газета «Центр Азии»

Пятница, 22 сентября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2009 >ЦА №37 >Стратегический чум

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Стратегический чум

Люди Центра Азии ЦА №37 (18 — 24 сентября 2009)

Стратегический чумВ Туве еще живы люди, которые родились в чумах и провели в них свое детство.

Но сегодня это жилище – уже история.

Даже редкие оленеводы Тоджи, продолжающие жить жизнью предков, уже давно не используют при своих перекочевках со стадами оленей традиционное жилище, а живут, как туристы – в палатках.

 

Увидеть настоящий чум можно только во время традиционных праздников животноводов – в качестве экзотического выставочного экспоната, неизменно привлекающего внимание горожан.

Да еще в зале второго этажа Национального музея Республики Тыва, где он соседствует с другими традиционными жилищами наших предков – юртой и русской избой.

Зимний чум, крытый оленьими шкурами, с берестяной посудой и всей утварью, которую традиционно изготавливали и использовали в обиходе оленеводы Тоджи – работа общественного консультанта музея Сундуй-оола Арандола.

О чем и свидетельствует расположенная рядом грамота «за самобытность», полученная им в 2003 году во время республиканского Наадыма.

Стратегический чумРуки мастера универсальны: они умеют выделывать шкуры, резать по дереву, изготавливать посуду из бересты, шить одежду и обувь из кожи, плести прочнейшие веревки из конского волоса и без проблем возвести из жердей островерхое жилье – чум. Крытый кожей – для зимы и

берестой – для лета.

Полным комплектом воссозданного в первозданном виде образа жизни оленеводов Сундуй-оол Монгушевич удивил участников второго Международного конгресса по этнической психологии «Степная цивилизазия-2009», проводимого в августе на озере Дус-Холь.

При этом и сам облачился в первозданную одежду: белые куртку, штаны и сапоги из кожи. И даже, для полноты картины, сидя на пороге своего чума, вооружился трубкой, хотя в жизни не курит.

Похожий чум, только меньшего размера, стоит и в Кызыле – во дворе дома по улице Шевченко, где живет с внуками столичный пенсионер, увлекшийся воссозданием традиционного быта оленеводов.

В домашнем чуме любят играть ребятишки, да и спится тут гораздо крепче, чем в доме.

В этом сооружении мы и беседуем с мастером-чумоводом.

Из юрты – в чум, из чума – в дом

– Сундуй-оол Монгушевич, а вам самому приходилось прежде жить в чуме?

– Да, в детстве. Только недолго.

Родился-то я в юрте, в 1942 году. Родом из Улуг-Хемского кожууна.

В 1949 году наша семья разорилась, отец не смог справится с планом, по сути – многочисленными налогами. И мы лишились скота, пришлось продать и юрту, потому что перевозить ее стало не на ком. И отец соорудил жилье бедняка – чум из бересты, почти, такой, как у меня сейчас во дворе стоит.

Но в чуме в детстве я жил недолго – одно лето, а потом мы уже переехали в рабочий поселок. Сначала, пока отец строил дом, мы жили в землянке, ну а потом уже в доме. Раньше как-то все тувинцы очень быстро Стратегический чумнаучились русские дома строить и лучше строили, чем сейчас.

– А как вы научились, шить одежду, делать традиционную утварь?

– Когда мы разорились, отец делал домашнюю утварь – туески, бурдюки, корытца – для того, чтобы обменивать на еду и кормить семью. А я, еще мальчишкой, внимательно наблюдал за его работой, учился у него.

А шить научился, потому что мама очень рано умерла, мне было тогда девять лет. Тогда, в начале пятидесятых годов, трудно было купить новые вещи, да и жили мы небогато, вот и пришлось еще в детстве научиться работать иглой, чтобы самому чинить свою одежду, обувь.

И это умение сейчас очень пригодилось: сам выделываю шкуры, очищаю их от меха и из кожи шью настоящую традиционную одежду оленеводов, шапки, обувь.

А в 1978 году начал работать заместителем директора мебельной фабрики по народно-художественным промыслам, и там, наблюдая за мастерами, тоже многому научился.

Остаток феодализма

– А с традиционным образом жизни тувинцев-тоджинцев вы когда столкнулись?

– В 1966 году. Окончил в Кызыле кооперативное училище Респотребсоюза, и меня отправили в Тоджинский район продавцом. Потом, уже заочно, закончил Иркутский кооперативный техникум.

На Тоджде познакомился с Марией, мы поженились. Восемь лет я там прожил, потом с женой переехал в Кызыл. Отец жены был Героем Социалистического Труда: Эрестол Даржаа, единственный герой-охотник Стратегический чумТувы. Мы с тестем были очень дружны, и в течение двадцати лет постоянно ходили на охоту в тайгу.

Однажды в глухой тайге мы с тестем наткнулись на заброшенные берестяные чумы, очень старые, думаю, им было не меньше пятидесяти лет. На меня тогда эта встреча с прошлым большое впечатление произвела.

Давно, еще до присоединения Тувы к Советскому Союзу, в тайге жили многие семьи, а потом всех стали принудительно оттуда переселять в села. Вот и остались в тайге эти заброшенные чумы, как памятники прошлого.

Тесть рассказывал: людей буквально гнали из тайги, заставляли переселяться в поселки – к больницам, магазинам, сельсоветам. Многие – с детьми, с оленями, скарбом – убегали из сел, не хотели там жить, но их все равно заставляли, возвращали обратно.

Люди не успокаивались: пытались чумы во дворах своих новых домов поставить, а начальники приказывали их убирать, ругали: «Хороший дом тебе построили, а ты еще что-то хочешь?» Чум запрещали, как «остаток феодализма», так его начальство называло.

Чумами, кстати, пользовались не только тоджинцы, но и тувинцы из других районов, это было жилье для бедных семей, которые не могли позволить себе юрту. Из-за своей нищеты они были вынуждены строить чумы, покрытые берестой или корой лиственницы.

Из кожи, коры, брезента и полиэтилена

– В таком берестяном чуме жил в детстве Салчак Тока, он упоминает о нем в своей книге «Слово арата».

– Да, только он в своей книге пишет, что они в берестяном чуме круглый год жили, а это правдой быть не может: никто в берестяном чуме зимой не жил. Щели же между берестой, никак его не протопить, замерзнешь в нем. Если жерди хотя бы корой лиственницы, ели покрывать, то можно зимой жить, не замерзнешь, а в берестяном – никак.

В Национальном музее зимний чум тоже был раньше берестой покрыт, но я долго убеждал: это исторически неверно. И добился, сделал им правильный чум, покрытый кожей. В таком никогда не замерзнешь в любые морозы.

Стратегический чумВ этом очень помог Монгуш Борахович Кенин-Лопсан, поддержал меня: если уж сохранять жилище оленеводов для истории, то все, до мелочей, должно быть правильно.

– А вы сами в таком правильном кожаном чуме жили, когда охотились с тестем в тайге?

– Нет, мы с ним в облегченных чумах жили, накрывали жерди брезентом. Разводили внутри костер и не мерзли. Сейчас охотники уже и брезент не используют, делают временные «одноразовые» чумы из плотного полиэтилена.

– А такой полиэтиленовый чум не опасен, он не сгорит?

Если все сделать правильно, не опаснее, чем обычный чум, наоборот – полиэтилен от дыма крепче становится. Сейчас брезент не используют: он дорогой и тяжелый. А кожаные чумы из шкур давно уже не делают.

– То есть умение сделать настоящий чум практически потеряно?

– Получается, что так. В 2003 году на республиканском Наадыме впервые я поставил чум с учетом всех традиций и особенностей. Меня даже грамотой наградили «за самобытность».

Потом этот чум музей купил. Правда, они только часть моей утвари поставили в экспозицию, не все выставили.

– Сложно построить настоящий чум?

– Если умеешь, несложно, но нужно знать, что и как делается. Перед тем, как выставить большой чум, я долго готовился. Вот этот маленький чум, в котором мы сейчас сидим, был как бы эскизом: примеривался, как сделать, сколько материала уйдет.

На большой чум почти пятьдесят жердей необходимо. Используют, в основном, лиственницу, очень распространенное в тайге дерево.

– А как правильно сидеть в чуме, у каждого же свое место?

– Конечно, так же как в юрте. Мужчины сидят слева от входа, женщины – справа, в центре – хозяин. В маленький «малосемейный» чум пять человек поместится, а в большом человек пятнадцать может отлично разместиться.

Исчезающие слова

Стратегический чум– Я вижу, что это увлечение немало труда требует: весь двор, сарай у вас заполнен шкурами, берестяной посудой, деревянными седлами для оленей, веревками из конского волоса, одеждой из кожи.

Зачем вы всем этим занимаетесь?

– Хочется, чтобы наши потомки не забывали своих корней, свою историю. Иногда обидно становится: иностранцы больше интересуются нашими традициями, особенностями, национальным колоритом, чем наши собственные дети и внуки.

Очень много забытых слов. Даже старики уже не помнят, как по-тувински называется некоторая утварь, составные части чума, например – заглушка отверстия для выхода дыма.

Слова исчезают, а вместе с ними и история, культура.

Я не призываю всех переезжать в чумы, но то, как раньше жили люди, надо знать.

Радует, что в школах начали к этому проявлять интерес. Для пятой школы Кызыла сделал маленький игровой чум, но вся утварь там, как настоящая.

Для школы в Монгун-Тайге чум сделал. Тувинский университет тоже хочет установить у себя экспозицию с чумом.

В следующем году хочу поехать в тайгу и сфотографировать те самые старые чумы, которые уже еле-еле стоят с несколькими жердями. Надо их запечатлеть, пока совсем не упали.

Нужно знать, как жили твои предки, во всем мире люди к этому тянутся.

Все-таки сохранять историю своего народа – это стратегически важная задача любого общества.

Фото автора

Фото:

2. Чум, построенный Сундуй-оолом Арандолом. 11 августа 2009 года. Озеро Дус-Холь.

3. Тесть Сундуй-оола Арандола Герой Социалистического Труда Эрестол Даржаа, герой-охотник из тоджинской тайги, много рассказывал зятю о прошлой жизни. 1985 год.

4. В этом чуме у костра всегда тепло. В руках мастера аяк – деревянная пиала.

5. Полная экипировка оленевода. Одежда и обувь из оленьих шкур сшита руками Сундуй-оола Арандола.

6. У порога чума.

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 8)
Опубликовано 18 сентября 2009 г.
Просмотров: 15096
Версия для печати

Также в №37:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru