газета «Центр Азии»

Суббота, 18 ноября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2014 >ЦА №6 >Хажитма Кашпык-оол. Дать жизнь

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Хажитма Кашпык-оол. Дать жизнь

Люди Центра Азии ЦА №6 (21 — 27 февраля 2014)

Хажитма Кашпык-оол. Дать жизньВосемьдесят девять лет живет на свете Хажитма Тарачиевна Кашпык-оол. И пятьдесят из них – с геройским званием.

Нет, она не совершала выдающихся подвигов и замечательных открытий, орденом и званием «Мать-героиня» отмечен главный подвиг женщины – материнский. Это звание было присвоено ей указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 апреля 1964 года, в удостоверении – подпись Леонида Брежнева. А в 2009 году на груди Хажитмы Кашпык-оол засияла еще одна материнская награда – медаль «Мать-героиня Республики Тыва», которой она была удостоена согласно указу председателя правительства республики Шолбана Кара-оола.

2014 год – год столетнего юбилея единения России и Тувы, и это столетие, без малого, вместилось в жизнь нашей мамы. Хажитма Кашпык-оол – одна из тех самоотверженных женщин, чья жизнь была посвящена постоянному труду, семье и детям.

Двенадцать детей родила она, и сегодня у нее 27 внуков и 38 правнуков. И это – ее конкретный вклад в историю республики, в которой в 1931 году, согласно первой переписи населения, проживало 82 тысячи 200 человек, а по данным последней переписи 2010 года – 307 тысяч 930.


Приданое – в Красный обоз для Красной Армии


Хажитма Тарачиевна Кашпык-оол появилась на свет 15 апреля 1925 года на чабанской стоянке в юрте в верховье реки Саглы в местечке Сай-Оруу, на территории нынешнего Овюрского района Республики Тыва.

Ее мама Кысындай из рода куулар дала жизнь девяти детям. Отец – Лагба из рода ооржак – носил прозвище Кара-Дарга – Чёрный начальник, он управлял арбаном, так называлась административно-территориальная единица, соответствующая десяти дворам-хозяйствам. Он занимался не только скотоводством, но и полевыми работами, приобщая к ним земляков. Выращивал пшеницу, ячмень, просо, производил муку. Урожай хранил в полевых амбарах, следы которых сохранились до сих пор.

Зерно по-тувински – тараа, и местные жители дали земледельцу еще одно прозвище: Тарачын – Зерновой человек. Это прозвище моего деда сохранилось в отчестве его дочери Хажитмы и ее братьев, сестер. Кроме брата Комбуя, получившего отчество Чээнекеевич от вырастившего его родственника, в бездетную семью которого отдали мальчика на воспитание, как было принято у тувинцев.

Хажитма Кашпык-оол. Дать жизньЛетом 1936 года в местечке Сегээ, в районе нынешнего села Хандагайты, работала полевая школа для всех желающих освоить грамоту. Хажитма с увлечением училась в ней и показала такое старание, что ее направляли в настоящую постоянно действующую школу в Чадан. Там она окончила пять классов.

Пять классов школы в то время считалось очень высоким образованием для девушки в Тувинской Народной Республике. Когда Хажитма окончила школу, ее – семнадцатилетнюю – как самую грамотную среди женщин и, вдобавок, активистку революционного союза молодежи назначили руководить женским советом сумона (сельского совета) Берт-Даг Тес-Хемского кожууна (района). Это общественное поручение она выполняла с 1942 по 1945 год, в суровое время Великой Отечественной войны, когда маленькая Тувинская Народная Республика всем, чем только могла, помогала большому Советскому Союзу победить фашизм.

По всей республике собирали скот, теплые вещи, продукты для отправки в СССР. Хажитма тоже сделала свой вклад, сдав в фонд помощи фронту личный скот, который ей при рождении был выделен из семейного стада и должен был стать ее приданным при замужестве: пять коров, двух лошадей, десяток овечек и коз. А еще – несколько пар собственноручно сшитых меховых рукавиц.

Грамотная девушка аккуратно заполняла список: что сдал каждый берт-дагский арат – скот, шерсть, шкуры, теплые вещи, продукты, деньги в валюте Тувинской Народной Республики – акша, золотые и серебряные кольца, серьги, серебряные браслеты. Одни сами привозили подарки для Красной Армии в село Берт-Даг, к другим надо было ехать верхом на дальние стоянки.

Мама рассказывала: зимой в пути было страшновато, в те годы волков развелось много. Но с ней был надежный добровольный помощник Кашпык-оол – отличный охотник и меткий стрелок, с ним она меньше опасалась волков. Вместе работая для победы, они так сдружились, что стали мужем и женой.

Подарки для фронта Хажитма и Кашпык-оол вместе с односельчанами собирали в Красный обоз и везли за тридцать километров в районный центр – село Самагалтай. Там формировался уже общий районный Красный обоз до Кызыла, откуда тувинская помощь фронту двигалась за границу – в Советский Союз.


Брат Комбуй, воскресший из мёртвых


В годы Великой Отечественной войны в крошечном селе Берт-Даг даже было создано свое военизированное ополчение. Местом сбора по учебной тревоге была поляна вблизи начальной школы, открытой в 1941 году.

Для занятий ополченцы сумона собирались у пожарной вышки в местечке Кара-Тал на правой стороне реки Тес-Хем. Тренировал их отставной солдат Тувинской народно-революционной армии Марчын-оол Чооду. Копали учебные окопы, учились ходить строем, осваивали приемы рукопашной схватки, сражались деревянными саблями и мечами. Зимой ходили в лыжные походы. А еще стреляли по мишеням. Хажитма отличилась меткостью и получила значок «Ворошиловский стрелок».

Она считала себя вполне подготовленной к сражениям и в 1943 году, когда тувинским добровольцам было разрешено вступать в ряды Красной Армии, стала проситься на фронт. Но отец, чье слово было законом, не разрешил, сказал: «Война – не для молоденьких девушек. Достаточно того, что на фронт идет твой брат Комбуй, он – военный человек и готов к битвам».

Комбуй Ооржак, старший брат Хажитмы, родившийся в 1918 году, с 1940 года служил в Тувинской народно-революционной армии, имел звание сержанта. Он отправился воевать с фашистами в числе двухсот шести добровольцев-кавалеристов под командованием командира эскадрона Тюлюша Кечил-оола, которых 1 сентября 1943 года торжественно провожали из Кызыла на фронт.

После этого от Комбуя пришло два письма. Их Хажитма с гордостью за старшего брата читала землякам, проводя агитационную работу в помощь фронту. Больше писем не приходило, а потом пришло известие о смерти. Погиб 3 февраля 1944 года – эти данные сохранились и в государственном архиве Республики Тыва.

Но сообщение о смерти было ошибкой. Комбуй Ооржак, командир второго отделения пулеметного взвода старшего лейтенанта Сата Бурзекея, был ранен во время боя в очень сильно укрепленном фашистами районе близ украинского города Дубно.

Помню рассказ об этом дяди, я тогда был школьником, а он приезжал к нам в гости. Дядя Комбуй вспоминал: пошли в конную атаку, пули свистят, а кавалеристы-тувинцы вперед несутся, сами падают, и лошади под ними падают. Его лошадь тоже убили, он вскочил на другую, бегущую без всадника, поскакал дальше. А потом – темнота.

Очнулся ночью и увидел, что лежит среди мертвых. К нему подполз раненный русский лейтенант и протянул гранату, молча показав налево, откуда к ним приближались огни. Думали, что это фашисты, и собирались не сдаваться: подорвать и себя, и их. Но оказалось, что это наши санитары, которые искали раненых.

Потерявшего много крови кавалериста доставили в госпиталь города Киева. В этом госпитале он встретился с земляком, уроженцем Ак-Тала, неоднократным чемпионом Тувинской Народной Республики по борьбе хуреш Бегзи-Хуураком Тонгаком. После выздоровления они самостоятельно прибыли в Москву, где заблудились и долго бродили по городу, пытаясь найти посольство Тувинской Народной Республики и пХажитма Кашпык-оол. Дать жизньолучить распоряжения: как им дальше быть? Ведь тувинского кавалерийского эскадрона в рядах Красной Армии больше не существовало: в марте сорок четвертого было принято решение командования об отправке тех, кто остался в живых, на родину – в ТНР.

Странных блуждающих военнослужащих задержал патруль, заподозрив в дезертирстве. Разобравшись, что оба задержанных – иностранные граждане, их доставили в посольство Тувинской Народной Республики. Там Комбуй и Бегзи-Хуурак узнали радостную весть: отдельного государства Тувинская Народная Республики больше не существует, 11 октября 1944 года она добровольно вошла в состав СССР на правах автономной области России.

Воскресший из мертвых Комбуй и его товарищ были отправлены домой. И после войны он не расставался с погонами. Уже в звании майора работал начальником Овюрского, Дзун-Хемчикского, Тес-Хемского районных отделов милиции. Среди наград – орден Отечественной войны второй степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», «Орден труда» ТНР, восемь медалей. Комбуй Чээнекеевич Ооржак и его супруга Клавдия Тангытовна вырастили восемь детей.

Комбуй Чээнекеевич ушел из жизни в 1985 году, похоронен в селе Самагалтай.


Перекочёвки


Мои предки по линии отца традиционно для кочевников меняли стоянки и пастбища в зависимости от времени года. С девятнадцатого века зимовали в местечке Чанчын-Тей у реки Тес-Хем на территории нынешнего Тес-Хемского района, а лето проводили у подножья хребта Танну-Ола в сегодняшнем Тандинском районе. Места эти очень красивые, богаты могучими кедрами, обильны орехами, зверьем, рыбой, ягодами, полезными травами и целебными источниками.

Во время весенних и осенних перекочевок на лошадях, волах, верблюдах пересекали труднопроходимые хребты Танну-Ола, перегоняя весь скот с зимнего на летнее стойбище и обратно, в том числе и верблюдов. Диву даешься, как эти сугубо степные животные проходили по такой сложной таежной высокогорной тропе на высоте двух тысяч метров над уровнем моря, пересекали бурные реки, а затем спускались к озеру Чагытай и вытекающей из него речке Мажалык.

Бабушка Хорлуу, мама отца, вспоминала, как в 1945 году, когда она рожала своего последнего – седьмого – ребенка, в их аал – несколько юрт на одном кочевье – заехали русские путники. Роды были трудными, ведь роженице исполнился уже сорок один год, но закончились благополучно: на свет появился сын. Отец мальчика, наш дед Энге, дал ему имя Орус-оол – Русский-мальчик, в честь русских гостей, приезд которых сочли добрым знаком.

В том же сорок пятом году одновременно с сыном, у Хорлуу и Энге появился и внук Саган-оол – первый ребенок их сына Кашпык-оола и невестки Хажитмы. Он родился восьмого марта, родители дали имя в честь тувинского писателя Олега Саган-оола.

26 октября 1946 года у молодых супругов родилась дочь Оржуймаа, 21 января 1948 года – я. Родился смуглым, но получил имя Сарыг-оол – Жёлтый-мальчик. Так родители назвали меня в честь тувинского писателя Степана Сарыг-оола. 7 сентября 1949 года родилась вторая девочка – Оюмаа.

Эти четверо детей получили свидетельства о рождении в сельсовете села Берт-Даг Тес-Хемского района, это село указано как место рождения и в наших паспортах. На самом же деле все мы родились в юртах, в разных местах родовых отцовских кочевий, по которым мама передвигалась вместе с отцом. Я, например, появился на свет в местечке Чанчын-Тей, где много облепихи, вблизи реки Тес-Хем.

Следующие восемь детей родились уже в селе Балгазын Тандинского района. Дело в том, что, несмотря на заслуги мамы на трудовом фронте в годы войны и брата-добровольца, молодую семью в колхоз не принимали. В Тес-Хеме не забывали о том, что муж Хажитмы – из когда-то зажиточной семьи, его дедушка Дакпа имел звание чангы – правителя сумона. В народе его прозвали Моолдаар-чангы – Чангы, говорящий по-монгольски. Несколько родственников – Шаравии, Сырат, Ойдупаа – были арестованы за это.

На семейно-родовом совете было решено перебираться в русское поселение и там искать поддержки. В начале 1951 года наши родители первыми двинулись в Балгазын. За ними потянулись и другие родственники.


Осёдлая жизнь


ЭХажитма Кашпык-оол. Дать жизньтот зимний путь через перевал Калдак-Хамар с четырьмя детьми и всем скотом был для отца и мамы последней большой перекочевкой. В селе Балгазын началась для них новая – оседлая – жизнь.

Мои родители сдали вступительный пай – 150 овец, 15 лошадей, 9 верблюдов – и в 1951 году вступили в колхоз «Пламя революции». Вначале верблюдов не принимали, ссылаясь на то, что они – животные нестандартные, но потом взяли.

Дом в селе Балгазын построили сами. Чтобы заготовить строительный лес для дома, надо было поработать на колхозной пилораме. За отцом закрепили семь лошадей с санями, на которые загружали спиленные бревна. Лошади были очень умные, обученные, они с грузом самостоятельно возвращались из тайги без сопровождения людей.

В колхозе, а затем в совхозе «Пламя революции» Хавыя Энгеевич Кашпык-оол работал чабаном, а его супруга Хажитма Тарачиевна – помощницей чабана.

В шестидесятые годы в зимний сезон практиковали пасти овец вахтовым способом, выезжали на чабанские стоянки посменно. Напарником у отца был русский односельчанин Кандауров. Он заметил, что отец рано утром пил только тувинский чай с молоком и уходил на пастбище до обеда. Однажды Кандауров решил перенять опыт Кашпык-оола и тоже ограничился чаем. Но через пару часов, проголодавшись, прискакал обратно и больше так не поступал. Напарники часто, смеясь, вспоминали этот случай, и Кандауров все удивлялся: как это тувинцам удается так долго держаться только на чае?

Отец был чабаном-передовиком, его портрет висел на Доске почета в Кызыле. А в 1975 году он получил особую награду: ему разрешили купить автомашину «Москвич-412». В то время новый автомобиль невозможно было приобрести в личное пользование в свободной продаже, нужно было специальное разрешение. Такое разрешение по ходатайству директора совхоза Ольги Чуевой было дано передовику Хавыя Кашпык-оолу – первому в Балгазыне.

Папа очень радовался, но покататься на новеньком «Москвиче» ему пришлось недолго: машина прибыла в село в конце мая, а 26 июня 1975 года его не стало – порок сердца. Мама трудилась в совхозе до пенсии – до 1979 года.


Впряглись в сани вместо коней


Хажитма Кашпык-оол. Дать жизньВ Балгазыне, уже не в юрте, а в сельской больнице, мама родила восемь детей: в 1951 году – Солан-оола, в пятьдесят третьем – Александра, в пятьдесят пятом – Вячеслава, в пятьдесят седьмом – Семёна, в пятьдесят восьмом – Сергея, в шестидесятом – Геннадия, в шестьдесят втором – Светлану. Последний, двенадцатый, ребенок – Михаил – появился на свет в 1965 году.

Хорошо помню февральскую ночь пятьдесят седьмого года: у мамы начались схватки, нужно было срочно везти ее в больницу, а лошади – далеко, в конюшне. Тогда отец и я, девятилетний, впряглись в сани вместо лошадей и повезли роженицу в больницу, благо она находилась недалеко от дома. Так 12 февраля 1957 года родился Семён Кашпык-оол – будущий первый секретарь Обкома комсомола Тувинской АССР.

Ни один из двенадцати сыновей и дочек не умер в младенчестве, всех мама выходила, все детские болезни вылечила, в том числе и народными средствами. Я родился слабым ребенком, постоянно простужался, в два года, кочуя с родителями, серьезно заболел, кашлял, не переставая. Тогда отец, отличный охотник, отправился в тайгу и добыл волка, а мама сварила его мясо и поила меня горячим волчьим бульоном. Волчьим мясным супом она в профилактических целях кормила и старших детей, говоря, что это баранина.

Но одна потеря в семье была: в Балгазыне в 1957 году умер шестилетний Солан. Играя на крыше овечьей кошары, он упал с нее, спасти мальчика не удалось.


Выполненный наказ


Одиннадцать детей подняли на ноги отец и мама, всем дали образование. Задумываясь об их жизни, понимаю: они выполнили наказ, который дал в 1955 году первый секретарь Тувинского обкома КПСС Салчак Калбакхорекович Тока.

Случившееся в том году поразило меня до глубины детской души: на нашей летней стоянке приземлился вертолет! Салчак Тока, прилетевший на вертолете к лучшим животноводам колхоза «Пламя революции», прибыл не с пустыми руками: привез кинофильм, который показали прямо под открытым небом. И всех нас, детей чабанов и скотников, лично оделил подарками: конфетами, рублями для покупки книг, тетрадей для школы. Помню слова, которые он говорил при этом: «Все вы обязательно должны стать образованными людьми».

В 1956 году, когда я пошел в первый класс, в Балгазыне была только начальная школа, в которой русские и тувинские дети учились вместе. Моей первой учительницей была Татьяна Феролонтовна Исакова, в замужестве – Сергеева. Она помогала мне освоить русский язык, что очень пригодилось в дальнейшей учебе: в восьмилетней школе-интернате села Владимировка, а затем – в Омске, в Сибирском автодорожном институте, который окончил в 1972 году.

Хажитма Кашпык-оол. Дать жизньМама в своих постоянных заботах и хлопотах всегда находила время, чтобы проконтролировать наши школьные занятия. Если отец, приобщая нас к охотничьему делу, говорил, что кормить нас будет родная тайга, то мама не соглашалась с ним и утверждала, что основа для будущего детей – учеба.

Всех школьников она заранее готовила к первому сентября: сама шила ученические сумки, строгала счетные палочки для первоклассников. Очень добрая, но строгая в отношении учебы, она могла и наказать за школьные упущения. Однажды наказала четырнадцатилетнюю Оржуйму: заперла ее в амбаре для зерна за то, что не решила задачу по математике и получила двойку. Оржуймаа потом с улыбкой вспоминала об этом случае: в амбаре она хорошо подумала и с тех пор аккуратно решала все заданные на дом задачи.

Так же старались и другие братья и сестры Кашпык-оолы. Из одиннадцати детей четверо получили профессии инженеров, трое – врачей, двое – водителей. Плюс юрист и делопроизводитель.

Мама обладала особым качеством – стремлением всем помочь. В детстве ее ласково называли дузааргакпай – помогалкой. И взрослой она осталась такой же. Она гостеприимно привечала в Балгазыне всех родственников и просто незнакомых путников, следующих в южные районы, ведь гостиницы в селе не было. Все находили в нашем доме и ночлег, и ужин. А утром никого не отпускали без гостинцев: картошка, мука, мясо – то, чем были богаты.

Когда мои однокурсники по Сибирскому автодорожному институту – братья-альпинисты Владимир и Александр Омельченко – остановились у нас в доме по пути в Кунгуртуг, мама с отцом приняли их, как родных: накормили тувинской бараниной, кровяной колбасой – ханом, снабдили запасом мяса в дорогу. Потом ребята много рассказывали в институте о гостеприимстве моих родителей, а я гордился ими.


Хитрая корова и яичный заработок


С такой же ответственностью, как к нашей учебе, мама относилась и к домашнему хозяйству. Наш аккуратный дом с огородом не раз становился победителем конкурса «За лучший двор», ежегодно проводимом в Балгазыне сельским советом, депутатом которого мама избиралась дважды.

В личном хозяйстве у нас были коровы, свиньи, куры и даже индюки. Особую славу в Балгазыне получила корова Марта, родившаяся в Международный женский день – восьмого марта 1973 года. Марта давала много молока и была очень сообразительной: умела открывать любую калитку и заходить в любой двор. Соседи постоянно жаловались на нее и пытались перехитрить умную корову. Но ничего не помогало. Сделают защелку с веревкой – корова дергала ее ртом, заменят веревку кольцом – прокручивала его рогами.

Куры наши приносили яйца и летом, и зимой. В теплое время они неслись, где попало: в коровнике, в огороде, на сеновале и даже на чердаке. Эти чердачные яйца, которые не могла найти мама, становились законной добычей ребятишек. Мы отыскивали их и несли в сельский продуктовый магазин, там за одно яйцо нам давали пять копеек – большие деньги по тому времени. Тратили их на сласти, а чаще – на билеты в кино.

Однажды вот так – на яичный заработок – отправился с братьями в клуб, не выполнив свою обязанность – не наколов дров. Мама отыскала нас и, не разрешив досмотреть фильм, выгнала из зала, отправив доделывать работу. Очень было досадно, но сейчас понимаю, что мама правильно делала, с ранних лет внушая нам главный закон жизни: к труду надо относиться ответственно.

В семье трудились все: и родители, и дети. Отец часто брал меня, маленького, в колхозный цех – катать валенки для домашних. Катать валенки лично для себя колхозникам разрешали только по ночам. Хлеб и пироги в русской печке, как научили ее соседки, мама пекла тоже ночами, днем на это не было времени – надо было выполнять колхозную работу. Пшеницу мололи при помощи ручной каменной мельницы, доставшейся родителям от их предков, она и сейчас как реликвия сохранилась в семье.

Дома обрабатывали кожу, изготавливали конское снаряжение – арканы, плети, вожжи, обрабатывали молоко, из него по традиционным тувинским рецептам получали сметану, сыр, масло. У русских односельчанок мама научилась ухаживать за огородом, солить капусту, и овощи были большим подспорьем для многодетной семьи.

Никто из нас, детей, без дела не сидел. Помогали отцу очищать зимники от навоза, работали в сенокосных бригадах, зарабатывая колхозные трудодни. В свободное время ловили сусликов, а осенью сдавали их шкуры в сельпо. На полученные деньги покупали школьные принадлежности, учебники. Однажды вырученных нами за сусликов денег хватило даже на железную кровать. Когда принесли ее домой, родители не могли нарадоваться.

Летние каникулы мы постоянно проводили с родителями на чабанской стоянке. Когда им надо было отлучиться по делам, они спокойно оставляли нас, детей, следить за скотом и хозяйством. Знали, что все будет в порядке, сыновья и дочери приучены к труду.


Историческая госшвеймашина


Хажитма Кашпык-оол. Дать жизньСегодня нас осталось шестеро: пять братьев и сестра, остальные в разное время ушли из жизни.

Сестра Оюмаа по профессии – юрист. Брат Вячеслав – педиатр, кандидат медицинских наук, Сергей – подполковник милиции в отставке, Геннадий – подполковник полиции, Александр – профессиональный водитель большегрузных автомашин, я – полковник ФСБ в отставке.

Мама наша живет с внучкой Мариной Кашпык-оол в своей квартире в Кызыле. До 2013 года, когда ее подкосил инсульт, она не могла усидеть без дела и всем нам по мере своих сил старалась помочь, поддержать, как помогала и поддерживала всю жизнь. Сейчас она передвигается с помощью родных только на коляске, но ее улыбка и добрые слова продолжают поддерживать нас, ведь все мы остаемся детьми, пока живы наши мамы.

Кроме детей, двадцати семи внуков и тридцати восьми правнуков у Хажитмы Тарачиевны Кашпык-оол есть еще одна ценность – ручная швейная машинка, которая с детства кочевала вместе с ней. На этой машинке она девочкой училась шить, на ней строчила в военные годы теплые вещи для фронта, затем обшивала всю свою большую семью: от рубашки до шубы.

На машинке выбиты серия и номер: NE 377080. Такие машинки на основе машинок «Зингер», но под маркой «Госшвеймашина» выпускались в СССР на подольском заводе с 1923 по 1931 год. Судя по надписям на корпусе маминой машинки – «GOSCHVEIMACHINA» и «USSA» – ее экземпляр – экспортный, а попал он в Тувинскую Народную Республику из СССР именно в период между двадцать третьим и тридцать первым годами.

Значит, это историческая машинка – ровесница родившейся в 1925 году мамы. И она до сих пор – в прекрасном состоянии: работает безотказно. На ней шьет сестра Оюмаа, мама уже не может. Но и сейчас, когда она видит эту машинку, ее правая рука, которая еще может двигаться, тянется к ручке, чтобы крутить колесо, как она крутила его всю свою жизнь, проведенную в труде и заботах о тех, кому она сама дала жизнь.


 Фото Ай-Кыс Маспык-оол и из личного архива Сарыг-оола Кашпык-оола.

Очерк Сарыг-оола Кашпык-оола «Дать жизнь» войдёт пятьдесят пятым номером в пятый том книги «Люди Центра Азии», который выйдет в свет в июле 2014 года – к столетнему юбилею единения России и Тувы, столетию города Кызыла.


Фото:

 1. Четыре поколения. В центре – Хажитма Кашпык-оол, слева от нее правнук Дамдин-Суу Дамдын, справа – внучка Марина Кашпык-оол.Стоят слева направо сын Сарыг-оол Кашпык-оол, дочь Оюмаа Начын, сын Геннадий Кашпык-оол. Сидят правнук Александр Начын с правнучкой Александрой Чакар на руках, внук Сагаан Кашпык-оол. Республика Тыва, Кызыл, 13 февраля 2014 года. Фото Ай-Кыс Маспык-оол.

2. Наша бабушка Кысындай из рода куулар, годы жизни: 1886–1965. Тувинская АССР, Тандинский район, село Балгазын, 1962 год.

3. Доброволец-кавалерист, участник Великой Отечественной войны Комбуй Ооржак, сын Кысындай, старший брат Хажитмы Кашпык-оол. 1944 год.

4. Хажытма Кашпык-оол с детьми. Слева от нее Александр и Саган-оол, на руках – Семён, справа Оржуймаа с Вячеславом, за спиной – Сарыг-оол и Оюмаа. Тувинская автономная область, село Балгазын, 1958 год.

5. Первоклассники сельской начальной школы. В центре учительница Татьяна Исакова, в замужестве – Сергеева. Второй справа от неё – Сарыг-оол Кашпык-оол, четвертый – его двоюродный брат Маадыр-оол Монгальбии. В третьем ряду третья слева двоюродная сестра Сарыг-оола Кашпык-оола Роланда Монгальбии. Тувинская автономная область, село Балгазын, 1956 год.

6. Почетная грамота Президиума Верховного Совета СССР, удостоверяющая присвоение звания «Мать-героиня», хранится в семье в специальной рамочке. Правнук Дамдин-Суу Дамдын со своей геройской прабабушкой Хажитмой Кашпык-оол. Республика Тыва, Кызыл, 13 февраля 2014 года. Фото Ай-Кыс Маспык-оол.

7. Восьмидесятидевятилетняя Хажитма Кашпык-оол со своей надежной ровесницей – швейной машинкой марки «Госшвеймашина», в экспортом варианте «GOSCHVEIMACHINA» отправленном из СССР в Тувинскую Народную Республику. Республика Тыва, Кызыл, 13 февраля 2014 года. Фото Ай-Кыс Маспык-оол.



Сарыг-оол КАШПЫК-ООЛ, третий по старшинству из двенадцати детей, рожденных Хажитмой Кашпык-оол. kashpyk@yandex.ru Литературный редактор – Надежда АНТУФЬЕВА.

 (голосов: 4)
Опубликовано 21 февраля 2014 г.
Просмотров: 18115
Версия для печати

Также в №6:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru