не случается.

Когда девочка умерла, старшие говорили: не принято, чтобы отец и мать хоронили несостоявшегося ребенка, его должны похоронить другие, и даже не обязательно на кладбище.

Секрет дома председателя– Я этому воспротивился. Как так – не состоявшегося? Она двое суток дышала передо мной, боролась за жизнь. И на моих глазах перестала дышать.

Лариса лежала в больнице, ее саму нужно было выхаживать.

Сам взял ребенка на руки и отвез на кладбище. Похоронил…

Потом уже обратился к тибетским ламам – у меня с ними очень хорошая дружба. И они сказали: ваша девочка вернется к вам, через два года у вас будет еще одна дочка, и имя ее будет Дензин Долгар – это буддийское женское божество. Я поверил в это, и имя уже было предрешено.

Так и получилось: родилась наша Долгармаа – очень чувствительная, нежная, тонкая – наш домашний психолог.

– А потом и сын. У ваших младших детей ведь небольшая разница в возрасте?

– Да. Долгармаа родилась в октябре 1998 года. Валера – в ноябре 2001года.

А старшая Чинчилей была нашим новогодним подарком – появилась на свет 31 декабря 1990 года.

БЫТЬ МУЖЧИНОЙ

– В семьях, где больше одного ребенка, часта проблема: споры, ссоры, даже драки. Дети делят между собой все, начиная с игрушек и кончая любовью родителей. Как вы боретесь с этой проблемой?

– Есть и такая проблема? Конечно, и у наших детей бывают споры, но откровенных перепалок, оскорблений, драк я никогда не видел и не слышал. По крайнем мере, до моего уха это не доходило.

Не знаю, что на это повлияло, но сегодня я горжусь тем, что дети у нас очень дружные и очень тактичные по отношению друг к другу.

Чинчилей, как старшая, опекает младших, называет их «дети, малыши».

Валера и Долгармаа очень привязаны друг к другу. Как только отрываются друг от друга – она остается учиться в Кызыле, а его берем с собой в поездку, Валера буквально на следующий день начитает страдать. Именно страдать: другого слова и не подберешь.

Пишет ей любовные смс-ки, а если заходим в магазин, то не себе просит что-то, а первым делом говорит: «Надо купить подарок Долгарме».

Надеюсь, они на всю жизнь это принесут.

Но одновременно меня это и настораживает: очень сильная его зависимость от сестер. Долгармаа и Валера, как будто пуповиной связаны. Сегодня она, я считаю, фактически и есть главный воспитатель моего сына. Своими словами, намеками, взглядом до какого-то времени даже руководила его ответами.

Конечно, учит и подсказывает она ему только хорошее, но у меня есть определенные опасения как у отца, который понимает: мужчина всегда должен быть и оставаться мужчиной. Даже в самом раннем возрасте.

Приходилось видеть мужчин, которые выросли в женской среде и сами стали похожими на женщин, даже полностью подчинились им. Результат: такие мужчины не в состоянии ни принимать самостоятельные решения, ни нести ответственность за свои поступки, свою семью.

Мне в детстве в этом отношении было проще: два старших брата. У нас, трех братьев, были свои мужские взаимоотношения, мужская солидарность и конкуренция.

У Валеры другая ситуация: он растет в женском окружении, а я очень хочу, чтобы он вырос с мужским характером, со своим стержнем, своим «я», вырос человеком, который может постоять за свою мать, сестер, свою будущую жену, детей.

Поэтому стараюсь усилить свое влияние на Валеру.

– Усилить влияние – как? Строгостью и наказаниями?

– Нет, не наказаниями. Я считаю, что до пять лет мальчика ни в коем случае нельзя ругать, наказывать, потому что как раз в ранние годы идет формирование личности мужчины. И ее не надо ломать.

Я это видел на примере своих друзей: традиционное кавказское воспитание – до пяти лет сына лелеют, что он хочет, то и делает. Это вариант воспитания воина я считаю более приемлемым.

Вот в этом отношении у нас с Ларисой иногда бывали споры. Она считала необходимым наказать, поругать за какие-то проступки, я же доказывал, что это не всегда оправдано.

ОТШЛЁПАЛА МОКРЫМ ПОЛОТЕНЦЕМ

– А какие наказания у вас приняты, Лариса Саган-ооловна? В угол ставите или ремень используете?

Нет. Никогда! Могу их лишить чего-то: любимой игры, просмотра мультфильмов, встречи с друзьями. Но физические наказания – никогда.

Хотя было – единственный раз в жизни, когда старшая дочь в пять лет потерялась. Секрет дома председателяЧинчилей играла во дворе, я дома стирала. Началась пыльная буря, я выскочила за ней – нет нигде.

Мы с Шолбаном все соседние дворы обежали, чего только не передумали: жили тогда на улице Красных партизан, рядом Енисей. Два с половиной часа искали, уже в милицию хотели звонить.

Потом девочка показала: а они вон в том подъезде в резинку играют. И я, как бегала по улицам с мокрым полотенцем, так Чинчи по попе этим полотенцем и шлепнула. Один раз. Потому что она насмерть нас перепугала.

– Чинчи – это ласковое домашнее имя? А как вы уменьшительно зовете младших?

– Доли и Валя. Но папа сопротивляется такому домашнему имени сына, потому что оно – женского рода.

Папа для Валеры – непререкаемый авторитет. Они вместе ходят и на борьбу, и на карате, и на футбол. Вместе и на стрельбище ездят.

Папа приходит с работы поздно – в десять-одиннадцать вечера. Валера ни за что не ляжет спать, не дождавшись его. Если папа едет из командировки, до двух часов ночи будет сидеть на лестнице и ждать.

И засыпает он только рядом с ним. Если перенести ночью в свою кроватку, он просыпается и идет искать папу. Ему постоянно надо чувствовать его рядом.

У нас была договоренность: исполнится семь лет, он станет большим и на следующий день будет спать один – в своей комнате. И вот после дня рождения – 27 ноября – Валера спрашивает меня: «Как ты думаешь, я ведь еще не очень вырос? Папа разрешит мне и сегодня переночевать с ним?»

Папа разрешил?

Шолбан Валерьевич, улыбаясь: Разрешил. Так и спим рядом, обнявшись.

Фото Виталия Шайфулина

(Окончание в №13 от 3 апреля)

Фото:

1. Семья на лестнице своего дома. Шолбан Кара-оол с женой Ларисой и детьми – Валерой и Долгармой. Старшая дочь Чинчилей – на учебе в Москве. 18 января 2009 года.

2. Дом председателя.

3. Дракон, приснившийся во сне.

4. На кухне: вам чай зеленый или черный?

5. Люстра с деревянным орнаментом в форме хараача – верхнего круга тувинской юрты.

6. Бумажный самолетик для сына.

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 25)
Опубликовано 28 марта 2009 г.
Просмотров: 16427
Версия для печати

Также в №12:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru